Боль­шой те­атр скре­стил вол­шеб­ную сказ­ку и су­ро­вую быль

Боль­шой те­атр скре­стил вол­шеб­ную сказ­ку и су­ро­вую быль

Izvestia - - Первая страница - Свет­ла­на На­бор­щи­ко­ва

Ска­зоч­ные де­вы и во­дя­ные, наг­лые охран­ни­ки и уни­жен­ные ми­гран­ты — та­кую па­лит­ру пер­со­на­жей пред­ла­га­ет «Ру­сал­ка» Ан­то­ни­на Двор­жа­ка, но­вая по­ста­нов­ка Боль­шо­го те­ат­ра. С кем из них опе­ра о люб­ви незем­но­го су­ще­ства к че­ло­ве­ку вы­гля­дит ор­га­нич­нее, раз­би­ра­лись «Из­ве­стия».

Глав­ное, с чем сто­ит по­здра­вить Боль­шой те­атр, — это об­ре­те­ние за­ме­ча­тель­ной му­зы­ки. «Ру­сал­ка» Ан­то­ни­на Двор­жа­ка за 118 лет сво­ей жиз­ни обо­шла мно­же­ство сцен ми­ра, но в Боль­шом до се­го­дняш­не­го дня не по­яв­ля­лась. Меж­ду тем это дей­стви­тель­но вы­да­ю­ще­е­ся про­из­ве­де­ние с необык­но­вен­но щед­рым ме­ло­диз­мом и строй­ной, не вы­зы­ва­ю­щей пре­сы­ще­ния дра­ма­тур­ги­ей. К этим до­сто­ин­ствам сто­ит до­ба­вить осо­бый нерв и шарм, снис­кав- шие «Ру­сал­ке» сла­ву про­из­ве­де­ния о за­га­доч­ной сла­вян­ской ду­ше.

Ор­кест­ру и пев­цам оста­ва­лось лишь мак­си­маль­но вы­явить эти ха­рак­те­ри­сти­ки, что они и сде­ла­ли с пе­ре­мен­ным успе­хом. Му­зы­кан­ты во гла­ве с ди­ри­же­ром Ай­нар­сом Ру­би­ки­сом рас­ки­ну­ли рос­кош­ное зву­ко­вое по­лот­но, слег­ка под­пор­чен­ное нестрой­ным зву­ча­ни­ем ме­ди. Во­ка­ли­сты вы­ши­ли на нем свои узо­ры, из ко­то­рых боль­шая часть, как и по­ло­же­но, при­над­ле­жа­ла глав­ной ге­ро­ине. Спев­шая ее Ди­на­ра Али­е­ва за­ре­ко­мен­до­ва­ла се­бя ис­кус­ной ру­ко­дель­ни­цей, но яр­че все­го ее силь­ное со­пра­но про­зву­ча­ло в гнев­ной арии «На­прас­но, на­прас­но». Об­ма­ну­тая и го­то­вая мстить Ру­сал­ка по­лю­би­лась пе­ви­це боль­ше, чем тот же пер­со­наж в кро­то­сти и рас­ка­я­нии, хо­тя и в со­от­вет­ству­ю­щих эпи­зо­дах она по­ста­ра­лась при­дать сво­е­му мощ­но­му го­ло­су ли­ризм и теп­ло­ту.

По­след­них бы­ло не за­ни­мать при­гла­шен­но­му со­ли­сту Ми­к­ло­шу Се­бестье­ну, спев­ше­му Во­дя­но­го, от­ца Ру­сал­ки. Этот ве­ли­ко­леп­ный бас стал нефор­маль­ным ли­де­ром спек­так­ля, во вре­мя его вы­хо­дов в за­ле сти­ха­ли шо­ро­хи и ка­шель. Свои мо­мен­ты ис­ти­ны име­лись у ко­ло­рит­ной Еле­ны Ма­ни­сти­ной (кол­ду­нья Ежи-Ба­ба), ва­льяж­но­го Оле­га Дол­го­ва (Принц) и пре­лест­но­го ру­са­ло­чье­го трио в со­ста­ве Гу­зе­ли Ша­ри­по­вой, Ека­те­ри­ны Щер­ба­чен­ко и Вик­то­рии Кар­ка­че­вой.

Что ка­са­ет­ся по­ста­нов­ки, то бо­лее все­го мо­ло­до­му ре­жис­се­ру Ти­мо­фею Ку­ля­би­ну удал­ся пер­вый акт. Сце­ни­че­ское ре­ше­ние там пол­но­стью со­от­вет­ству­ет му­зы­ке, что по ны­неш­ним вре­ме­нам вы­гля­дит под­лин­ным но­ва­тор­ством. По­ста­нов­щик воз­рож­да­ет прин­ци­пы ста­рин­ной ре­жис­су­ры с па­те­ти­че­ски­ми объ­яс­не­ни­я­ми, ли­ри­че­ски­ми при­зна­ни­я­ми и аф­фек­ти­ро­ван­ной сце­ной бро­са­ния ди­тя в без­дну. Ху­дож­ник Олег Го­лов­ко вы­стра­и­ва­ет ро­ман­ти­че­скую кар­тин­ку с ка­мен­ны­ми ва­лу­на­ми, во­до­па­дом и гроз­но взды­ма­ю­щи­ми­ся ве­ко­вы­ми де­ре­вья­ми. Бур­ля­щие во­ды окра­ши­ва­ют­ся кро­вью, фан­та­зий­ный пей­заж пе­ре­ли­ва­ет­ся крас­ка­ми (ви­део­ди­зай­нер Алек­сандр Ло­ба­нов). Все это на­столь­ко кра­си­во, что в ка­кой-то мо­мент за­во­ро­жен­но­го зри­те­ля по­се­ща­ет дерз­кая меч­та: а что ес­ли в этой вос­хи­ти­тель­ной сти­ли­сти­ке ре­жис­се­ру удаст­ся про­дер­жать­ся весь спек­такль?

Увы, ре­жис­сер­ское и зри­тель­ское же­ла­ния рас­хо­дят­ся. Да­лее в ход идут нар­ко­ма­ны, мет­ро­сек­су­а­лы, наг­лые охран­ни­ки, да­мы с по­ни­жен­ной со­ци­аль­ной от­вет­ствен­но­стью, уни­жен­ные ми­гран­ты, вра­чи-са­ди­сты, боль­нич­ные па­ла­ты и про­чие «при­ят­ные» пер­со­на­жи и объ­ек­ты. В фи­на­ле ро­ман­ти­че­ская со­став­ля­ю­щая воз­вра­ща­ет­ся, но со­сед­ству­ет с упо­мя­ну­тым джентль­мен­ским на­бо­ром со­вре­мен­ной ре­жис­су­ры.

Сце­на по­де­ле­на на два эта­жа. На верх­нем уровне по­ют, на ниж­нем ми­ми­ру­ют. На­вер­ху вол­шеб­ная сказ­ка, вни­зу су­ро­вая быль. Рай и ад. Бе­лое и чер­ное. В чет­ко­сти ми­ро­воз­зре­ния ре­жис­се­ру не от­ка­жешь. Дру­гое де­ло, что му­зы­ка по­доб­ной би­по­ляр­но­сти не пред­по­ла­га­ет, там все на­мно­го слож­нее и муд­рее. Но Ти­мо­фей Ку­ля­бин, по­вто­рюсь, мо­лод и мчит­ся улуч­шать ста­ри­ка Двор­жа­ка. Тот оста­ет­ся при сво­ем (за­крой­те гла­за и слу­шай­те), а ре­жис­сер по­лу­ча­ет устав­ше­го зри­те­ля, от­ча­яв­ше­го­ся сов­ме­стить звук и кар­тин­ку.

Спек­такль «Ру­сал­ка»

Рей­тинг «Из­ве­стий»

Во­дя­ной (Ми­к­лош Се­бестьен) умо­ля­ет Ру­сал­ку (Ди­на­ра Али­е­ва) не ве­рить люд­ской люб­ви | bolshoi.ru | Да­мир Юсу­пов

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.