«Точ­но знаю, что во мне жи­вут де­мо­ны»

Ак­три­са Ок­са­на Акинь­ши­на — о са­мо­по­зна­нии, за­ви­си­мо­сти от про­фес­сии и неве­ро­ят­ном кай­фе

Izvestia - - Первая страница - На­та­лья Ва­си­лье­ва

Рос­сий­ский про­кат штур­му­ет но­вый хор­рор «Рас­свет» от про­дю­се­ров са­мо­го по­пу­ляр­но­го и успеш­но­го рус­ско­го ужа­сти­ка «Неве­ста». Фильм ис­сле­ду­ет «осо­знан­ные сно­ви­де­ния» — прак­ти­ку, на­би­ра­ю­щую в Рос­сии все боль­шую по­пу­ляр­ность. Ре­жис­се­ром но­вой кар­ти­ны стал де­бю­тант Па­вел Си­до­ров.

Од­ну из са­мых яр­ких ро­лей в лен­те сыг­ра­ла Ок­са­на Акинь­ши­на. Ак­три­са, из­вест­ная по мю­зик­лу «Сти­ля­ги», дра­ме «Ли­ля на­все­гда», бай­о­пи­ке «Вы­соц­кий», во­пло­ти­ла на экране жен­щи­ну, ко­то­рая все­ми си­ла­ми пы­та­ет­ся спа­сти сво­их де­тей.

Для Акинь­ши­ной «Рас­свет» стал пер­вым опы­том в жан­ре филь­ма ужа­сов, но кри­ти­ки от­ме­ча­ют: экс­пе­ри­мент удал­ся. В пред­две­рии пре­мье­ры «Из­ве­стия» об­су­ди­ли с ак­три­сой ве­ру в сверхъ­есте­ствен­ное, от­но­ше­ние к про­фес­сии и слож­но­сти вос­пи­та­ния.

Хор­рор «Рас­свет» рас­ска­зы­ва­ет о де­мо­нах, ко­то­рые жи­вут внут­ри че­ло­ве­ка. Вы в это ве­ри­те?

Ве­рю, на­вер­ное... И я точ­но знаю, что во мне де­мо­ны жи­вут.

Бо­ре­тесь с ни­ми?

Пе­ри­о­ди­че­ски я с ни­ми до­го­ва­ри­ва­юсь. Пред­вос­хи­щая наш раз­го­вор, вы ска­за­ли, что не очень хо­ро­шо от­но­си­тесь к раз­лич­ным прак­ти­кам вро­де «осо­знан­ных

сно­ви­де­ний», на ко­то­рые ре­ша­ют­ся ге­рои филь­ма. То­гда как вы ище­те се­бя?

С кем-то раз­го­ва­ри­ваю, об­суж­даю то, что ме­ня вол­ну­ет. Ка­кие-то ве­щи на­хо­жу ло­ги­че­ски­ми пу­тя­ми са­ма, бла­го­да­ря сво­е­му опы­ту. К сча­стью, мне в жиз­ни ча­сто встре­ча­ют­ся лю­ди, ко­то­рые впо­след­ствии ока­зы­ва­ют­ся мо­и­ми по­мощ­ни­ка­ми, со­юз­ни­ка­ми и в том чис­ле учи­те­ля­ми.

У «Рас­све­та» до­ста­точ­но мо­ло­дая ко­ман­да. Кол­ле­ги с ва­ми кон­суль­ти­ро­ва­лись как с бо­лее опыт­ным то­ва­ри­щем?

Опыт опы­том, но я ста­ра­юсь не бра­ви­ро­вать ко­ли­че­ством сыг­ран­ных ро­лей, по­то­му что ува­жи­тель­но от­но­шусь ко всем, с кем ра­бо­таю. Они все та­лант­ли­вые ре­бя­та. Ко­гда съ­ем­ки про­ис­хо­дят в тан­де­ме, это го­раз­до лег­че, неже­ли ко­гда кто-то пе­ред кем-то вы­пенд­ри­ва­ет­ся. Есть при­ме­ры неко­то­рых на­ших пре­крас­ных ар­ти­стов, ко­то­рые та­ким сво­им по­ве­де­ни­ем со­зда­ют на пло­щад­ке крайне нер­воз­ную об­ста­нов­ку. Это не по­вы­ша­ет ра­бо­то­спо­соб­ность и ка­че­ство про­дук­та, не идет на поль­зу. Все на­чи­на­ют нерв­ни­чать.

Че­ты­ре го­да на­зад вы рас­ска­зы­ва­ли, что вам на­до­е­ло сни­мать­ся в дра­ма­ти­че­ских про­ек­тах, осо­бен­но в тех, что рас­ска­зы­ва­ют про слож­ную рос­сий­скую дей­стви­тель­ность.

Так и бы­ло, а по­том я ста­ла мно­го сни­мать­ся в лег­ких ко­ме­дий­ных кар­ти­нах. Сей­час я не про­тив то­го, что­бы снять­ся в хо­ро­шей дра­ма­ти­че­ской, так ска­зать, жен­ско-ду­хов­ной ро­ли. Вме­сте с тем я по-преж­не­му нега­тив­но от­но­шусь к филь­мам о так на­зы­ва­е­мой рос­сий­ской дей­стви­тель­но­сти. Я счи­таю, что и дра­ма­ти­че­ский жанр в прин­ци­пе, и рос­сий­ское ки­но не долж­ны со­от­вет­ство­вать ам­плуа, ко­то­рое им сей­час на­вя­зы­ва­ют. Для ме­ня рус­ское ки­но — это боль­ше, чем фильм про ка­ку­ю­ни­будь бу­ха­ю­щую и бью­щую сво­е­го ре­бен­ка ма­ма­шу. Мо­жет, кто-то и на­хо­дит в этом су­пер­дра­му. Но для ме­ня это слишком про­стой и де­ше­вый ме­тод — вы­жать из зри­те­ля эмо­ции, на­да­вив на его чув­ства. Мне ка­жет­ся, это фаль­ши­во. Несколь­ко ме­ся­цев на­зад вы го­во­ри­ли, что, ес­ли пред­ла­га­ют сце­на­рий, пред­по­ла­га­ю­щий 50–70 съе­моч­ных дней, вы от­ка­зы­ва­е­тесь. Не пе­ре­ду­ма­ли?

Я не мо­гу се­бе это­го поз­во­лить, у ме­ня де­ти. Но сей­час я сни­ма­юсь в пол­но­мас­штаб­ном про­ек­те, прав­да, рас­ска­зать о нем по­ка не мо­гу. Там, ко­неч­но, не 70 съе­моч­ных дней, но у ме­ня боль­шая глав­ная роль и... це­лых 33 съе­моч­ных дня (сме­ет­ся).

У вас трое де­тей. Вы го­во­ри­ли, что с по­яв­ле­ни­ем вто­ро­го сы­на стали спо­кой­нее, пе­ре­ста­ли ост­ро ре­а­ги­ро­вать на ка­кие-то со­бы­тия. А как вы из­ме­ни­лись по­сле рож­де­ния доч­ки?

С по­яв­ле­ни­ем доч­ки я во­об­ще ста­ла же­ле­зо­бе­тон (сме­ет­ся). Еще спо­кой­нее, еще уве­рен­нее, еще хлад­но­кров­нее — в хо­ро­шем смыс­ле это­го сло­ва. Всё те­перь по-дру­го­му. С каж­дым ре­бен­ком ста­но­вишь­ся взрос­лее. Ко­гда у че­ло­ве­ка еще нет де­тей — это со­вер­шен­но дру­гая жизнь. Но, ко­гда по­яв­ля­ет­ся вто­рой или тре­тий ре­бе­нок, жизнь осо­бо не меняется.

Зна­чит, вам мож­но и до пя­ти до­тя­нуть. Нет уж. Ду­маю, мы на тро­их за­кон­чим.

Ваш сред­ний сын учит­ся за гра­ни­цей. Вы чув­ству­е­те раз­ни­цу по от­но­ше­нию к де­тям?

Это невоз­мож­но да­же срав­ни­вать. Ма­ло то­го — невоз­мож­но срав­нить на­шу ино­стран­ную шко­лу в Москве за 200 тыс. руб­лей в ме­сяц и взно­сом €7 тыс. со шко­лой там. Это со­вер­шен­но два раз­ных ти­па вза­и­мо­от­но­ше­ний пе­да­го­гов с детьми, два раз­ных под­хо­да. За гра­ни­цей с ре­бен­ком об­ща­ют­ся на рав­ных, его ува­жа­ют.

Ва­ше от­но­ше­ние к ак­тер­ской про­фес­сии, к то­му, что вы в ней де­ла­е­те, из­ме­ни­лось за по­след­ние де­сять лет?

Бес­спор­но. Мне ка­жет­ся, де­сять лет на­зад я во­об­ще от­но­си­лась к сво­ей про­фес­сии как к че­му-то несе­рьез­но­му, мое ува­же­ние к этому ро­ду де­я­тель­но­сти бы­ло про­сто ну­ле­вым по срав­не­нию с тем, ка­кое оно сей­час. Мне бы­ло скуч­но, неин­те­рес­но. Ду­маю, что мое ува­же­ние и лю­бовь к про­фес­сии на­ча­лись со «Сти­ляг» (фильм Ва­ле­рия То­до­ров­ско­го, 2008. — «Из­ве­стия»). По­том был «Вы­соц­кий».

До это­го ак­тер­ство для ме­ня бы­ло ка­ким-то да­же не ку­ра­жом для удо­воль­ствия, а стран­ным обя­за­тель­ством. А сей­час я люблю ки­но — это бес­спор­но, и очень за­ви­си­ма от него эмо­ци­о­наль­но. По­лу­чаю огром­ное удо­воль­ствие, ко­гда ра­бо­таю в хо­ро­шей ко­ман­де. Ис­пы­ты­ваю неве­ро­ят­ный кайф, ко­гда я на пло­щад­ке, вне до­ма. Там я мо­гу за­нять­ся сво­ей жиз­нью, сво­им ми­ром.

И тем не ме­нее вы не ра­бо­та­е­те нон­стоп, ме­няя по три съе­моч­ные пло­щад­ки за день.

Про­сто не мо­гу се­бе это­го поз­во­лить. Во­прос да­же не в де­тях — я фи­зи­че­ски это­го не вы­дер­жу. Мне нуж­ны па­у­зы, пе­ре­ры­вы. Для ме­ня иде­аль­ным бы­ло бы снять две кар­ти­ны по 30 смен в год. Ка­кие-то ме­ся­цы я по­бы­ла бы с се­мьей, где-то бы от­ды­ха­ла, а по­том сно­ва в ра­бо­ту. Но это про­сто меч­ты, в жиз­ни так не бы­ва­ет.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.