В Кон­церт­ный зал Чай­ков­ско­го пу­сти­ли «кре­сто­нос­цев»

«Ри­наль­до» Ген­де­ля вер­нул­ся в Моск­ву

Izvestia - - Первая страница - Сер­гей Ува­ров

«Кре­сто­нос­цы» при­шли в сто­ли­цу. Прав­да, их ору­жи­ем ста­ли не ме­чи, а аутен­тич­ные ин­стру­мен­ты и го­ло­са. На сцене Кон­церт­но­го за­ла име­ни Чай­ков­ско­го (КЗЧ) про­зву­ча­ла опе­ра Геор­га Фри­дри­ха Ген­де­ля «Ри­наль­до», со­еди­ня­ю­щая сред­не­ве­ко­вые ис­то­ри­че­ские мо­ти­вы с вол­шеб­ством и ли­ри­кой. Ан­самбль «Ма­те­ус» под управ­ле­ни­ем ЖанКри­сто­фа Спи­но­зи и меж­ду­на­род­ная ко­ман­да пев­цов ис­пол­ни­ли ба­роч­ный ше­девр мак­си­маль­но эф­фект­но, но не без ку­пюр.

Кон­церт­ные ис­пол­не­ния опер Ген­де­ля — уже доб­рая тра­ди­ция для КЗЧ. За по­след­ние 10 лет сто­лич­ная пуб­ли­ка услы­ша­ла в за­ле на Три­ум­фаль­ной пло­ща­ди ред­ко­сти, которые до на­ших опер­ных те­ат­ров ни­ко­гда не до­би­ра­лись: «Ор­лан­до», «Те­зей», «Алек­сандр», «От­тон»... Бы­ли и бо­лее из­вест­ные, но все же не ре­пер­ту­ар­ные у нас «Ксеркс» (им, кста­ти, в 2016-м ди­ри­жи­ро­вал тот же Жан-Кри­стоф Спи­но­зи) и в 2018-м — «Ри­наль­до».

Ка­за­лось бы, за­чем да­вать опе­ру, ко­то­рая зву­ча­ла на той же пло­щад­ке ме­нее го­да на­зад (не счи­тая бо­лее ран­них ис­пол­не­ний в Москве и Санк­тПе­тер­бур­ге)? У Ген­де­ля хва­тит незна­ко­мо­го на­шей пуб­ли­ке ре­пер­ту­а­ра еще лет на 30. Но про­шлая ин­тер­пре­та­ция, пре­под­не­сен­ная мос­ков­ским ме­ло­ма­нам Ан­дре­сом Му­сто­не­ном, вы­зва­ла мно­же­ство на­ре­ка­ний: про­из­ве­де­ние

бы­ло из­ряд­но со­кра­ще­но, а рас­пре­де­ле­ние во­каль­ных пар­тий шло враз­рез с тре­мя ав­тор­ски­ми ре­дак­ци­я­ми. По­это­му но­вая по­пыт­ка пред­ста­вить «Ри­наль­до» вы­гля­дит ра­бо­той над ошиб­ка­ми, пусть и про­ве­де­на она бы­ла дру­ги­ми му­зы­кан­та­ми.

Со­став со­ли­стов на этот раз по­чти пол­но­стью со­от­вет­ству­ет пер­во­на­чаль­ной вер­сии 1711 го­да: Аль­ми­ре­на и Ар­ми­да — со­пра­но, Гот­ф­рид — мец­цо-со­пра­но, Ри­наль­до и Эуста­цио — контра­те­но­ра (у Ген­де­ля — ка­стра­ты), Ар­гант — бас. Един­ствен­ное рас­хож­де­ние — Хри­сти­ан­ский маг, пар­тия ко­то­ро­го бы­ла пол­но­стью ку­пи­ро­ва­на Спи­но­зи. Соб­ствен­но, со­кра­ще­ния в тре­тьем ак­те — глав­ная «неа­у­тен­тич­ность» ис­пол­не­ния. Но год на­зад их бы­ло боль­ше. То­гда кон­церт длил­ся око­ло двух ча­сов, те­перь — два с по­ло­ви­ной, не счи­тая ан­трак­та (пол­но­стью же «Ри­наль­до» зву­чит чуть ме­нее трех ча­сов).

К са­мим пев­цам пре­тен­зий по­чти нет. Аме­ри­кан­ский контра­те­нор Эрик Юре­нас (Ри­наль­до) спра­вил­ся со все­ми слож­но­стя­ми, в том чис­ле по­чти без по­терь «про­шел че­рез мед­ные тру­бы» в арии «Or la tromba», в ка­ден­ции но­ме­ра устро­ив не ука­зан­ную в пар­ти­ту­ре, но вполне воз­мож­ную пе­ре­клич­ку с со­ли­ру­ю­щей тру­бой-кла­ри­но. Сто­ит раз­ве что по­се­то­вать на мяг­кий, недо­ста­точ­но ге­ро­и­че­ский тембр пев­ца.

За­то уро­же­нец Апен­нин­ско­го по­лу­ост­ро­ва Ри­кар­до Но­ва­ро (Ар­гант) спол­на вос­пол­нил нехват­ку бру­таль­но­сти сво­е­го со­пер­ни­ка. Не толь­ко в пе­нии, но и в иг­ре: Аль­ми­ре­ну он по­ве­ли­тель­но хва­тал за ру­ки, Ар­ми­ду — страст­но це­ло­вал. Од­на­ко да­мы, да­же несмот­ря на эти стра­сти и бле­стя­щий малино­вый пи­джак ге­роя, снис­ка­ли боль­ше вос­тор­гов. Звезд­ным ча­сом на­шей со­оте­че­ствен­ни­цы Ека­те­ри­ны Ба­ка­но­вой ста­ла ария «Lascia ch’io pianga» — глав­ный хит опе­ры, а фран­ко-американская пе­ви­ца Эми­ли Ро­уз Брай до­ми­ни­ро­ва­ла на сцене весь вто­рой акт.

Злая вол­шеб­ни­ца Ар­ми­да в ее ис­пол­не­нии де­ла­ет став­ку не толь­ко на ма­ги­че­ские, но и на жен­ские ча­ры. Эро­тизм ро­ли был под­черк­нут на­ря­дом: мо­дель­ные фор­мы ис­пол­ни­тель­ни­цы недву­смыс­лен­но обо­зна­ча­ла об­ле­га­ю­щая ткань. Вку­пе с яр­ким во­ка­лом это про­из­во­ди­ло силь­ное впе­чат­ле­ние, хо­тя ак­тер­ский гра­дус вре­ме­на­ми за­шка­ли­вал.

На­ро­чи­тая эф­фект­ность, стрем­ле­ние к брос­ко­му те­ат­раль­но­му же­сту, по­хо­же, бы­ли за­да­ны са­мим ди­ри­же­ром, который то­же вся­че­ски ста­рал­ся увлечь зри­те­ля. Неожиданные за­мед­ле­ния и уско­ре­ния, под­черк­ну­тые ди­на­ми­че­ские кон­тра­сты, яв­но неген­де­лев­ские кла­сте­ры в мо­мен­тах по­яв­ле­ния тем­ных сил... Од­на­ко от­кро­вен­но­го кит­ча Спи­но­зи не до­пус­кал. И су­дя по ре­гу­ляр­ным ап­ло­дис­мен­там меж­ду но­ме­ра­ми и вы­зо­ву на бис (на про­ща­ние му­зы­кан­ты по­вто­ри­ли фи­наль­ный ан­самбль), взять Тре­тий Рим этим «кре­сто­нос­цам» уда­лось.

Опе­ра Ген­де­ля объ­еди­ни­ла му­зы­кан­тов из Фран­ции, Ита­лии, Рос­сии и США | Пресс-служ­ба Мос­ков­ской фи­лар­мо­нии

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.