«Стре­ляя из пуш­ки, я ду­ма­ла о ми­ре»

Ак­три­са Нас­та­сья Кин­ски — о за­ря­де па­ци­физ­ма, люб­ви к рос­сий­ско­му ки­но и же­ла­нии вый­ти на на­шу сце­ну

Izvestia - - Первая страница - Ев­ге­ний Ав­ра­мен­ко

Нас­та­сья Кин­ски рас­ска­за­ла «Из­ве­сти­ям» о со­труд­ни­че­стве с Алек­сан­дром Аб­ду­ло­вым, же­ла­нии по­ра­бо­тать с мо­ло­ды­ми рос­сий­ски­ми ре­жис­се­ра­ми и на­деж­де на друж­бу меж­ду Рос­си­ей и США. Про­слав­лен­ная ак­три­са, из­вест­ная по филь­мам Ви­ма Вен­дер­са, Ро­ма­на По­лан­ски и Фр­эн­си­са Фор­да Коп­по­лы, по­лу­чи­ла на­гра­ду за вклад в ки­но­ис­кус­ство на XVII ки­но­фе­сти­ва­ле «Дух ог­ня», про­шед­шем в Хан­ты-Ман­сий­ске.

Нач­ну с од­но­го сво­е­го впе­чат­ле­ния. Си­жу на се­ан­се, вы вхо­ди­те в зал, са­ди­тесь и то­же на­чи­на­е­те смот­реть ко­рот­ко­мет­раж­ки мо­ло­дых ре­жис­се­ров. Как чув­ству­е­те се­бя на ме­сте зри­те­ля?

Мне очень нра­вит­ся быть зри­те­лем, я ча­сто на­хо­жусь в этой ро­ли, и для ме­ня это все­гда как впер­вые. Я ни­че­го не ана­ли­зи­рую во вре­мя про­смот­ра, не раз­би­ра­юсь в том, как сде­лан фильм, не ду­маю, на­при­мер, «ре­жис­сер­ское ре­ше­ние со­сто­я­ло в том-то», не удив­ля­юсь: «О, а по­че­му здесь та­кой свет?» Нет, я пол­но­стью по­гру­жа­юсь в ис­то­рию, ко­то­рая раз­во­ра­чи­ва­ет­ся на экране. Не важ­но, что я смот­рю — иг­ро­вое ки­но, до­ку­мен­таль­ное, спек­такль, — в этот мо­мент я та­кая же, как и вы, как и боль­шин­ство дру­гих зри­те­лей.

Вы не впер­вые при­ез­жа­е­те в на­шу стра­ну. В ка­ком го­ро­де или ре­ги­оне вам боль­ше все­го по­нра­ви­лось?

Каж­дый ре­ги­он Рос­сии, каж­дый го­род по-сво­е­му ин­те­ре­сен, хо­тя, ко­неч­но, хо­те­лось бы боль­ше вре­ме­ни, что­бы их по­луч­ше ис­сле­до­вать. Сей­час у ме­ня бы­ла воз­мож­ность по­лю­бо­вать­ся при­ро­дой Хан­ты-Ман­сий­ска. Это уни­каль­ный, са­мо­быт­ный ре­ги­он. В слу­чае с «Ду­хом ог­ня» для ме­ня важ­но и то, что я смог­ла с фе­сти­валь­ной сце­ны ска­зать что-то теп­лое об Алек­сан­дре Аб­ду­ло­ве, име­нем ко­то­ро­го на­зва­на пре­мия за луч­шие ак­тер­ские ра­бо­ты.

Я пом­ню его по съем­кам в «Уни­жен­ных и оскорб­лен­ных» у Ан­дрея Эшпая. Мне го­во­ри­ли, что я един­ствен­ная ино­стран­ная ак­три­са, с ко­то­рой сни­мал­ся Аб­ду­лов. И, на­хо­дясь здесь, я чув­ствую при­сут­ствие его ду­ха, вос­при­ни­маю это как встре­чу с ним.

«Дух ог­ня» — фе­сти­валь ки­не­ма­то­гра­фи­че­ских де­бю­тов, вер­но? И ко­гда здесь го­во­ри­ли о том, ка­кое со­бы­тие у ко­го-то про­изо­шло впер­вые: кто-то снял свой пер­вый фильм, кто-то де­бю­ти­ро­вал в ка­че­стве опе­ра­то­ра, я ду­ма­ла о кар­тине, в ко­то­рой сни­ма­лась с Аб­ду­ло­вым. Это ведь то­же де­бют для ме­ня — мой пер­вый рус­ский фильм.

В этом го­ду филь­мы фе­сти­ва­ля под­ни­ма­ли во­прос о на­ци­о­наль­ной, язы­ко­вой иден­тич­но­сти. Для вас это важ­но? У вас поль­ские кор­ни, вы ро­ди­лись в Бер­лине, ра­бо­та­ли на раз­ных кон­ти­нен­тах.

Да, я ро­ди­лась в Гер­ма­нии, но рос­ла в Ита­лии, в Юж­ной Аме­ри­ке, во Фран­ции... По­том дол­го жи­ла в США, за­тем в Ан­глии. А сей­час вер­ну­лась в Гер­ма­нию, по­то­му что мне там ин­те­рес­но. Я ведь так ма­ло про­жи­ла на сво­ей ро­дине. Знаю ее по то­му вре­ме­ни, ко­гда

еще бы­ла Бер­лин­ская сте­на. По­сле ее па­де­ния я прак­ти­че­ски не при­ез­жа­ла на ме­сто сво­е­го рож­де­ния боль­ше чем на два дня.

Я граж­да­нин ми­ра и ощу­щаю внут­рен­нее един­ство со мно­ги­ми стра­на­ми, где бы­ваю. Ко­гда при­ез­жаю в Рос­сию, чув­ствую, что ме­ня с ва­шей стра­ной что-то род­нит. Мы жи­вем в непро­стое вре­мя, в ми­ре тво­рят­ся не­ве­ро­ят­ные ве­щи. Но с дру­гой сто­ро­ны, мож­но, на­учив­шись че­му-то у на­ше­го про­шло­го и осво­бо­див­шись от его гру­за, «об­ну­лить­ся» и но­вы­ми гла­за­ми по­смот­реть на вза­и­мо­от­но­ше­ния раз­ных на­ро­дов, объ­еди­нить­ся по-но­во­му. Да, это воз­мож­но, и я на са­мом де­ле ра­да, что жи­ву в этот мо­мент.

Что зна­чит «объ­еди­нить­ся по-но­во­му»?

Недав­но я ви­де­ла те­ле­про­грам­му про то, как Аме­ри­ка и Рос­сия со­труд­ни­ча­ют в об­ла­сти ме­ди­ци­ны. Не­смот­ря на по­ли­ти­че­ские раз­но­гла­сия, дер­жа­вы все рав­но до­го­ва­ри­ва­ют­ся и ра­бо­та­ют вме­сте.

Или вот при­мер — ко­гда слу­чи­лась ка­кая-то тех­ни­че­ская непо­лад­ка на кос­ми­че­ской

стан­ции, рос­сий­ский и аме­ри­кан­ский кос­мо­нав­ты вме­сте долж­ны бы­ли что-то по­чи­нить. И они спра­ви­лись с этим, на­хо­дясь в тес­ном за­мкну­том про­стран­стве.

Мир и лю­бовь — это са­мое важ­ное. От меч­ты, что все мы мо­жем жить в ми­ре, нель­зя от­ка­зы­вать­ся. Но нуж­но ра­бо­тать, что­бы она во­пло­ти­лась.

Этот год в Рос­сии по­свя­щен те­ат­ру. Мы зна­ем вас как ки­но­звез­ду. За­ни­ма­ет ли те­ат­раль­ная прак­ти­ка ка­кое-ли­бо ме­сто в ва­шей жиз­ни?

Те­атр для ме­ня все­гда был и оста­ет­ся очень ва­жен. Я люб­лю его за жи­вой кон­такт, воз­ни­ка­ю­щий меж­ду сце­ной и за­лом. За воз­мож­ность, ко­гда ты на сцене, ве­сти еди­ную ли­нию ро­ли, от точ­ки A к точ­ке B, по­том к точ­ке C и так да­лее.

В Рос­сии, на­вер­ное, воз­мо­жен те­ат­раль­ный про­ект с уча­сти­ем ино­стран­но­го ар­ти­ста, не зна­ю­ще­го рус­ский? В спек­так­ле ведь зри­тель мо­жет чи­тать суб­тит­ры. Мне ка­жет­ся, это важ­но, ко­гда в ка­ком-ни­будь ре­ги­оне идет спек­такль, где ис­поль­зу­ет­ся дру­гой язык. Я бы мог­ла в нем по­участ­во­вать. Ко­гда вас при­гла­ша­ют в ка­кой-то про­ект, чем он дол­жен за­це­пить, что­бы вы со­гла­си­лись?

Это, ко­неч­но, за­ви­сит от ре­жис­се­ра и от ко­ман­ды, в ко­то­рой мне пред­ла­га­ет­ся ра­бо­тать. Слож­но по­нять за­ра­нее ме­ха­низм при­ня­тия то­го или ино­го ре­ше­ния. Но я от­чет­ли­во пред­став­ляю се­бе, на что не со­гла­шусь. Все, что ты де­ла­ешь в жиз­ни, остав­ля­ет от­пе­ча­ток в ду­ше, по­это­му нуж­но вни­ма­тель­но от­но­сить­ся к то­му, в чем участ­ву­ешь. Нуж­но по­нять, что ты при этом чув­ству­ешь. Это чув­ство ни­ко­гда не под­во­дит.

Ко­гда Ан­дрей Эшпай при­гла­шал ме­ня снять­ся в «Уни­жен­ных и оскорб­лен­ных», глав­ной при­чи­ной со­гла­сить­ся стал ро­ман До­сто­ев­ско­го, глу­бо­ко ме­ня за­дев­ший. К то­му же это бы­ло слож­ное для Рос­сии вре­мя (фильм вы­шел в 1991 го­ду. — «Из­ве­стия»), и мне ка­за­лось, что снять эту кар­ти­ну очень важ­но, для ме­ня это был вы­зов.

Из со­вре­мен­но­го рос­сий­ско­го ки­но мне очень по­нра­вил­ся фильм «Че­ло­век, ко­то­рый уди­вил всех». И ес­ли вы ме­ня спро­си­те, с кем мне бы­ло бы ин­те­рес­но по­ра­бо­тать, я от­ве­чу: с эти­ми ре­жис­се­ра­ми. Я сей­час не на­зо­ву их фа­ми­лий, но пом­ню, что это муж­чи­на и жен­щи­на (На­та­лья Мер­ку­ло­ва и Алек­сей Чу­пов. — «Из­ве­стия»). Ес­ли бу­де­те брать у них ин­тер­вью, обя­за­тель­но упо­мя­ни­те ме­ня.

Обе­щаю, что в лю­бом слу­чае со­об­щу им о ва­шей за­ин­те­ре­со­ван­но­сти. Мо­же­те ли опре­де­лить, ка­кой жиз­нен­ный этап пе­ре­жи­ва­ет сей­час Нас­та­сья Кин­ски?

На про­тя­же­нии мо­ей жиз­ни и мно­гих лет, про­ве­ден­ных в про­фес­сии, за ме­ня всё пла­ни­ро­ва­ли. Все­гда был чет­кий план: сей­час я долж­на сде­лать од­но, по­том дру­гое. Но по на­ту­ре я очень сво­бод­ный че­ло­век, и мне все­гда не хва­та­ло неожи­дан­но­сти, ме­ста для че­го-то спон­тан­но­го, для ка­ко­го-то сюр­при­за. И сей­час я насла­жда­юсь тем, что мо­гу немно­жеч­ко рас­крыть­ся и бо­лее сво­бод­но рас­по­ря­жать­ся сво­им вре­ме­нем.

У ме­ня все­гда бы­ли ка­кие-то же­ла­ния, меч­ты, на ко­то­рые не хва­та­ло вре­ме­ни, я все от­кла­ды­ва­ла на по­том. А мне ка­жет­ся, что меч­ты — это важ­но, ни­ко­гда не сто­ит их за­бы­вать. Сей­час я пы­та­юсь ре­а­ли­зо­вать и пе­ре­жить все то, о чем меч­та­ла. Ска­жи­те, а вы из Хан­ты­Ман­сий­ска?

Нет. Я жи­ву в Пе­тер­бур­ге. Вы при­ез­жа­ли к нам в 2015 го­ду на фе­сти­валь «По­сла­ние к че­ло­ве­ку». И да­же со­вер­ши­ли тор­же­ствен­ный вы­стрел с Пет­ро­пав­лов­ской кре­по­сти.

Это бы­ло страш­но­ва­то, ес­ли чест­но. Мне ска­за­ли, что это тра­ди­ция, к то­му же этот вы­стрел от­ме­ча­ет вре­мя — ка­жет­ся, пол­день.

Пом­ню, вы вы­гля­де­ли осо­бен­но хруп­ко ря­дом с пуш­кой и ка­за­лись рас­те­рян­ной.

Это бы­ло не са­мое при­ят­ное для ме­ня со­бы­тие. Но мне ска­за­ли, что это пра­во — боль­шая честь, а я по­чет­ный гость. Но, да­же стре­ляя из пуш­ки Пет­ро­пав­лов­ской кре­по­сти, я ду­ма­ла о ми­ре. На­де­юсь, вы помни­те, что я то­гда ска­за­ла? По­сла­ние к че­ло­ве­ку — это мир и лю­бовь.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.