Серд­ца се­ме­рых

Как жи­вет­ся в но­вой се­мье си­ро­там из Ка­ли­нин­гра­да

Izvestia - - Первая страница - Бо­рис Клин

Се­ме­ро си­рот из Ка­ли­нин­гра­да, в ап­ре­ле 2017 го­да бро­шен­ных опе­ку­на­ми из-за ма­лень­ких по­со­бий, уже год жи­вут в но­вой се­мье. Ре­бя­ти­шек, оси­ро­тев­ших за свою жизнь уже два­жды, из Моск­вы вер­ну­ла ад­ми­ни­стра­ция ре­ги­о­на. Глав­ным прин­ци­пом по­ис­ка но­вых ро­ди­те­лей был под­бор лю­дей, го­то­вых стать для этих де­тей на­сто­я­щи­ми ма­мой и па­пой, рас­ска­за­ла «Из­ве­сти­ям» упол­но­мо­чен­ный по пра­вам ребенка в Ка­ли­нин­град­ской об­ла­сти Ири­на Тка­чен­ко. По ее сло­вам, имен­но в се­мье ка­ли­нин­град­цев Та­тья­ны и Сер­гея Хри­пун­ко­вых, у ко­то­рых те­перь 22 ребенка, де­ти смог­ли рас­крыть­ся и на­ко­нец-то по­ве­рить в се­бя.

«Из­ве­стия» на­ве­сти­ли ре­бят в их но­вом до­ме, что­бы узнать, как за год изменилась их жизнь.

От Ка­ли­нин­гра­да до Со­вет­ска при­мер­но 120 км. Го­род по рос­сий­ским мас­шта­бам неболь­шой — все­го 30 тыс. жи­те­лей.

До июня 2017 го­да се­мья Хри­пун­ко­вых жи­ла в сво­ем двух­этаж­ном до­ме на окра­ине Со­вет­ска. На тот мо­мент у них бы­ло все­го трое при­ем­ных де­тей. С по­яв­ле­ни­ем еще се­ме­рых ре­бят об­ласт­ные вла­сти вы­де­ли­ли се­мье дру­гой дом — трех­этаж­ный. Та­кие по­строй­ки мест­ные жители на­зы­ва­ют «немец­ки­ми», по­то­му что воз­ве­де­ны они бы­ли еще до вхож­де­ния Ка­ли­нин­град­ской об­ла­сти в со­став СССР по окон­ча­нии Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны.

С этим «немец­ким» до­мом у Хри­пун­ко­вых свя­за­ны осо­бен­ные вос­по­ми­на­ния: имен­но с него и на­ча­лась исто­рия их при­ем­ной се­мьи.

— Здесь ко­гда-то рас­по­ла­гал­ся при­ют, — рас­ска­зы­ва­ет «Из­ве­сти­ям» Та­тья­на Хри­пун­ко­ва. — Од­на­жды мы с му­жем про­хо­ди­ли ми­мо и об­ра­ти­ли вни­ма­ние на объ­яв­ле­ние: «Тре­бу­ют­ся лю­ди с от­зыв­чи­вым серд­цем». Я го­во­рю: «Се­ре­жа, да­вай зай­дем, узна­ем, кто же это та­кие — лю­ди с от­зыв­чи­вым серд­цем».

В при­юте Хри­пун­ко­вым рас­ска­за­ли о па­тро­на­те, разъ­яс­ни­ли, как это ра­бо­та­ет на прак­ти­ке. — Се­ре­жа дол­го не ре­шал­ся, по­то­му что при­нять чу­жо­го ребенка в се­мью — это дей­стви­тель­но слож­но, — про­дол­жа­ет Та­тья­на. — Тем бо­лее ко­гда мы про­хо­ди­ли кур­сы при­ем­ных ро­ди­те­лей, в ос­нов­ном рас­смат­ри­ва­ли не по­ло­жи­тель­ные при­ме­ры, а про­блем­ные. Но все же мы ре­ши­ли, что возь­мем в се­мью си­рот.

В при­хо­жей нас встре­ча­ет бе­ло­снеж­ная са­мо­ед­ская лай­ка Ас­соль — де­ти зо­вут ее по-про­сто­му, Ась­кой. Лю­бо­пыт­ная и лас­ко­вая, она тот­час подходит, что­бы го­сти ее по­гла­ди­ли. По­лу­чив свою пор­цию за­слу­жен­но­го при­вет­ствия, Ас­соль про­во­жа­ет нас до кух­ни.

22 РЕБЕНКА

На ку­хон­ной по­лоч­ке рас­став­ле­ны мно­го­чис­лен­ные ди­пло­мы, по­лу­чен­ные детьми. В спе­ци­аль­ном фу­тля­ре — ор­де­на «Ро­ди­тель­ская сла­ва» ма­мы и па­пы. Здесь же — гра­мо­та «По­чет­ная се­мья» от му­ни­ци­па­ли­те­та и ста­ту­эт­ки же­ни­ха и неве­сты.

— Эти фи­гур­ки — на­ша с му­жем са­мая до­ро­гая на­гра­да! Де­ти сле­пи­ли их и по­да­ри­ли нам на 35-ле­тие сов­мест­ной жиз­ни, — объ­яс­ня­ет Та­тья­на.

Цен­ность по­дар­ка еще и в том, что имен­но за­ня­тия ру­ко­де­ли­ем, до­маш­ним тру­дом и спло­ти­ли та­ких раз­ных де­тей Хри­пун­ко­вых. И тех, что уже бы­ли в се­мье, и тех, кто при­шел чуть бо­лее го­да на­зад.

— Слож­но бы­ло в пер­вое вре­мя, ко­гда се­ме­ро но­вень­ких толь­ко-толь­ко по­яви­лись, — про­дол­жа­ет хра­ни­тель­ни­ца до­маш­не­го оча­га. — Бы­ва­ло, де­ти ру­га­лись меж­ду со­бой: «Эта мне сест­ра, а эта не сест­ра». Очень по­вез­ло, что у нас со­сед­ка есть, всю жизнь в дет­ском до­ме твор­че­ства про­ра­бо­тав­шая. Она как раз на пен­сию вы­шла и пред­ло­жи­ла нам по­мочь с детьми за­ни­мать­ся. Пред­став­ля­е­те, ру­ко­де­лие всех так силь­но увлек­ло, что ме­ста ссо­рам про­сто не оста­лось.

На «сво­их» и «при­ем­ных» здесь не де­лят. На во­прос, сколь­ко же все­го де­тей у Хри­пун­ко­вых, Та­тья­на и Сер­гей с гор­до­стью от­ве­ча­ют: «22». Со­всем ско­ро все они со­бе­рут­ся у но­во­год­ней ел­ки.

— В про­шлом го­ду на Но­вый год у нас бы­ло пред­став­ле­ние, це­лый спек­такль с де­ко­ра­ци­я­ми. И в этом го­ду, на­де­юсь, бу­дет ве­се­ло, — улы­ба­ет­ся Та­тья­на. — Мы укла­ды­ва­ем де­тей в шесть ве­че­ра, а в де­вять бу­дим и пол­но­чи ку­ро­ле­сим. Кто-то ска­жет, что так встре­чать Но­вый год не очень пе­да­го­гич­но, но у нас все­гда так — хло­пуш­ки, пе­тар­ды, са­лют.

«МА­МА! МА­МА!»

Хри­пун­ко­вы — опыт­ные при­ем­ные ро­ди­те­ли. Но с се­мью си­ро­та­ми, от ко­то­рых неожи­дан­но от­ка­за­лись их опе­ку­ны, бы­ло слож­но да­же им.

— Мы обыч­но при­хо­дим к ре­бен­ку и го­во­рим: «Пой­дешь к нам в го­сти? Да­вай зна­ко­мить­ся!» А тут мы к ним при­шли, они нас в 14 глаз со всех сто­рон и оце­ни­ва­ют, не спе­шат, — вспо­ми­на­ет Та­тья­на.

Вто­рич­ное си­рот­ство на­нес­ло де­тям се­рьез­ную пси­хо­ло­ги­че­скую трав­му, счи­та­ют Хри­пун­ко­вы.

— Це­лый ме­сяц мы в дет­дом к ним ез­ди­ли, что­бы по­дру­жить­ся, по­зна­ко­мить­ся. Два-три ра­за в неде­лю при­ез­жа­ли, по­ка не ста­ли на­хо­дить об­щий язык, — рас­ска­зы­ва­ет Сер­гей.

В кон­це кон­цов от­но­ше­ния ста­ли на­ла­жи­вать­ся.

— Ма­лы­ши еще в дет­ском до­ме Зе­ле­но­град­ска ста­ли на­зы­вать нас ма­мой и па­пой. Стар­шая де­воч­ка бы­ла очень осто­рож­ной — она нас при­зна­ла, ес­ли так мож­но вы­ра­зить­ся, че­рез три ме­ся­ца. Стар­ший дол­го на­зы­вал нас «те­тя Та­ня», «дя­дя Се­ре­жа». Но и он од­на­жды от­та­ял. Пом­ню, вдруг бе­жит ко мне и кри­чит: «Ма­ма! Ма­ма!» — вспо­ми­на­ет Та­тья­на.

Се­ме­рых де­тей, два­жды оси­ро­тев­ших за свою ко­рот­кую жизнь, Хри­пун­ко­вы взя­ли к се­бе ис­клю­чи­тель­но по соб­ствен­но­му же­ла­нию и ни ра­зу не по­жа­ле­ли об этом.

— Мы с Се­ре­жей ве­че­ром смот­ре­ли тот са­мый ре­пор­таж о бро­шен­ных в Москве си­ро­тах из Ка­ли­нин­гра­да. Сов­мест­ное ре­ше­ние воз­ник­ло сра­зу. Ко­неч­но же, мы осо­знан­но пред­ло­жи­ли свои кан­ди­да­ту­ры для опе­ки, — уве­ря­ет Та­тья­на.

По ее сло­вам, в том, что стар­шие де­ти под­дер­жат это ре­ше­ние, она не со­мне­ва­лась ни се­кун­ды.

СТАР­ШИЕ ПО­МО­ГА­ЮТ

Раз­го­вор за ча­ем на­едине с ро­ди­те­ля­ми за­кан­чи­ва­ет­ся. Та­тья­на и Сер­гей зо­вут де­тей — они чин­но за­хо­дят на кух­ню и рас­са­жи­ва­ют­ся за длин­ным сто­лом, устав­лен­ным тор­та­ми, кон­фе­та­ми, пи­рож­ны­ми.

Го­во­рим о том, как с та­ким ко­ли­че­ством ре­бя­ти­шек справ­лять­ся. В бе­се­де всплы­ва­ет со­вет­ский фильм о мно­го­дет­ной се­мье «Од­на­жды два­дцать лет спу­стя», где ге­ро­и­ня на та­кой во­прос от­ве­ча­ет крат­ко: «Стар­шие по­мо­га­ют». Все Хри­пун­ко­вы со­глас­ны, что имен­но по­мощь взрос­лых де­тей — за­лог креп­кой се­мьи. Рас­ска­зы­ва­ют, как па­па, быв­ший су­до­вой ме­ха­ник, по утрам ва­рит ка­шу, а стар­шие де­воч­ки по­мо­га­ют млад­шим со­би­рать­ся в са­дик и шко­лу. По­том круж­ки, спор­тив­ные сек­ции, бас­сейн.

— Мы вот фильм с ва­ми вспом­ни­ли про мно­го­дет­ную се­мью. Там жур­на­лист спра­ши­ва­ет у ге­ро­и­ни, че­го она еще ждет от жиз­ни. Так что вы еще жде­те от жиз­ни, Та­тья­на? — спра­ши­ваю я.

— Я очень жду еще од­но­го ребенка, — от­ве­ча­ет ма­ма 22 де­тей.

Ее су­пруг объ­яс­ня­ет: у Се­ре­жи, сы­на-под­рост­ка, нет дру­га-ро­вес­ни­ка. В се­мье очень мно­го ма­лы­шей, сы­ну не хва­та­ет до­ма сверст­ни­ка. Поэтому и ду­ма­ют Хри­пун­ко­вы взять в се­мью, где сей­час жи­вут 11 несо­вер­шен­но­лет­них де­тей, еще од­но­го.

КА­ЧЕ­СТВО ДЕТ­СТВА

Как толь­ко ста­ло из­вест­но о се­ми бро­шен­ных си­ро­тах в Москве, бы­ло при­ня­то ре­ше­ние не раз­де­лять де­тей, а най­ти им но­вую при­ем­ную се­мью, рас­ска­зы­ва­ет «Из­ве­сти­ям» упол­но­мо­чен­ный по пра­вам ребенка в Ка­ли­нин­град­ской об­ла­сти Ири­на Тка­чен­ко.

— Са­мый глав­ный прин­цип в том, что мы не для ро­ди­те­лей де­тей под­би­ра­ем, а имен­но де­тям ищем ро­ди­те­лей. Кан­ди­да­тов бы­ло очень мно­го, все про­шли шко­лу при­ем­ных ро­ди­те­лей. Бы­ли те, у ко­то­рых уже бы­ли де­ти в при­ем­ной се­мье, — рас­ска­зы­ва­ет она. — Но это не про­сто де­ти из дет­ско­го до­ма — у них слу­чи­лась тя­же­лая пси­хо­ло­ги­че­ская трав­ма. В ито­ге мы оста­но­ви­ли свой вы­бор на се­мье Хри­пун­ко­вых. И не ошиб­лись.

Имен­но бла­го­да­ря осо­бо­му кли­ма­ту в этой се­мье оси­ро­тев­шие де­ти смог­ли на­ко­нец-то по­чув­ство­вать се­бя до­ма, уве­ре­на дет­ский ом­буд­смен.

— Ре­бя­та ста­ли рас­кры­вать­ся. Пусть не сра­зу, но от­та­я­ли. Сей­час в этой се­мье хо­ро­шие вза­и­мо­от­но­ше­ния меж­ду все­ми, — от­ме­ча­ет она.

Се­год­ня ро­ди­те­лей-ор­де­но­нос­цев боль­ше все­го бес­по­ко­ит во­все не быт или усло­вия про­жи­ва­ния. Хри­пун­ко­вы пе­ре­жи­ва­ют из-за кри­ти­че­ско­го от­но­ше­ния к при­ем­ным се­мьям — как в об­ще­стве в це­лом, так и в неко­то­рых СМИ.

— Складывается впе­чат­ле­ние, что мно­гие непре­мен­но пы­та­ют­ся най­ти что-то пло­хое, ес­ли узна­ют, что ты вос­пи­ты­ва­ешь при­ем­ных де­тей, — го­во­рит Та­тья­на. — По­че­му-то счи­та­ет­ся нор­маль­ным об­суж­дать наш бюд­жет, на что мы тра­тим день­ги. Осе­нью на­ши ре­бя­тиш­ки вы­шли ли­стья уби­рать воз­ле до­ма. Так ка­кие-то лю­ди при­шли, начали их фо­то­гра­фи­ро­вать — ви­ди­мо, что­бы на­пи­сать где-ни­будь об «экс­плу­а­та­ции дет­ско­го тру­да». Но — это все­го лишь обыч­ные опав­шие ли­стья, и де­ти са­ми с ра­до­стью изъ­яви­ли же­ла­ние со­брать их в меш­ки.

Слу­ча­ев со зна­ком «ми­нус» в СМИ ста­но­вит­ся боль­ше, по­то­му что са­мих при­ем­ных се­мей ста­но­вит­ся боль­ше, от­ме­ти­ла в бе­се­де с «Из­ве­сти­я­ми» упол­но­мо­чен­ный при пре­зи­ден­те РФ по пра­вам ребенка Ан­на Куз­не­цо­ва. Чис­ло при­ем­ных се­мей на ко­нец 2017 го­да уве­ли­чи­лось на 7,4%, под­черк­ну­ла она. Сей­час их 93 542, в них вос­пи­ты­ва­ет­ся 161 280 си­рот — за по­след­ние три го­да чис­ло та­ких де­тей вы­рос­ло на 8,6%.

— Раз­го­во­ры о нега­тив­ных слу­ча­ях, пе­ри­о­ди­че­ски по­яв­ля­ю­щи­е­ся в СМИ, не долж­ны стать пре­пят­стви­ем для пе­ре­да­чи де­тей в се­мьи, — под­черк­ну­ла Ан­на Куз­не­цо­ва. — Мы мо­жем впасть в край­ность и на­чать хо­дить за при­ем­ны­ми се­мья­ми, бес­ко­неч­но их из­ме­рять, те­сти­ро­вать, до­пра­ши­вать, до­во­дя до безу­мия эту си­ту­а­цию.

Необ­хо­ди­мо со­вер­шен­ство­вать са­му си­сте­му ста­ти­сти­че­ско­го уче­та и его ана­ли­за, счи­та­ет ом­буд­смен. Уже су­ще­ству­ют пла­ны по вве­де­нию ком­плекс­ных кри­те­ри­ев оцен­ки ка­че­ства дет­ства — и в первую оче­редь в от­но­ше­нии си­рот, под­черк­ну­ла она.

Ма­ма 22 де­тей Та­тья­на Хри­пун­ко­ва с млад­ши­ми де­воч­ка­ми | Па­вел Бед­ня­ков | «Из­ве­стия»

Де­ти в боль­шой се­мье Хри­пун­ко­вых с нетер­пе­ни­ем ждут но­во­год­них празд­ни­ков | Па­вел Бед­ня­ков | «Из­ве­стия»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.