«Он все­гда умел удив­лять»

Ка­ким Вла­ди­ми­ра Эту­ша зна­ли кол­ле­ги

Izvestia - - Культура -

Ев­ге­ний Кня­зев, на­род­ный ар­тист Рос­сии, рек­тор Те­ат­раль­но­го ин­сти­ту­та име­ни Щу­ки­на: — Вла­ди­мир Аб­ра­мо­вич про­жил за­ме­ча­тель­ную жизнь! Дай Бог каж­до­му из нас про­жить та­кую. Да, увы, лю­ди не веч­ны. Хо­тя нам то­же ка­за­лось, что он ве­чен. Мы вы­пу­сти­ли спек­такль «Бенефис», где Вла­ди­мир Этуш сыг­рал глав­ную роль. Он то­гда се­бя не­важ­но чув­ство­вал, но пре­одо­лел все слож­но­сти, и мы иг­ра­ли этот спек­такль три го­да при неиз­мен­ном успе­хе. Нам ка­за­лось, ес­ли он вы­хо­дит на сце­ну, это да­ет ему воз­мож­ность су­ще­ство­вать даль­ше.

Да, в та­ком по­чтен­ном воз­расте па­мять не та, но­ги сла­бе­ют, но он оста­вал­ся ар­ти­стом до са­мо­го по­след­не­го мо­мен­та. Бы­ва­ло, при­хо­дил на спек­такль сла­бым, вы­хо­дил на сце­ну — и от­ку­да-то и си­лы бра­лись, и ин­то­на­ция, и энер­гия.

Этуш — счаст­ли­вый че­ло­век. Он про­жил боль­шую, яр­кую, пол­но­цен­ную жизнь. Он за­ни­мал­ся лю­би­мой про­фес­си­ей, ра­бо­тал в лю­би­мом те­ат­ре, ни­ко­гда ему не из­ме­нял. У него бы­ло мно­го яр­ких ро­лей в ки­но, он все­на­род­ный лю­би­мец. С его ухо­дом труд­но сми­рить­ся, оста­ет­ся толь­ко скор­беть. А Вла­ди­ми­ру Аб­ра­мо­ви­чу хо­чу ис­кренне вос­клик­нуть «Бра­во!»

Ни­ко­лай Бур­ля­ев, на­род­ный ар­тист Рос­сии:

— Та­ких ар­ти­стов, как Вла­ди­мир Этуш, — еди­ни­цы.

Это че­ло­век, пре­дан­ный ис­кус­ству, те­ат­ру и, что самое глав­ное, Оте­че­ству.

Он был ис­тин­ным пат­ри­о­том Рос­сии. Про­шел всю вой­ну, про­ли­вал на фрон­те кровь за свою стра­ну и ни­ко­гда не пре­да­вал.

В Щу­кин­ском учи­ли­ще Вла­ди­мир Этуш дол­гие го­ды был рек­то­ром. Я то­же вы­пуск­ник это­го ву­за. Ко­гда я учил­ся, бы­ла та­кая прак­ти­ка: ак­те­ры Те­ат­ра Вах­тан­го­ва при­хо­ди­ли к сту­ден­там и де­ла­ли с ни­ми от­рыв­ки. И Вла­ди­мир Аб­ра­мо­вич то­же ра­бо­тал с ре­бя­та­ми. Он от­дал все свои си­лы на ал­тарь ис­кус­ства. У него очень мно­го уче­ни­ков. У нас с ним бы­ло не так мно­го лич­ных встреч, но я пом­ню каж­дую. С без­гра­нич­ной лю­бо­вью к лю­дям, с че­стью и до­сто­ин­ством он про­жил всю жизнь, по­это­му оста­нет­ся в ис­то­рии на­ше­го те­ат­ра и ки­но как яр­кая лич­ность, боль­шая звез­да. Не­смот­ря на свою по­пу­ляр­ность в ки­но, Вла­ди­мир Этуш осо­знан­но свою жизнь свя­зы­вал с те­ат­ром. Каж­дый выход на сце­ну за­ря­жал его си­ла­ми. Сце­на про­дли­ла ему жизнь.

Сер­гей Ни­ко­нен­ко, на­род­ный ар­тист РСФСР:

— Се­рьез­ная утра­та. Мо­ги­кане ухо­дят, фрон­то­ви­ки ухо­дят. Не так дав­но я сни­мал­ся вме­сте с Вла­ди­ми­ром Аб­ра­мо­ви­чем в филь­ме

«Клас­сик» Геор­гия Шен­ге­лии (хо­тя как «недав­но»,

20 лет про­шло; вре­мя про­ле­та­ет мол­ние­нос­но). Мо­гу ска­зать, что в ра­бо­те это был очень твор­че­ский че­ло­век. И очень обя­за­тель­ный — на­вер­ное, в си­лу то­го, что он был не толь­ко ар­ти­стом, но и пе­да­го­гом, рек­то­ром. Я ви­дел, как к нему от­но­си­лись студенты на­сто­я­щие и быв­шие — с боль­шой лю­бо­вью и ис­крен­ней при­вя­зан­но­стью. По­то­му что по­ни­ма­ли: его тре­бо­ва­тель­ность про­дик­то­ва­на непод­дель­ной за­бо­той о тех, кто ре­шил по­свя­тить се­бя этой очень непро­стой про­фес­сии — ак­тер­ской.

Что ка­са­ет­ся его ра­бот в ки­но — на­столь­ко они ин­те­рес­ные, на­столь­ко яр­кие и на­столь­ко раз­ные! До­ста­точ­но вспом­нить ро­ли в филь­мах Гай­дая или Ка­ра­ба­са-Ба­ра­ба­са в «Бу­ра­ти­но» Лео­ни­да Не­ча­е­ва.

Все мы в этом ми­ре смерт­ны, тлен­ны, как го­во­рил Есе­нин. И все рав­но очень-очень жаль. Это се­рьез­ная по­те­ря для ки­но и те­ат­ра, на­шей куль­ту­ры в це­лом. Ка­жет­ся, со­всем недав­но я ви­дел его на сцене в спек­так­ле «Дя­дюш­кин сон». Встре­ча­ясь с Эту­шем как зри­тель, я за­ме­чал — он все­гда умел чем-то удив­лять. По-мо­е­му, это и есть ос­нов­ной прин­цип шко­лы Вах­тан­го­ва.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.