«Мы вы­сту­па­ем за рас­ши­ре­ние Сов­беза ООН»

Пост­пред РФ при от­де­ле­нии ор­га­ни­за­ции в Же­не­ве Ген­на­дий Га­ти­лов — об уре­гу­ли­ро­ва­нии в Си­рии и вза­и­мо­дей­ствии с за­пад­ны­ми кол­ле­га­ми

Izvestia - - Первая страница - Ека­те­ри­на Пост­ни­ко­ва

Рос­сия вы­сту­па­ет за рас­ши­ре­ние Сов­беза ООН за счет раз­ви­ва­ю­щих­ся стран Азии, Аф­ри­ки и Ла­тин­ской Аме­ри­ки, од­на­ко об­щий со­став ор­га­на не дол­жен пре­вы­шать 20 участ­ни­ков. Об этом в ин­тер­вью «Из­ве­сти­ям» за­явил по­сто­ян­ный пред­ста­ви­тель РФ при от­де­ле­нии ООН в Же­не­ве Ген­на­дий Га­ти­лов. Он под­черк­нул, что да­же че­рез 20 лет по­сле на­ча­ла раз­го­во­ров о ре­фор­ме Сов­беза кон­сен­су­са по это­му во­про­су до­стичь не уда­лось. Ди­пло­мат так­же рас­ска­зал о со­зда­нии Кон­сти­ту­ци­он­но­го ко­ми­те­та по Си­рии, вы­во­де войск США из этой стра­ны и о том, как се­бя чув­ству­ет рос­сий­ская де­ле­га­ция на оонов­ской пло­щад­ке в Же­не­ве.

Вы за­ни­ма­е­те долж­ность пост­пре­да при ООН в Же­не­ве с 1 фев­ра­ля 2018 го­да. На неко­то­рых меж­ду­на­род­ных пло­щад­ках (от Со­ве­та Ев­ро­пы до ОЗХО) в этом го­ду си­ту­а­ция скла­ды­ва­ет­ся не в поль­зу Моск­вы. Как об­сто­ят де­ла в Же­не­ве? В це­лом здесь рос­сий­ская де­ле­га­ция чув­ству­ет се­бя вполне ком­форт­но. Хо­тя, ко­неч­но, в этом го­ду важ­ные дра­ма­ти­че­ские со­бы­тия не обо­шли и же­нев­скую пло­щад­ку. Мы то­же стал­ки­ва­ем­ся с ан­ти­рос­сий­ски­ми вы­па­да­ми, и преж­де все­го это ка­са­ет­ся кон­фе­рен­ции по разору­же­нию, где не­ко­то­рые де­ле­га­ции пы­та­лись рас­кру­тить по­ли­ти­зи­ро­ван­ные те­мы, ко­то­рые не име­ют от­но­ше­ния к ман­да­ту кон­фе­рен­ции. Это и «си­рий­ская хи­мия», и се­ве­ро­ко­рей­ские сю­же­ты, и пре­сло­ву­тое «де­ло Скри­па­лей». К со­жа­ле­нию, не­ко­то­рые на­ши за­пад­ные кол­ле­ги — в первую оче­редь США и Ве­ли­ко­бри­та­ния — пы­та­лись уве­сти ра­бо­ту разору­жен­че­ско­го фор­ма­та в сто­ро­ну.

Тем не ме­нее мы под­дер­жи­ва­ли ра­бо­чие кон­так­ты и с ни­ми, и прак­ти­че­ски со все­ми осталь­ны­ми де­ле­га­ци­я­ми, до­би­ва­ясь то­го, что­бы сни­зить гра­дус бес­смыс­лен­ной по­ле­ми­ки. Мно­гие де­ле­га­ции по­ни­ма­ют и при­ни­ма­ют на­шу по­зи­цию: да­же ес­ли по ка­ким-ли­бо при­чи­нам они не мог­ли го­во­рить об этом пуб­лич­но, в ку­лу­а­рах опре­де­лен­но вы­ска­зы­ва­лись про­тив по­ли­ти­за­ции фо­ру­ма.

Под­во­дя итог, ска­жу, что мы ра­бо­та­ли чест­но и стре­ми­лись объ­еди­нить на­ших парт­не­ров на ос­но­ве кон­струк­тив­но­го диа­ло­га.

О ВЗА­И­МО­ДЕЙ­СТВИИ С США

Рос­сия ак­тив­но и по­сле­до­ва­тель­но от­ста­и­ва­ет ра­бо­ту в мно­го­сто­рон­них фор­ма­тах на ос­но­ва­нии норм меж­ду­на­род­но­го пра­ва. США, на­про­тив, все ча­ще скло­ня­ют­ся к то­му, что­бы ре­шать во­про­сы в дву­сто­рон­нем по­ряд­ке. В ито­ге на меж­ду­на­род­ной арене стал­ки­ва­ют­ся два диа­мет­раль­но про­ти­во­по­лож­ных под­хо­да. Как в этом слу­чае Москве и Ва­шинг­то­ну най­ти об­щий зна­ме­на­тель?

Есть це­лый ряд про­блем, ко­то­рые мож­но ре­шить толь­ко кол­лек­тив­ны­ми сред­ства­ми при уча­стии все­го меж­ду­на­род­но­го со­об­ще­ства. Это преж­де все­го нерас­про­стра­не­ние ору­жия мас­со­во­го уни­что­же­ния (ОМУ), пробле­ма тер­ро­риз­ма, во­про­сы транс­гра­нич­ных гу­ма­ни­тар­ных ка­та­строф. Ис­клю­чи­тель­но на дву­сто­рон­ней ос­но­ве их ре­шать невоз­мож­но. Мы вы­сту­па­ем за то, что­бы в ос­но­ве уре­гу­ли­ро­ва­ния ле­жал Устав ООН. Мы счи­та­ем непри­ем­ле­мы­ми дей­ствия в об­ход меж­ду­на­род­но­го пра­ва, а так­же двой­ные стан­дар­ты, в том чис­ле в от­но­ше­нии со­блю­де­ния прав че­ло­ве­ка. Для нас прин­ци­пы Ор­га­ни­за­ции Объ­еди­нен­ных На­ций незыб­ле­мы и уни­вер­саль­ны.

Бе­з­услов­но, це­лый ряд во­про­сов мо­жет ре­шать­ся в кон­тек­сте дву­сто­рон­них от­но­ше­ний, од­на­ко это не долж­но при­во­дить к мар­ги­на­ли­за­ции ООН.

За по­след­ний год США по­ки­ну­ли сра­зу несколь­ко пло­ща­док в си­сте­ме ор­га­ни­за­ции, при этом по­сте­пен­но со­кра­щая фи­нан­си­ро­ва­ние оонов­ских фор­ма­тов. На­сколь­ко ощу­ти­мы эти по­те­ри?

Я счи­таю, что это некон­струк­тив­ный под­ход. Для ре­ше­ния об­щих меж­ду­на­род­ных про­блем стра­ны, на­про­тив, долж­ны объ­еди­нить­ся.

Что ка­са­ет­ся фи­нан­си­ро­ва­ния, то здесь су­ще­ству­ют опре­де­лен­ные правила и схе­мы. Есть шка­ла обя­за­тель­ных взно­сов, ко­то­рую утвер­жда­ет Ге­не­раль­ная Ас­сам­блея. По­ста­нов­ка во­про­са об од­но­сто­рон­нем со­кра­ще­нии обя­за­тель­но­го фи­нан­си­ро­ва­ния ка­кой-ли­бо стра­ной недо­пу­сти­ма — за это преду­смот­ре­ны штраф­ные санкции в ви­де ли­ше­ния пра­ва го­ло­са. Ко­гда же речь за­хо­дит о доб­ро­воль­ных взно­сах, то их раз­ме­ры за­ви­сят ис­клю­чи­тель­но от во­ли стран-участ­ниц. Бе­з­услов­но, от­каз круп­но­го до­но­ра, ка­ко­вым яв­ля­ют­ся США, от доб­ро­воль­но­го фи­нан­си­ро­ва­ния нега­тив­но по­вли­я­ет на ра­бо­ту неко­то­рых ор­га­ни­за­ций си­сте­мы ООН.

Тем не ме­нее не сто­ит дра­ма­ти­зи­ро­вать си­ту­а­цию. Несмот­ря на гром­кие за­яв­ле­ния о вы­хо­де из ООН, на­до от­ме­тить, что США все же не под­верг­ли кар­ди­наль­но­му пе­ре­смот­ру фи­нан­си­ро­ва­ние же­нев­ских ор­га­ни­за­ций.

О РЕ­ФОР­МЕ ООН

На­сколь­ко се­год­ня ре­аль­но и свое­вре­мен­но ре­фор­ми­ро­ва­ние ор­га­ни­за­ции?

Этот во­прос вполне за­ко­но­ме­рен, посколь­ку с мо­мен­та ее со­зда­ния по­ме­ня­лись ре­а­лии меж­ду­на­род­ной по­ли­ти­ки, да и са­ма ООН ак­тив­но раз­ви­ва­ет­ся. Из­ме­не­ния долж­ны прой­ти та­ким об­ра­зом, что­бы ра­бо­та ор­га­ни­за­ции ста­ла эф­фек­тив­нее и со­от­вет­ство­ва­ла те­ку­щей об­ста­нов­ке, воз­ни­ка­ю­щим но­вым за­да­чам.

Ко­гда го­во­рят о ре­фор­ме ООН, вспо­ми­на­ют в первую оче­редь Со­вет Без­опас­но­сти и ва­ри­ан­ты его рас­ши­ре­ния. Этот во­прос яв­ля­ет­ся пред­ме­том острой дис­кус­сии на про­тя­же­нии уже двух де­сят­ков лет. Су­ще­ству­ют две про­ти­во­по­лож­ные по­зи­ции: од­на груп­па стран на­ста­и­ва­ет на том, что­бы в СБ по­яви­лись но­вые по­сто­ян­ные ме­ста, а вто­рая счи­та­ет, что это непри­ем­ле­мо и что на­до рас­ши­рить чис­ло толь­ко непо­сто­ян­ных чле­нов. В ито­ге раз­но­гла­сия по это­му фун­да­мен­таль­но­му во­про­су не поз­во­ля­ют най­ти при­ем­ле­мое ре­ше­ние.

К ка­кой из этих групп от­но­сит­ся Рос­сия?

Мы вы­сту­па­ем за рас­ши­ре­ние СБ в поль­зу глав­ным об­ра­зом раз­ви­ва­ю­щих­ся стран Азии, Аф­ри­ки и Ла­тин­ской Аме­ри­ки. При этом нель­зя, что­бы Сов­без стал слиш­ком аморф­ным и раз­ду­тым. По­это­му для нас при­ем­лем ва­ри­ант, при ко­то­ром чис­ло участ­ни­ков не силь­но пре­вы­ша­ло бы 20 стран. Еще один прин­ци­пи­аль­но важ­ный мо­мент — пра­во ве­то по­сто­ян­ных чле­нов. Мы счи­та­ем этот ин­стру­мент важ­ным при ра­бо­те над сба­лан­си­ро­ван­ны­ми ре­ше­ни­я­ми и от­ста­и­ва­нии по­зи­ций мень­шин­ства, а по­то­му не при­ем­лем по­пыт­ки неко­то­рых стран огра­ни­чить дей­ствие это­го ин­стру­мен­та.

Ко­неч­но, оп­ти­маль­ным бы­ло бы най­ти кон­сен­сус по ре­фор­ме Сов­беза, но по­ка та­ко­го ва­ри­ан­та не про­смат­ри­ва­ет­ся. Од­но из­вест­но на­вер­ня­ка: нель­зя до­пу­стить, что­бы по­пыт­ки сде­лать СБ бо­лее пред­ста­ви­тель­ным ска­за­лись на его ра­бо­то­спо­соб­но­сти.

ОБ УРЕ­ГУ­ЛИ­РО­ВА­НИИ В СИ­РИИ

В ян­ва­ре на сме­ну спец­по­слан­ни­ку ООН по Си­рии Стаф­фа­ну Де Ми­сту­ре при­хо­дит Гейр Пе­дер­сен. На­сколь­ко важ­ную роль во всем си­рий­ском уре­гу­ли­ро­ва­нии иг­ра­ет по­сред­ник ООН и че­го ожи­да­ет рос­сий­ская сто­ро­на от Гей­ра Пе­дер­се­на?

В по­след­ние дни ухо­дя­ще­го го­да по ча­сти си­рий­ско­го уре­гу­ли­ро­ва­ния про­изо­шли важ­ные со­бы­тия. В Же­не­ве про­шли кон­суль­та­ции глав МИД стран аста­нин­ско­го про­цес­са со Стаф­фа­ном Де Ми­сту­рой. Дис­кус­сия на встре­че про­хо­ди­ла в от­кро­вен­ной ат­мо­сфе­ре, при этом ос­нов­ной те­мой бы­ло со­зда­ние кон­сти­ту­ци­он­ной ко­мис­сии. Наш ми­нистр Сер­гей Лав­ров и его кол­ле­ги из Ира­на и Тур­ции пред­ста­ви­ли в ООН со­став это­го ор­га­на. Мы счи­та­ем это важ­ным ша­гом в сто­ро­ну по­ли­ти­че­ско­го уре­гу­ли­ро­ва­ния в Си­рии, посколь­ку этот спи­сок был со­гла­со­ван с Да­мас­ком и си­рий­ской оп­по­зи­ци­ей.

Од­на­ко в ООН, к со­жа­ле­нию, не со­гла­си­лись с этим со­ста­вом, и мы не со­всем по­ни­ма­ем, чем мо­ти­ви­ро­ва­на вы­жи­да­тель­ная по­зи­ция ор­га­ни­за­ции. Увы, окон­ча­тель­но­го ре­ше­ния при­ня­то не бы­ло. Тем не ме­нее ра­бо­та на­хо­дит­ся на за­вер­ша­ю­щей ста­дии, и ес­ли не до кон­ца ны­неш­не­го го­да, то, на­де­ем­ся, в на­ча­ле 2019-го со­став ко­мис­сии бу­дет со­гла­со­ван. А это уже поз­во­лит пе­рей­ти к по­ли­ти­че­ско­му уре­гу­ли­ро­ва­нию с об­суж­де­ни­ем кон­сти­ту­ции стра­ны.

Это ста­нет глав­ной за­да­чей но­во­го спец­по­слан­ни­ка ООН по Си­рии Гей­ра Пе­дер­се­на. Рас­счи­ты­ва­ем, что, опи­ра­ясь на уже до­стиг­ну­тые ре­зуль­та­ты, он за­вер­шит ра­бо­ту над со­зда­ни­ем Кон­сти­ту­ци­он­но­го ко­ми­те­та, на­ла­дит кон­струк­тив­ные от­но­ше­ния со все­ми сто­ро­на­ми кон­флик­та.

Пра­виль­но я по­ни­маю, что спи­сок кон­сти­ту­ци­он­ной ко­мис­сии бу­дет до­пол­нен в со­от­вет­ствии с по­зи­ци­ей ООН?

В Же­не­ве бы­ло услов­ле­но, что ра­бо­та бу­дет про­дол­же­на. На­сколь­ко со­став бу­дет скор­рек­ти­ро­ван и бу­дет ли во­об­ще, ста­нет яс­но по­сле даль­ней­ших кон­так­тов. Мы ис­хо­дим из то­го, что в том ви­де, в ко­то­ром мы его пред­ста­ви­ли сов­мест­но с Тур­ци­ей и Ира­ном, он удо­вле­тво­ря­ет все сто­ро­ны кон­флик­та. И это еди­ная по­зи­ция всех трех га­ран­тов.

Со­зда­ние ко­ми­те­та про­хо­дит на фоне но­во­стей о вы­во­де войск США из Си­рии. На­сколь­ко бла­го­при­ят­но это ре­ше­ние и, глав­ное, на­сколь­ко оно га­ран­ти­ро­ва­но?

На этот счет по­сту­па­ют про­ти­во­ре­чи­вые сиг­на­лы. Ре­аль­ный вы­вод войск (ес­ли это про­изой­дет) — бе­з­услов­но, шаг в пра­виль­ном на­прав­ле­нии. Од­на­ко на­до по­смот­реть, на­сколь­ко за­яв­ле­ние Ва­шинг­то­на бу­дет со­от­вет­ство­вать ре­аль­но­сти. Нель­зя за­бы­вать, что США на­хо­дят­ся в Си­рии неза­кон­но — их при­сут­ствие там не обу­слов­ле­но ни ре­ше­ни­ем Со­ве­та Без­опас­но­сти, ни при­гла­ше­ни­ем офи­ци­аль­но­го Да­мас­ка. Необ­хо­ди­мо, что­бы вы­вод войск не был об­став­лен ка­ки­ми-то усло­ви­я­ми, ко­то­рые в ито­ге све­ли бы эти гром­кие за­яв­ле­ния на нет. По­это­му здесь я был бы осто­ро­жен в про­гно­зах.

Гер­ма­ния за­яв­ля­ла, что го­то­ва участ­во­вать в вос­ста­нов­ле­нии Си­рии по­сле со­зда­ния ко­мис­сии. Что из­ме­нит­ся в по­ли­ти­ке ев­ро­пей­ских стран и США в САР, ко­гда формат на­ко­нец бу­дет за­пу­щен?

Хо­те­лось бы на­де­ять­ся, что по­сле это­го от­но­ше­ние за­пад­ных стран транс­фор­ми­ру­ет­ся в по­ло­жи­тель­ную сто­ро­ну. Не­ко­то­рые из них пуб­лич­но, да и в хо­де на­ших за­кры­тых кон­так­тов да­ва­ли по­нять, что бы­ли бы го­то­вы пе­ре­смот­реть свое уча­стие в ре­кон­струк­ции Си­рии. Но при этом они под­чер­ки­ва­ли, что от­прав­ной точ­кой долж­но стать со­зда­ние Кон­сти­ту­ци­он­но­го ко­ми­те­та. И те­перь, ко­гда фор­ми­ро­ва­ние это­го ор­га­на близ­ко, а по­ли­ти­че­ский про­цесс по­лу­ча­ет но­вый мощ­ный им­пульс, хо­те­лось бы, что­бы на­ши за­пад­ные парт­не­ры за­ня­ли в этом плане но­вую по­зи­цию. Го­то­вы ли они отой­ти от сво­их пред­взя­тых и по­ли­ти­зи­ро­ван­ных под­хо­дов и на­чать ока­зы­вать ре­аль­ную по­мощь всем си­рий­цам? За этим на­до бу­дет вни­ма­тель­но на­блю­дать.

С уче­том по­ло­жи­тель­ной ди­на­ми­ки в Си­рии и ста­би­ли­за­ции об­ста­нов­ки в боль­шей ча­сти стра­ны на­ста­ло вре­мя, ко­гда это­му про­цес­су на­до ока­зы­вать все­сто­рон­нее со­дей­ствие. В Же­не­ве мы на­стой­чи­во про­во­дим эту мысль, пы­та­ясь во­влечь оонов­ские гу­ма­ни­тар­ные ор­га­ни­за­ции как в во­про­сы ре­кон­струк­ции, так и в воз­вра­ще­ние си­рий­ских бе­жен­цев.

Ра­нее ста­ло из­вест­но, что Тур­ция вво­дит войска про­тив курд­ских фор­ми­ро­ва­ний на се­ве­ре Си­рии. Сей­час по­сту­пи­ла ин­фор­ма­ция о том, что опе­ра­ция на во­сто­ке Ев­фра­та от­кла­ды­ва­ет­ся. Учи­ты­вая, что кур­ды — пол­но­прав­ный участ­ник си­рий­ско­го диа­ло­га, как рас­це­ни­ва­ет эти ша­ги Рос­сия?

Ис­хо­дим из то­го, что курд­ский во­прос — очень чув­стви­тель­ная те­ма во всей по­ли­ти­че­ской мо­за­и­ке Си­рии. Де­я­тель­ность Тур­ции на се­ве­ре стра­ны — вре­мен­ное яв­ле­ние, ко­то­рое свя­за­но с обес­по­ко­ен­но­стью во­про­са­ми нац­без­опас­но­сти и в первую оче­редь с тер­ро­ри­сти­че­ской угро­зой. Не бу­дем су­дить, на­сколь­ко эта обес­по­ко­ен­ность обос­но­ван­на. Мы зна­ем, что Ан­ка­ра за­яв­ля­ет о пол­ной под­держ­ке тер­ри­то­ри­аль­но­го су­ве­ре­ни­те­та Си­рии, и не ви­дим ос­но­ва­ний не до­ве­рять этой по­зи­ции. Тур­ция име­ет про­тя­жен­ную гра­ни­цу с САР, а по­то­му у нее есть опре­де­лен­ные ос­но­ва­ния ре­а­ги­ро­вать на угро­зы соб­ствен­ной без­опас­но­сти, осо­бен­но ес­ли они со­дер­жат при­зна­ки тер­ро­риз­ма.

Курд­ский во­прос ва­жен для со­хра­не­ния си­рий­ской го­су­дар­ствен­но­сти и по­сле­ду­ю­щей ста­би­ли­за­ции в ре­ги­оне. А по­то­му необ­хо­ди­мо до­стичь та­ко­го ре­ше­ния, ко­то­рое поз­во­ли­ло бы жить пред­ста­ви­те­лям всех кон­фес­сий в ми­ре и со­гла­сии. А это воз­мож­но толь­ко че­рез диа­лог.

Рос­сий­ская сто­ро­на за­яв­ля­ла о пла­нах кон­тро­ли­ро­вать пе­ре­дви­же­ние ту­рец­ких войск в стране. Как Рос­сия пла­ни­ру­ет это де­лать?

Мы вни­ма­тель­но сле­дим в це­лом за раз­ви­ти­ем во­ен­но-по­ли­ти­че­ской си­ту­а­ции в Си­рии. И курд­ский во­прос яв­ля­ет­ся пред­ме­том на­ше­го вни­ма­ния. Что ка­са­ет­ся от­сле­жи­ва­ния, то это опре­де­лять на­шим во­ен­ным экс­пер­там.

НЕ­КО­ТО­РЫЕ ДЕ­ЛЕ ГАЦИИ ПЫ­ТА­ЛИСЬ РАС­КРУ­ТИТЬ ПО ЛИТИЗИРОВАННЫЕ ТЕ­МЫ. ЭТО И «СИ­РИЙ­СКАЯ ХИ­МИЯ», И СЕ­ВЕ­РО­КО­РЕЙ­СКИЕ СЮЖЕ ТЫ, И ПРЕ­СЛО­ВУ­ТОЕ «ДЕ­ЛО СКРИ­ПА­ЛЕЙ». НА­ШИ ЗА­ПАД НЫЕ КОЛ­ЛЕ­ГИ  В ПЕРВУЮ ОЧЕ­РЕДЬ США И ВЕЛИКО БРИТАНИЯ  ПЫ­ТА­ЛИСЬ УВЕ СТИ РА­БО­ТУ РАЗОРУЖЕНЧЕ СКОГО ФОР­МА­ТА В СТО­РО­НУ

| Getty Images | Anadolu Agency

Москва счи­та­ет необ­хо­ди­мым ре­фор­ми­ро­ва­ние глав­ной меж­ду­на­род­ной ор­га­ни­за­ции

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.