Зо­на рис­ка

Izvestia - - Первая страница - Алек­сей Ко­ре­нев

Фи­нан­со­вый ана­ли­тик Алек­сей Ко­ре­нев — о фак­то­рах, ко­то­рые бу­дут вли­ять на курс руб­ля в этом го­ду

Минэко­но­мраз­ви­тия по­ни­зи­ло про­гноз по сред­не­го­до­во­му кур­су руб­ля с ожи­дав­ших­ся ра­нее 63,9 руб­ля за дол­лар до 66 руб­лей. Да­вай­те раз­бе­рем­ся, ка­кие фак­то­ры бу­дут вли­ять на на­шу ва­лю­ту в 2019-м. Сна­ча­ла о том, что нас ждет в бли­жай­шем бу­ду­щем.

Сей­час мож­но с до­ста­точ­но вы­со­кой сте­пе­нью уве­рен­но­сти утвер­ждать, что оте­че­ствен­ной ва­лю­те не угро­жа­ют су­ще­ствен­ные рис­ки. Анон­си­ро­ван­ные «но­вые» санк­ции (по су­ти до­пол­нен­ный ва­ри­ант то­го, что бы­ло пред­ло­же­но кон­гресс­ме­на­ми Линдси Гр­эмом и Ро­бер­том Ме­нен­де­сом еще в ав­гу­сте про­шло­го го­да), во-пер­вых, не со­дер­жат в се­бе фак­то­ров, ко­то­рые мог­ли бы су­ще­ствен­но об­ва­лить рос­сий­ский рубль, во-вто­рых, ини­ци­и­ро­ва­ны не ад­ми­ни­стра­ци­ей пре­зи­ден­та США, а пя­те­ры­ми чле­на­ми кон­грес­са. При­чем фак­ти­че­ски в част­ном по­ряд­ке.

Так что не факт, что они во­об­ще прой­дут че­рез утвер­жде­ние, а ес­ли и прой­дут, ско­рее все­го пре­тер­пят су­ще­ствен­ные из­ме­не­ния. Да и рас­смат­ри­вать­ся они бу­дут не се­го­дня. Так что этот фак­тор рис­ка по­ка мож­но ото­дви­нуть на вто­рой план, не за­бы­вая, од­на­ко, что в пер­спек­ти­ве он спо­со­бен вер­нуть­ся, и да­же в ку­да бо­лее жест­ком ва­ри­ан­те.

Сей­час на курс на­ци­о­наль­ной ва­лю­ты боль­ше все­го вли­я­ют сто­и­мость уг­ле­во­до­ро­дов и си­ту­а­ция с руб­ле­вой лик­вид­но­стью, вклю­ча­ю­щая в се­бя и при­сут­ствие на от­кры­том рын­ке Бан­ка Рос­сии. С пер­вым фак­то­ром все по­нят­но — зна­чи­тель­ная часть экс­порт­ной вы­руч­ки фор­ми­ру­ет­ся за счет про­да­жи за ру­беж энер­го­но­си­те­лей, и чем вы­ше це­ны на нефть, тем креп­че бу­дет рубль. Хо­тя, кор­ре­ля­ция тут не прямая имен­но из-за дей­ствий Цен­тро­бан­ка.

Как мы пом­ним по про­шло­му го­ду, его за­куп­ки ва­лю­ты для Мин­фи­на в рам­ках бюд­жет­но­го пра­ви­ла при­во­ди­ли к су­ще­ствен­ной асим­мет­рии: па­да­ю­щая нефть вы­зы­ва­ла сни­же­ние кур­са руб­ля, рас­ту­щая — от­нюдь не про­во­ци­ро­ва­ла про­пор­ци­о­наль­но­го укреп­ле­ния оте­че­ствен­ной ва­лю­ты. Од­на­ко, как мы по­ла­га­ем, и на­ча­ло 2019-го это от­чет­ли­во по­ка­за­ло, из про­шло­год­них оши­бок бы­ли сде­ла­ны весь­ма глу­бо­кие вы­во­ды. И сей­час Банк Рос­сии ве­дет се­бя ку­да бо­лее гиб­ко, не ис­по­ве­дуя «ме­ха­ни­че­ский» под­ход, а ре­гу­ли­руя объ­е­мы за­ку­пок в за­ви­си­мо­сти от си­ту­а­ции на рын­ке и во­ла­тиль­но­сти кур­са руб­ля.

Вто­рой фак­тор — это, соб­ствен­но, те са­мые за­куп­ки ва­лю­ты для фор­ми­ро­ва­ния ре­зер­вов, объ­е­мы ко­то­рых в на­ча­ле го­да бы­ли от­но­си­тель­но неве­ли­ки из-за крайне низ­ких цен на нефть в кон­це 2018-го. Сей­час Цен­тро­банк по­сте­пен­но уве­ли­чи­ва­ет объ­е­мы при­об­ре­та­е­мой ва­лю­ты, сле­дуя за ро­стом цен на уг­ле­во­до­ро­ды (как мы пом­ним, на за­куп­ку ва­лю­ты от­прав­ля­ют­ся все сверх­до­хо­ды, по­лу­чен­ные от ре­а­ли­за­ции неф­ти по цене, пре­вы­ша­ю­щей $40 за бар­рель по сор­ту Brent).

На пе­ри­од с 7 мар­та по 4 ап­ре­ля за­пла­ни­ро­ван­ный объ­ем за­ку­пок со­ста­вит 310 млрд руб­лей, то есть при­мер­но по 15,5 млрд в день, что вряд ли бу­дет силь­но да­вить на на­ц­ва­лю­ту. Осо­бен­но ес­ли учесть, что в по­след­нее вре­мя на рын­ке сло­жи­лась си­ту­а­ция с яв­ной нехват­кой руб­ле­вой лик­вид­но­сти, о чем мо­гут кос­вен­но сви­де­тель­ство­вать по­след­ние за­куп­ки бан­ка­ми ва­лют­ных сво­пов на сум­му 39 млрд руб­лей. Ес­ли та­кая си­ту­а­ция со­хра­нит­ся и даль­ше, то в бли­жай­шее вре­мя не сле­ду­ет ждать за­мет­но­го ослаб­ле­ния руб­ля — спрос на рос­сий­скую ва­лю­ту не поз­во­лит ей де­ше­веть.

Впро­чем, все вы­ше­ска­зан­ное пред­по­ла­га­ет от­сут­ствие внеш­них шо­ков, пред­ска­зать за­ра­нее ко­то­рые невоз­мож­но. А вот на дол­го­сроч­ную пер­спек­ти­ву все ку­да слож­нее. Обе­щан­ные по­ка гла­вой Цен­тро­бан­ка тем­пы ин­фля­ции в 4% к се­ре­дине 2019-го и 4,3% к кон­цу го­да, за­яв­лен­ные Минэко­но­мраз­ви­тия, ос­но­вы­ва­ют­ся боль­ше на бла­гих по­же­ла­ни­ях, неже­ли на фак­ти­че­ском со­сто­я­нии рос­сий­ской эко­но­ми­ки. При­мер­но то же са­мое от­но­сит­ся и к пла­но­вым по­ка­за­те­лям по тем­пам ро­ста ВВП. По­сле всплес­ка цен в на­ча­ле го­да к кон­цу фев­ра­ля по­сле­до­ва­ло неко­то­рое «охла­жде­ние», ко­то­рое и да­ло по­вод чи­нов­ни­кам пуб­ли­ко­вать весь­ма бла­гост­ные про­гно­зы и по ди­на­ми­ке ин­дек­са по­тре­би­тель­ских цен, и по тем­пам рас­ши­ре­ния на­ци­о­наль­ной эко­но­ми­ки.

Од­на­ко тра­ди­ци­он­но «тя­же­лые» с точ­ки зре­ния ин­фля­ции — апрель и май, а так­же тре­тий и чет­вер­тый квар­та­лы. Преды­ду­щий год это на­гляд­но по­ка­зал. Так что обе­ща­ние не по­вы­шать клю­че­вую став­ку или да­же по­сте­пен­но пе­рей­ти к смяг­че­нию кре­дит­но-де­неж­ной по­ли­ти­ки мо­жет ока­зать­ся про­сто неосу­ще­стви­мым.

Ес­ли си­ту­а­ция бу­дет раз­ви­вать­ся ху­же, чем нам ка­жет­ся сей­час по­сле неко­то­ро­го улуч­ше­ния дел в фев­ра­ле, нель­зя ис­клю­чать, что ре­гу­ля­тор до кон­ца го­да бу­дет вы­нуж­ден при­бег­нуть да­же к по­вы­ше­нию став­ки. До­бав­ля­ем сю­да рис­ки, свя­зан­ные с но­вы­ми (не те­ми, что сей­час озву­че­ны, а дей­стви­тель­но но­вы­ми) ан­ти­рос­сий­ски­ми санк­ци­я­ми и непред­ска­зу­е­мо­стью ди­на­ми­ки сто­и­мо­сти энер­го­но­си­те­лей, и ста­но­вит­ся по­нят­ным, что обе­щать к кон­цу го­да сто­и­мость руб­ля в ко­ри­до­ре 66–66,4, как ска­зал Мак­сим Ореш­кин, по­ка преж­де­вре­мен­но.

Вполне мо­жет ока­зать­ся, что рубль бу­дет сто­ить за­мет­но мень­ше. При этом ве­ро­ят­ность укреп­ле­ния на­ц­ва­лю­ты от­но­си­тель­но се­го­дняш­них уров­ней до кон­ца го­да сто­ит рас­смат­ри­вать как весь­ма незна­чи­тель­ную.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.