Кос­вен­ные ме­ры

За что рос­сий­ские мо­биль­ные опе­ра­то­ры пла­тят США МТС мог­ла бы столк­нуть­ся с пол­но­цен­ны­ми санк­ци­я­ми со сто­ро­ны США. На­при­мер, с раз­ры­вом ро­умин­го­вых со­гла­ше­ний с аме­ри­кан­ски­ми и ев­ро­пей­ски­ми опе­ра­то­ра­ми

Izvestia - - Экономика и бизнес - Еле­на Вин­ни­ца

Вна­ча­ле мар­та ста­ло из­вест­но, что МТС мо­жет упла­тить аме­ри­кан­ским ре­гу­ля­то­рам штраф в раз­ме­ре $850 млн в рам­ках ми­ро­во­го со­гла­ше­ния по так на­зы­ва­е­мо­му уз­бек­ско­му де­лу, фи­гу­ран­та­ми ко­то­ро­го еще в 2014 го­ду ста­ли круп­ные рос­сий­ские и ев­ро­пей­ские ком­па­нии, а так­же пред­ста­ви­те­ли по­ли­ти­че­ской эли­ты Уз­бе­ки­ста­на.

Опе­ра­тор мо­жет стать пер­вой рос­сий­ской ком­па­ни­ей, вы­нуж­ден­ной за­пла­тить столь круп­ную сум­му по тре­бо­ва­нию аме­ри­кан­ских ве­домств, од­на­ко, как от­ме­ча­ют экс­пер­ты, речь в дан­ном слу­чае, ве­ро­ят­нее все­го, идет во­все не о по­след­стви­ях кор­руп­ци­он­но­го скан­да­ла, а о кос­вен­ных санк­ци­ях, на­прав­лен­ных про­тив Рос­сии. При этом не ис­клю­че­но, что вы­пла­та штра­фа по­мо­жет МТС из­бе­жать ку­да бо­лее се­рьез­ных рис­ков, в том чис­ле и для сво­их або­нен­тов. По­дроб­нее — в ма­те­ри­а­ле «Из­ве­стий».

ТРЕ­ТИЙ ПО­ШЕЛ

Ан­ти­кор­руп­ци­он­ное рас­сле­до­ва­ние по так на­зы­ва­е­мо­му уз­бек­ско­му де­лу бы­ло ини­ци­и­ро­ва­но ми­ни­стер­ством юс­ти­ции США и ко­мис­си­ей по цен­ным бу­ма­гам стра­ны в рам­ках экс­тер­ри­то­ри­аль­но­го дей­ствия за­ко­на о кор­руп­ции за ру­бе­жом (Foreign Corrupt Practices Act, FCPA) еще в 2014 го­ду. По­ми­мо уз­бек­ской «доч­ки» рос­сий­ско­го те­ле­ком-опе­ра­то­ра МТС фи­гу­ран­та­ми то­гда ста­ли и дру­гие круп­ные ев­ро­пей­ские ком­па­нии. В том чис­ле ком­па­ния Veon (быв­ший VimpelCom, бренд «Би­лайн» в Рос­сии и Уз­бе­ки­стане) и швед­ско-фин­ский кон­церн Telia. Ба­зи­ру­ю­щий­ся в Ни­дер­лан­дах Veon в 2016 го­ду уже вы­пла­тил США око­ло $800 млн, еще бо­лее $960 млн за­пла­тил в аме­ри­кан­скую каз­ну швед­ско-фин­ский кон­церн. Все три ком­па­нии об­ви­ня­лись в том, что, по мне­нию рас­сле­до­ва­те­лей, пе­ре­да­ва­ли круп­ные сум­мы чле­нам се­мьи пер­во­го пре­зи­ден­та Уз­бе­ки­ста­на для то­го, что­бы рас­ши­рить биз­нес на тер­ри­то­рии стра­ны. В том чис­ле, по мне­нию аме­ри­кан­ско­го след­ствия, та­кие пла­те­жи пе­ре­чис­ля­лись мест­ным фир­мам, свя­зан­ным со стар­шей до­че­рью Ис­ла­ма Ка­ри­мо­ва Гуль­на­рой Ка­ри­мо­вой.

Про­тив МТС, в част­но­сти, бы­ли вы­дви­ну­ты об­ви­не­ния в том, что ком­па­ния со­вер­ша­ла та­кие пла­те­жи при вы­хо­де на на­ци­о­наль­ный ры­нок в 2004–2007 го­дах, а так­же при при­об­ре­те­нии ча­стот и за­куп­ке обо­ру­до­ва­ния. Вни­ма­ние ев­ро­пей­ских и аме­ри­кан­ских ре­гу­ля­то­ров к си­ту­а­ции на те­ле­ком­му­ни­ка­ци­он­ном рын­ке Уз­бе­ки­ста­на и к де­я­тель­но­сти Гуль­на­ры Ка­ри­мо­вой при­влек­ла исто­рия 2012 го­да, ко­гда мест­ные вла­сти об­ви­ни­ли «доч­ку» МТС в том, что она яко­бы на­ру­ша­ла на­ло­го­вое за­ко­но­да­тель­ство стра­ны. За этим по­сле­до­вал ряд жест­ких мер — в том чис­ле про­вер­ки и арест топ-ме­не­дже­ров, борь­ба за­кон­чи­лась вы­нуж­ден­ным ухо­дом МТС с рын­ка Уз­бе­ки­ста­на и по­те­рей сво­е­го уз­бек­ско­го ак­ти­ва.

Вско­ре по­сле это­го са­ма Гуль­на­ра Ка­ри­мо­ва, ра­нее счи­тав­ша­я­ся од­ним из наи­бо­лее ве­ро­ят­ных кан­ди­да­тов на то, что­бы за­нять пост сво­е­го от­ца, ли­ши­лась сна­ча­ла по­кро­ви­тель­ства Ис­ла­ма Ка­ри­мо­ва, а за­тем и во­все бы­ла взя­та под стра­жу по об­ви­не­ни­ям в круп­ных хи­ще­ни­ях, ко­то­рые вы­дви­ну­ла про­тив нее про­ку­ра­ту­ра Уз­бе­ки­ста­на. Од­на­ко след­ствие, на­ча­тое к то­му мо­мен­ту ре­гу­ля­тор­ны­ми ве­дом­ства­ми США, ни уход МТС с рын­ка стра­ны, ни борь­ба уз­бек­ских элит не оста­но­ви­ли.

СВО­ИМ  ПРЕФЕРЕНЦИИ, ЧУЖИМ  ШТРА­ФЫ

При этом по-преж­не­му неяс­но, на­сколь­ко объ­ек­тив­ным бы­ло след­ствие и бы­ло ли на­ка­за­ние, ко­то­рое по­нес­ли все во­вле­чен­ные в «уз­бек­ское де­ло» ком­па­нии, со­раз­мер­но до­пу­щен­ным ими на­ру­ше­ни­я­ми. Так, в фев­ра­ле 2019-го суд Сток­голь­ма оправ­дал быв­ших ру­ко­во­ди­те­лей ком­па­нии Telia, ко­то­рая, на­пом­ним, за­пла­ти­ла аме­ри­кан­ским вла­стям по­чти мил­ли­ард­ный штраф. По мне­нию су­дей, об­ви­не­ние так и не смог­ло предо­ста­вить ве­со­мых до­ка­за­тельств са­мих фак­тов взя­ток.

В слу­чае с МТС у экс­пер­тов так­же вы­зы­ва­ет во­про­сы раз­мер штра­фа, ко­то­рый пред­сто­ит вы­пла­тить ком­па­нии. Он со­по­ста­вим с сум­ма­ми, ра­нее вы­пла­чен­ны­ми дру­ги­ми фи­гу­ран­та­ми, да­же несмот­ря на то, что ком­па­ния вы­нуж­де­на бы­ла во­все по­ки­нуть уз­бек­ский ры­нок. На это в том чис­ле ука­зы­ва­ет Рустам Кур­ма­ев, управ­ля­ю­щий парт­нер юри­ди­че­ской фир­мы «Рустам Кур­ма­ев и парт­не­ры».

«С уче­том пол­ной по­те­ри биз­не­са в Уз­бе­ки­стане МТС мог­ла бы рас­счи­ты­вать на мень­ший штраф по срав­не­нию с дру­ги­ми фи­гу­ран­та­ми «уз­бек­ско­го де­ла», од­на­ко за­пла­тить она мо­жет при­мер­но на­равне с ни­ми», — го­во­рит экс­перт. — Воз­мож­но, та­кую сум­му вы­пи­са­ли по­то­му, что ком­па­ния рос­сий­ская. Так­же воз­мож­но, что ком­па­ния мог­ла дол­гое вре­мя не со­гла­шать­ся со все­ми пунк­та­ми об­ви­не­ния».

Впро­чем, у ис­то­рии с «уз­бек­ским де­лом» есть и дру­гая сто­ро­на. Ва­шинг­тон и ра­нее по­до­зре­ва­ли в том, что экс­тер­ри­то­ри­аль­ное дей­ствие аме­ри­кан­ских за­ко­нов (это озна­ча­ет, что при­ме­нять их мож­но в том чис­ле в от­но­ше­нии ком­па­ний, дей­ству­ю­щих вне тер­ри­то­рии США) там ис­поль­зо­ва­ли в ос­нов­ном для то­го, что­бы обес­пе­чи­вать преференции аме­ри­кан­ским кор­по­ра­ци­ям.

В те­че­ние по­след­них лет штра­фы объ­е­ма­ми в мил­ли­о­ны дол­ла­ров в каз­ну стра­ны вы­пла­чи­ва­ли ги­ган­ты ев­ро­пей­ско­го и ла­ти­но­аме­ри­кан­ско­го рын­ков. В том чис­ле гер­ман­ские Siemens, Volkswagen, Deutsche Bank, фран­цуз­ские Societe Generale и Alstom, бра­зиль­ская Petrobras. В то же вре­мя, как сви­де­тель­ству­ют дан­ные FCPA, из 10 наи­бо­лее круп­ных дел, воз­буж­ден­ных в рам­ках ан­ти­кор­руп­ци­он­ных рас­сле­до­ва­ний за ру­бе­жом с 2010 го­да, толь­ко два бы­ли за­ве­де­ны в от­но­ше­нии ком­па­ний из США. Кро­ме то­го, в неко­то­рых слу­ча­ях ак­ти­вы за­ру­беж­ных ком­па­ний в ре­зуль­та­те пе­ре­хо­ди­ли имен­но аме­ри­кан­ским иг­ро­кам. На­при­мер, как пи­сал The Economist, фран­цуз­ская энер­ге­ти­че­ская и транс­порт­ная груп­па Alstom в ито­ге вы­нуж­де­на бы­ла про­дать наи­бо­лее важ­ные ак­ти­вы сво­е­му аме­ри­кан­ско­му кон­ку­рен­ту General Electric.

С ВО­СТОЧ­НОЙ СПЕЦИФИКОЙ

Еще бо­лее крас­но­ре­чи­вым мо­жет слу­жить при­мер са­мо­го Уз­бе­ки­ста­на. Так, де­я­тель­ность ра­бо­та­ю­щих в стране аме­ри­кан­ских кор­по­ра­ций не вы­зва­ла во­про­сов у рас­сле­до­ва­те­лей из США, да­же несмот­ря на то что не­ко­то­рые из этих ком­па­ний, воз­мож­но, бы­ли свя­за­ны с пред­ста­ви­те­ля­ми мест­ной по­ли­ти­че­ской эли­ты. В част­но­сти, The Wall Street Journal и The Financial Times ра­нее объ­яс­ня­ли пер­во­на­чаль­ный успех Coca-Cola на уз­бек­ском рын­ке парт­нер­ством кор­по­ра­ции с быв­шим му­жем Гуль­на­ры Ка­ри­мо­вой Манс­уром Мак­су­ди. Имен­но бли­зость к пра­вя­щей се­мье позд­нее сыг­ра­ла с ком­па­ни­ей злую шут­ку: по­сле раз­во­да су­пру­гов до­ля в сов­мест­ном с Coca-Cola пред­при­я­тии пе­ре­шла под кон­троль «уз­бек­ской прин­цес­сы», а в 2014 го­ду, по­сле то­го как она са­ма по­па­ла в неми­лость, по об­ви­не­ни­ям в мо­шен­ни­че­стве бы­ли аре­сто­ва­ны топ-ме­не­дже­ры это­го пред­при­я­тия. Об этом пи­са­ло ев­ро­пей­ское агент­ство France-Presse. Кро­ме то­го, по дан­ным рос­сий­ских и уз­бек­ских СМИ, по­ка General Motors бы­ла со­вла­дель­цем GM Uzbekistan, при ре­а­ли­за­ции про­дук­ции ав­то­про­из­во­ди­те­ля­мо­но­по­ли­ста про­цве­та­ла кор­руп­ция. И та­кая си­ту­а­ция, по мне­нию спе­ци­а­ли­стов, для рын­ка Уз­бе­ки­ста­на бы­ла ти­пич­ной.

«При боль­шом же­ла­нии за фи­нан­со­вые на­ру­ше­ния в Уз­бе­ки­стане мож­но при­влечь прак­ти­че­ски лю­бо­го ино­стран­но­го ин­ве­сто­ра. Рань­ше ра­бо­тать по пра­ви­лам там бы­ло труд­но, а от прес­син­га Гуль­на­ры Ка­ри­мо­вой ни­кто не был за­стра­хо­ван. Ба­рье­ры су­ще­ство­ва­ли по­все­мест­но — от внеш­не­тор­го­вых опе­ра­ций и по­куп­ки ак­ти­вов до бла­го­тво­ри­тель­но­сти »,— счи­та­ет Да­ни­ил Кис­лов, экс­перт по Цен­траль­ной Азии, ди­рек­тор ин­тер­нет-из­да­ния «Фер­га­на.ру».

«САНКЦИОННЫЙ» ШТРАФ

Впро­чем, в слу­чае с «уз­бек­ским де­лом» мож­но пред­по­ло­жить, что аме­ри­кан­ские ре­гу­ля­то­ры в сво­их дей­стви­ях опи­ра­ют­ся не толь­ко на фи­нан­со­во-эко­но­ми­че­ские, но и на гео­по­ли­ти­че­ские со­об­ра­же­ния. Так, сто­ит вспом­нить, что рас­сле­до­ва­ние про­тив рос­сий­ских VimpelCom и МТС на­ча­лось вес­ной 2014 го­да — прак­ти­че­ски в то же вре­мя, ко­гда в Кры­му был про­ве­ден ре­фе­рен­дум, по ито­гам ко­то­ро­го жи­те­ли по­лу­ост­ро­ва вы­ска­за­лись за его при­со­еди­не­ние к Рос­сии. По­это­му и те­перь ре­ше­ние вы­пи­сать круп­ный штраф рос­сий­ско­му те­ле­ком­му­ни­ка­ци­он­но­му опе­ра­то­ру в це­лом мож­но рас­це­ни­вать как оче­ред­ные кос­вен­ные санк­ции США в от­но­ше­нии рос­сий­ской эко­но­ми­ки, убеж­ден по­ли­то­лог Ев­ге­ний Мин­чен­ко.

«Се­го­дня Рос­сия в гла­зах аме­ри­кан­ско­го ис­теб­лиш­мен­та де­мо­ни­зи­ро­ва­на, так что круп­ным рос­сий­ским ком­па­ни­ям и пред­при­ни­ма­те­лям мо­жет до­стать­ся за что угод­но — за Ма­г­нит­ско­го, Крым, Дон­басс, пред­по­ла­га­е­мое вме­ша­тель­ство в аме­ри­кан­ские вы­бо­ры, Скри­па­лей... США вве­ли санк­ции в от­но­ше­нии рос­сий­ских гос­ком­па­ний, а штраф для МТС — сви­де­тель­ство то­го, что США те­перь под­би­ра­ют­ся к круп­но­му част­но­му несы­рье­во­му биз­не­су из Рос­сии», — рас­суж­да­ет он.

ИЗ­БЕ­ГАЯ ХУДШЕГО

Без­услов­но, для ком­па­нии, де­я­тель­ность ко­то­рой ни­как не свя­за­на не толь­ко с Со­еди­нен­ны­ми Шта­та­ми, но и с экс­пор­том на внеш­ние рын­ки в прин­ци­пе, по­па­дать под санк­ции осо­бен­но обид­но. В от­ли­чие от иг­ро­ков, за­вя­зан­ных на внеш­ние рын­ки, МТС — ин­фра­струк­тур­ная ком­па­ния, име­ю­щая осо­бое зна­че­ние в первую оче­редь для внут­рен­не­го рын­ка стра­ны. Имен­но в Рос­сии ге­не­ри­ру­ет­ся бо­лее 90% вы­руч­ки опе­ра­то­ра, ко­то­рый обес­пе­чи­ва­ет свя­зью на­се­ле­ние, биз­нес и го­су­дар­ство. В то же вре­мя ком­па­ния яв­ля­ет­ся ак­тив­ным участ­ни­ком гло­баль­но­го эко­но­ми­че­ско­го рын­ка. В том чис­ле ак­ции МТС с 2000 го­да ко­ти­ру­ют­ся на НьюЙорк­ской фон­до­вой бир­же. Имен­но ли­стинг на этой бир­же стал од­ной из при­чин, по ко­то­рой МТС при­влек­ла столь при­сталь­ное вни­ма­ние аме­ри­кан­ских ре­гу­ля­то­ров. И в этой си­ту­а­ции не ис­клю­че­но, что вы­пла­та штра­фа, да­же та­ко­го круп­но­го, мо­жет быть не са­мым худ­шим вы­хо­дом для опе­ра­то­ра.

«За всю ис­то­рию FCPA ред­кие ком­па­нии осме­ли­ва­лись су­дить­ся с аме­ри­кан­ски­ми ре­гу­ля­то­ра­ми. Ве­ро­ят­ность по­лу­че­ния по­ло­жи­тель­но­го су­деб­но­го ак­та по дан­ным де­лам крайне низ­ка. Со­от­вет­ствен­но, упла­та штра­фа по ми­ро­во­му со­гла­ше­нию для ком­па­ний — един­ствен­ный ра­зум­ный вы­ход в та­ких си­ту­а­ци­ях. Пе­ре­вод спо­ра в су­деб­ные ин­стан­ции на тер­ри­то­рии США по­вле­чет за со­бой уве­ли­че­ние пре­тен­зии и мно­го­лет­ние тяж­бы», — от­ме­тил парт­нер юри­ди­че­ской ком­па­нии Herbert Smith Freehills Алек­сей Па­нич.

По его сло­вам, ес­ли бы не воз­мож­ность до­су­деб­но­го уре­гу­ли­ро­ва­ния, МТС мог­ла бы столк­нуть­ся с пол­но­цен­ны­ми санк­ци­я­ми со сто­ро­ны США. На­при­мер, с раз­ры­вом ро­умин­го­вых со­гла­ше­ний с аме­ри­кан­ски­ми и ев­ро­пей­ски­ми опе­ра­то­ра­ми или по­те­рей кон­трак­тов с за­пад­ны­ми по­став­щи­ка­ми обо­ру­до­ва­ния, на ко­то­ром се­го­дня в Рос­сии по­стро­е­ны се­ти прак­ти­че­ски всех опе­ра­то­ров.

О том, что сто­ро­нам так и не уда­лось прий­ти к ком­про­мис­су и риск даль­ней­ших санк­ций со­хра­ня­ет­ся, кос­вен­но мо­жет сви­де­тель­ство­вать так­же объ­яв­ле­ние МТС о воз­мож­ном ухо­де с НьюЙорк­ской бир­жи: об этом ста­ло из­вест­но в фев­ра­ле 2019-го, ко­гда в ком­па­нии за­яви­ли о пе­ре­смот­ре сво­ей ак­ци­о­нер­ной стра­те­гии. Имен­но по­это­му, по мне­нию экс­пер­тов, ре­ше­ние МТС пой­ти на ми­ро­вое со­гла­ше­ние с аме­ри­кан­ски­ми ре­гу­ля­то­ра­ми в дан­ном слу­чае мо­жет ока­зать­ся един­ствен­но вер­ным.

| ТАСС | Мак­сим Сту­лов

Рас­сле­до­ва­ние про­тив МТС на­ча­лось вес­ной 2014 го­да, ко­гда в Кры­му был про­ве­ден ре­фе­рен­дум

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.