«В Глав­кос­мо­се ко мне от­нес­лись се­рьез­но»

Ос­но­ва­тель груп­пы Space Ди­дье Ма­ру­а­ни — об опе­ре на стан­ции «Мир», люб­ви к мелодии и тер­мен­вок­се

Izvestia - - Первая страница - Алек­сей Пев­чев

Ос­но­ва­тель груп­пы Space Ди­дье Ма­ру­а­ни — об опе­ре на стан­ции «Мир», люб­ви к мелодии и тер­мен­вок­се

Кос­мос и му­зы­ка — что мо­жет быть гран­ди­оз­нее? Для ли­де­ра груп­пы Space Ди­дье Ма­ру­а­ни это со­че­та­ние — важ­ней­шая со­став­ля­ю­щая как твор­че­ско­го, так и лич­но­го пу­ти. Не­за­дол­го до ви­зи­та про­слав­лен­но­го кол­лек­ти­ва в Рос­сию му­зы­кант рас­ска­зал «Из­ве­сти­ям» о пред­сто­я­щих га­стро­лях, кос­ми­че­ском пу­ти Space и сим­во­ле надежды.

Вы еде­те к нам в рам­ках боль­шо­го те­ма­ти­че­ско­го ту­ра. Что вхо­дит в про­грам­му?

Бу­дет аб­со­лют­но но­вая мо­дель кон­цер­та: свет, про­ек­ции, ла­зер­ное шоу и спе­ц­эф­фек­ты. В му­зы­каль­ном плане мы вер­нем­ся к мно­же­ству ана­ло­го­вых син­те­за­тор­ных зву­ков, но, без­услов­но, в очень хо­ро­шем ка­че­стве, посколь­ку ны­неш­ние тех­но­ло­гии это поз­во­ля­ют. Стар­ту­ем 28 фев­ра­ля в Крас­но­да­ре, за­тем — Москва. Кро­ме то­го, мы да­дим кон­цер­ты в Санкт-Пе­тер­бур­ге, Вла­ди­во­сто­ке, Но­во­си­бир­ске, Че­ля­бин­ске, Ка­за­ни и мно­го где еще. До­ста­точ­но по­смот­реть рас­пи­са­ние кон­цер­тов. Ре­зуль­та­том ста­нет двой­ной кон­церт­ный аль­бом, со­сто­я­щий из за­пи­сей ста­рых и но­вых пе­сен, сде­лан­ных во вре­мя это­го ту­ра.

Ваш аль­бом Magic Fly стал для со­вет­ской мо­ло­де­жи 1980-х од­ной из глав­ных за­пи­сей со­вре­мен­ной элек­трон­ной му­зы­ки. Его слу­ша­ли, под него тан­це­ва­ли, а кто-то на­чи­нал де­лать свою му­зы­ку. Ка­кие про­из­ве­де­ния ока­за­ли по­хо­жее вли­я­ние на вас?

Я, без­услов­но, на­хо­дил­ся под вли­я­ни­ем ве­ли­ких ком­по­зи­то­ров. На­чал учить­ся му­зы­ке в пя­ти­лет­нем воз­расте, иг­рал на фор­те­пи­а­но Шо­пе­на, Мо­цар­та, Бет­хо­ве­на. Эти ве­ли­кие мастера при­ви­ли мне лю­бовь к мелодии, ко­то­рая для ме­ня — са­мое глав­ное. Ко­гда есть хо­ро­шая ме­ло­дия, возникает боль­шое про­стран­ство для раз­лич­ных аран­жи­ро­вок.

Да, успех Magic Fly (1977), став­ше­го но­ме­ром один во мно­гих стра­нах, дал мне, как и мно­гим пред­ста­ви­те­лям фран­цуз­ской му­зы­ки, се­рьез­ный шанс. Magic Fly кру­тил­ся на ра­дио и дис­ко­те­ках, про­да­жи то­же ра­до­ва­ли. Мы дол­го во­зи­лись с его мик­ши­ро­ва­ни­ем, и не зря. Несмот­ря на то что аль­бом за­пи­сан 42 го­да на­зад, звук на нем дей­стви­тель­но хо­рош.

Вы зна­ли о сво­ей по­пу­ляр­но­сти в СССР, где пла­стин­ка «Вол­шеб­ный по­лет» вы­шла в на­ча­ле 1980-х и про­да­ва­лась мил­ли­он­ны­ми ти­ра­жа­ми?

Мы аб­со­лют­но не ожи­да­ли такого оше­ло­ми­тель­но­го успе­ха. Тем бо­лее что ва­ша стра­на бы­ла за­кры­та для ми­ра. Мы зна­ли о на­шей по­пу­ляр­но­сти в Аме­ри­ке и Ев­ро­пе, но я и пред­ста­вить не мог, что в 1982 го­ду Space был на­столь­ко из­ве­стен в СССР. Узнал об этом, ко­гда встре­тил­ся в Па­ри­же с пред­ста­ви­те­ля­ми Ми­ни­стер­ства куль­ту­ры — в 1983-м они пред­ло­жи­ли нам про­ве­сти тур из 21 кон­цер­та.

Те­ма кос­мо­са за­ло­же­на в на­зва­нии груп­пы, и вы на­вер­ня­ка встре­ча­лись со мно­ги­ми пред­ста­ви­те­ля­ми этой про­фес­сии. Что вам осо­бен­но за­пом­ни­лось?

Да, я дей­стви­тель­но об­щал­ся с кос­мо­нав­та­ми и кон­струк­то­ра­ми. На­вер­ное, са­мой впечатляющей бы­ла встре­ча с ру­ко­во­ди­те­ля­ми ва­ше­го Глав­кос­мо­са в 1987-м. Меж­ду СССР и США шла хо­лод­ная вой­на. Я толь­ко что за­кон­чил све­де­ние аль­бо­ма Space Opera, за­пи­сан­но­го с уча­сти­ем Ан­сам­бля Алек­сан­дро­ва и хо­ра Гар­вард­ско­го уни­вер­си­те­та, и по­ехал в Моск­ву, что­бы пред­ло­жить свою су­ма­сшед­шую идею.

Суть бы­ла в том, что­бы мой аль­бом (где, кста­ти, ис­поль­зо­вал­ся пе­ре­до­вой на тот мо­мент ин­стру­мент син­кла­вир) от­пра­вил­ся на стан­цию «Мир», став та­ким об­ра­зом пер­вой кос­ми­че­ской опе­рой. Я хо­тел, что­бы, про­зву­чав на кос­ми­че­ской стан­ции, она ста­ла бы сим­во­лом надежды и вза­и­мо­по­ни­ма­ния. В Глав­кос­мо­се ко мне от­нес­лись се­рьез­но, и че­рез два ме­ся­ца я вер­нул­ся в Моск­ву, что­бы пе­ре­дать рос­сий­ским кос­мо­нав­там ком­пакт-диск и CD-пле­ер. По­том мне по­зво­ни­ли и со­об­щи­ли, что все это за­пу­ще­но в кос­мос. Ино­гда я смот­рю на небо и го­во­рю се­бе: воз­мож­но, бла­го­да­ря мне во Все­лен­ной ста­ло боль­ше ми­ра.

Фран­ция тре­пет­но от­но­сит­ся к сво­ей куль­ту­ре. Упре­ка­ли ли вас в том, что в ва­шем зву­ча­нии недо­ста­точ­но на­ци­о­наль­но­го ко­ло­ри­та?

Нет, такого ни­ко­гда не бы­ло. Му­зы­ка Space на 80% ор­кест­ро­вая, этим и объ­яс­ня­ет­ся ее на­хож­де­ние на то­по­вых по­зи­ци­ях. Она не име­ет гра­ниц, у нее нет язы­ко­вых про­блем, слушать и чув­ство­вать ее мо­жет каж­дый.

Вы окон­чи­ли Па­риж­скую кон­сер­ва­то­рию. Зна­ко­мы ли вы с твор­че­ством на­ших ком­по­зи­то­ров, как и вы, име­ю­щих ака­де­ми­че­ское об­ра­зо­ва­ние и ра­бо­та­ю­щих в об­ла­сти элек­трон­ной му­зы­ки?

Мне очень нра­вит­ся то, что де­ла­ет Эдуард Ар­те­мьев, и осо­бен­но его тво­ре­ние для филь­ма «Ур­га: Тер­ри­то­рия люб­ви» ре­жис­се­ра Ни­ки­ты Ми­хал­ко­ва. Да­вай­те не будем за­бы­вать и Ль­ва Тер­ме­на, со­зда­те­ля пер­во­го элек­трон­но­го ин­стру­мен­та тер­мен­вок­са, ко­то­рый ак­тив­но ис­поль­зо­ва­ли The Rolling Stones, Led Zeppelin и The Beach Boys.

Имя Ди­дье Ма­ру­а­ни и на­зва­ние Space из­вест­ны во всем ми­ре. Ес­ли бы вы вдруг ре­ши­ли на­чать ис­пол­нять му­зы­ку, ко­то­рая ра­зи­тель­но от­ли­ча­лась от той, что де­ла­е­те сей­час, ка­кой бы взя­ли псев­до­ним?

Ду­маю, мне не ну­жен псев­до­ним. Од­на­жды мы уже на­зва­лись Space. Пом­ню, зву­ко­за­пи­сы­ва­ю­щая ком­па­ния, ко­то­рая хо­те­ла вы­пус­кать Magic Fly, не ве­ри­ла, что этот аль­бом мо­жет стать хи­том. То­гда я при­ду­мал мар­ке­тин­го­вый ход: на­чал но­сить шлем и ко­стюм кос­мо­нав­та, в ко­то­рых ме­ня ни­кто не узна­вал. Так и по­явил­ся в од­ном из пер­вых кли­пов, та­ким ме­ня пом­нят и вряд ли при­мут под псев­до­ни­мом.

Ру­беж ве­ков стал бла­го­при­ят­ным вре­ме­нем для раз­ви­тия элек­трон­ной му­зы­ки. Бы­ло ли это оче­вид­ным, ко­гда му­зы­каль­ные тех­но­ло­гии толь­ко на­би­ра­ли обороты?

Каж­дая хо­ро­шая груп­па вно­сит свой вклад в элек­трон­ную му­зы­ку. Пом­ню, в 1970-е мно­же­ство лю­дей го­во­ри­ли: «Эпо­ха син­те­за­то­ров, ко­то­рые вы ис­поль­зу­е­те в Magic Fly, закончится че­рез два-три го­да». Я от­ве­чал, что син­те­за­то­ры бу­дут ос­нов­ным ин­стру­мен­том кон­ца XX ве­ка, и ока­зал­ся прав: как в за­пи­си, так и на сцене их ста­ли ис­поль­зо­вать по­чти все, а раз­ра­бот­чи­ки те­перь пред­ла­га­ют му­зы­кан­там но­вые уди­ви­тель­ные воз­мож­но­сти. Что ка­са­ет­ся му­зы­кан­тов, то их за­да­ча — всем этим поль­зо­вать­ся.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.