След жел­то­го ан­ге­ла

Izvestia - - Первая страница - Алек­сандр Ф. Ск­ляр

Му­зы­кант Алек­сандр Ф. Ск­ляр — о при­кос­но­ве­нии к пес­ням Алек­сандра Вер­тин­ско­го

Что я вы­нес из об­ра­ще­ния к Вер­тин­ско­му? По­жа­луй, по­черк Ма­сте­ра. При­кос­но­ве­ние к Вер­тин­ско­му — это все­гда при­кос­но­ве­ние к ари­сто­кра­ти­че­ско­му ма­стер­ству. Оно, ко­неч­но, не мо­жет не пе­ре­дать­ся те­бе хо­тя бы ма­лой то­ли­кой, ес­ли ты об­ра­ща­ешь­ся к нему с от­кры­тым серд­цем и с ис­крен­ним на­ме­ре­ни­ем.

Пер­вые впе­чат­ле­ния от пе­сен Вер­тин­ско­го, 130-ле­тие со дня рож­де­ния ко­то­ро­го при­шлось на се­го­дня, ко­неч­но, из дет­ства. Его пла­стин­ки бы­ли у мо­их ро­ди­те­лей и ча­сто зву­ча­ли в на­шей квар­ти­ре. Я был еще ма­лень­ким и слу­шал эти за­пи­си на­ря­ду с оте­че­ствен­ной эст­ра­дой и клас­си­че­ской му­зы­кой, вы­хо­див­шей на пла­стин­ках. Го­раз­до рань­ше я услы­шал Вы­соц­ко­го. «Сни­мал» его пес­ни на ги­та­ре. Спу­стя неко­то­рое вре­мя до­воль­но мно­го слу­шал Пет­ра Ле­щен­ко. Так что Вер­тин­ский до по­ры до вре­ме­ни ни­чем для ме­ня не вы­де­лял­ся.

Ров­но до то­го мо­мен­та, ко­гда я, уже бу­дучи сту­ден­том, услы­шал пес­ню «Жел­тый ан­гел» в ис­пол­не­нии Ев­ге­ния Все­во­ло­до­ви­ча Го­ло­ви­на (по­эт, фи­ло­лог, пе­ре­вод­чик. — «Из­ве­стия»). Это бы­ло очень не­обыч­ное ис­пол­не­ние под ги­та­ру, но имен­но в этом ва­ри­ан­те я ее услы­шал и вы­учил. Го­ло­вин ис­пол­нял ее в аб­со­лют­но непо­вто­ри­мой ма­не­ре, хо­тя от­да­лен­но она на­по­ми­на­ла ма­не­ру Вер­тин­ско­го.

Идея ис­пол­нить ее на пуб­ли­ке при­шла го­раз­до поз­же, ко­гда моя груп­па «Ва-Банкъ» уже су­ще­ство­ва­ла лет де­сять. По­том ро­ди­лась мысль сде­лать про­грам­му из пе­сен Вер­тин­ско­го и в 2000 го­ду она по­яви­лась — «Бра­зиль­ский крей­сер. Стран­ные пес­ни А.Н. Вер­тин­ско­го» с Ири­ной Бо­гу­шев­ской. С это­го мо­мен­та я слу­шал Вер­тин­ско­го уже дей­стви­тель­но мно­го. По­гру­зил­ся в его пес­ни с го­ло­вой: пе­ре­слу­шал прак­ти­че­ски все и имен­но в этот мо­мент под­дал­ся ма­гии и оча­ро­ва­нию его ис­пол­не­ния: со­вер­шен­но уни­каль­но­го, ма­нер­но­го, очень спе­ци­фи­че­ско­го, ко­то­рое до сих пор ни­кем не по­вто­ре­но.

Ин­то­на­ции Вер­тин­ско­го оста­лись толь­ко у него, что лиш­ний раз сви­де­тель­ству­ет о его огром­ном ма­стер­стве. Он на­шел на­столь­ко свое ли­цо, что лю­бые по­пыт­ки при­бли­зить­ся к его ма­не­ре ис­пол­не­ния мо­мен­таль­но вос­при­ни­ма­ют­ся лю­бой ауди­то­ри­ей стан­дарт­но: «А, по­нят­но! Он ко­пи­ру­ет Вер­тин­ско­го». Вот имен­но это­го я хо­тел мак­си­маль­но из­бе­жать.

Аль­бом, по­лу­чив­ший на­зва­ние «Рус­ское солн­це», вы­шел 12 лет на­зад — это мак­си­маль­но мой Вер­тин­ский. Во вся­ком слу­чае на том эта­пе. Во вре­мя под­го­тов­ки к аль­бо­му я об­щал­ся с Ана­ста­си­ей Алек­сан­дров­ной Вер­тин­ской (ак­три­са, дочь Вер­тин­ско­го. — «Из­ве­стия»). Мне бы­ло важ­но, что­бы она по­ня­ла, что «Рус­ское солн­це» — это аб­со­лют­но не спон­тан­ная ра­бо­та. И то, что она одоб­ри­ла пес­ни, ко­то­рые я вы­брал для аль­бо­ма, мной бы­ло вос­при­ня­то как бла­го­сло­ве­ние свы­ше. У ме­ня бы­ла очень роб­кая, скром­ная на­деж­да, что са­ма Ана­ста­сия Алек­сан­дров­на по­участ­ву­ет в аль­бо­ме — я хо­тел по­про­сить про­чи­тать од­но сти­хо­тво­ре­ние. Но она бы­ла на­столь­ко бла­го­склон­на, что про­чи­та­ла не од­но, а це­лых два. И это на­сто­я­щие жем­чу­жи­ны аль­бо­ма, по­то­му что чи­та­ет она их со­вер­шен­но изу­ми­тель­но, и каж­дый раз, ко­гда слу­шаю эти сти­хи в ис­пол­не­нии Ана­ста­сии Алек­сан­дров­ны, ви­жу за ней са­мо­го Вер­тин­ско­го.

Ко­гда аль­бом «Рус­ское солн­це» вы­шел на ви­ни­ле, я с по­чте­ни­ем по­да­рил ей эту пла­стин­ку. И при­гла­сил Ана­ста­сию Алек­сан­дров­ну на один из кон­цер­тов. По­сле, в гри­мер­ке, она ска­за­ла: «Хо­ро­шо, спа­си­бо!»

Се­го­дня ста­рая ауди­то­рия, в чей куль­тур­ный ба­гаж во­шли пес­ни Вер­тин­ско­го и ко­то­рая еще за­ста­ла его жи­вым, не так ши­ро­ка. К этой ауди­то­рии от­но­сит­ся моя ма­ма, бы­вав­шая на его кон­цер­тах. Для нее пес­ни Вер­тин­ско­го — веч­ные. Ино­гда на кон­цер­тах, где я ис­пол­няю эти пес­ни, ви­жу лю­дей со­всем мо­ло­дых, и им они то­же яв­но ин­те­рес­ны. Ко­неч­но, Алек­сандр Вер­тин­ский эли­та­рен и, без со­мне­ния, он не об­ще­на­род­ный пе­вец. Он го­раз­до бо­лее эли­та­рен, чем Уте­сов, Бер­нес или Вы­соц­кий, но от это­го его эсте­ти­че­ская зна­чи­мость ни­чуть не мень­ше.

Ду­маю, что чис­ло устой­чи­вых по­клон­ни­ков Вер­тин­ско­го, ко­неч­но, не так огром­но, как у Вы­соц­ко­го, но нуж­но учесть, что стра­на у нас огром­ная, и ес­ли пред­по­ло­жить, что Вер­тин­ско­го слу­ша­ет хо­тя бы 1% на­се­ле­ния, то это уже бо­лее мил­ли­о­на че­ло­век. Очень мно­го...

Ис­пол­не­нию Алек­сандра Вер­тин­ско­го бы­ли при­су­щи ма­гия и оча­ро­ва­ние, ко­то­рые до сих пор ни­кем не по­вто­ре­ны | Getty Images

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.