На ме­ди­цин­ском фрон­те

Как со­вет­ский ан­ти­био­тик спас сот­ни ты­сяч сол­дат

Izvestia - - Первая страница - Ма­рия Не­дюк

Один из пер­вых советских ан­ти­био­ти­ков — гра­ми­ци­дин С — сыг­рал огром­ную роль в спа­се­нии мно­гих ты­сяч жизней на фрон­тах Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны. Ле­кар­ство в ви­де пас­ты для на­руж­но­го при­ме­не­ния не да­ва­ло ра­не­ным по­гиб­нуть от гной­ных ин­фек­ций, ган­гре­ны и ожо­гов, уби­ва­ло опас­ные стреп­то­кок­ко­вые и ста­фи­ло­кок­ко­вые бак­те­рии. Пре­па­рат

был пе­ре­дан со­юз­ни­кам по ан­ти­гит­ле­ров­ской ко­а­ли­ции в 1944 го­ду, его изу­че­ни­ем за­ни­ма­лась Мар­га­рет Тэт­чер во вре­мя за­щи­ты дис­сер­та­ции по хи­мии. «Из­ве­стия» впер­вые пуб­ли­ку­ют ар­хив­ные до­ку­мен­ты, свя­зан­ные с со­зда­ни­ем и про­из­вод­ством это­го ле­кар­ства.

РОЖДЕННЫЙ В 1942

Несмот­ря на то что пер­вый в ми­ре ан­ти­био­тик пе­ни­цил­лин был от­крыт еще в 1928 го­ду, к на­ча­лу Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны в Со­вет­ском Со­ю­зе он был недо­сту­пен. В СССР пер­вые об­раз­цы это­го ве­ще­ства бы­ли по­лу­че­ны в 1942 го­ду. Ле­кар­ство на­зва­ли кру­сто­зин, так как его дей­ству­ю­щее ве­ще­ство бы­ло вы­де­ле­но мик­ро­био­ло­гом Зи­на­и­дой Ер­мо­лье­вой из штам­ма гри­ба ви­да Penicillium crustosum. Но это был не един­ствен­ный со­здан­ный в на­ча­ле вой­ны ан­ти­био­тик.

В том же 1942 го­ду мик­ро­био­ло­ги Геор­гий Га­у­зе и Ма­рия Браж­ни­ко­ва су­ме­ли по­лу­чить оте­че­ствен­ный пре­па­рат, на­зван­ный гра­ми­ци­дин С.

— Пре­па­рат был со­здан в Москве, в Ин­сти­ту­те ма­ля­рии и ме­ди­цин­ской па­ра­зи­то­ло­гии, — рас­ска­за­ла «Из­ве­сти­ям» до­цент ка­фед­ры фар­ма­цев­ти­че­ской и ток­си­ко­ло­ги­че­ской хи­мии им. А.П. Ар­за­мас­це­ва Ин­сти­ту­та фар­ма­ции Се­че­нов­ско­го уни­вер­си­те­та Ве­ра Ку­зи­на. — В на­зва­нии пре­па­ра­та от­ра­зи­лось его дей­ствие: пер­вая часть на­име­но­ва­ния означает, что он убивает грам­по­ло­жи­тель­ные бак­те­рии. Вто­рая часть — ци­дин — про­изо­шла от ла­тин­ско­го caedo (уби­вать). Бук­ва С в на­зва­нии ан­ти­био­ти­ка озна­ча­ла «со­вет­ский», она бы­ла нуж­на для то­го, что­бы от­ли­чить вер­сию ле­кар­ства от гра­ми­ци­ди­на, от­кры­то­го ра­нее в США.

Ис­сле­до­ва­тель Ма­рия Браж­ни­ко­ва так опи­сы­ва­ла в вос­по­ми­на­ни­ях ат­мо­сфе­ру по­ис­ков: «Все сто­лы ла­бо­ра­то­рии бы­ли за­став­ле­ны стек­лян­ны­ми плос­ки­ми та­ре­лоч­ка­ми, так на­зы­ва­е­мы­ми чаш­ка­ми Пет­ри. На дру­гих сто­лах бы­ли рас­став­ле­ны шта­ти­вы с про­бир­ка­ми, на­пол­нен­ны­ми зем­лей. Про­бы со­би­ра­ли по­всю­ду — во дво­рах, ого­ро­дах, на свал­ках, в ле­сах и по­лях Под­мос­ко­вья. Кар­ма­ны со­труд­ни­ков бы­ли пол­ны ма­лень­ких свер­точ­ков с зем­лей. Зем­лю при­но­си­ли в ла­бо­ра­то­рию, пе­ре­сы­па­ли в про­бир­ки и в каж­дую про­бир­ку на­ли­ва­ли немно­го во­ды, что­бы по­лу­чи­лась «зем­ля­ная ка­ша»».

За­тем уче­ные на­ли­ва­ли в чаш­ки Пет­ри пи­та­тель­ную сре­ду, со­дер­жа­щую мяс­ной бу­льон и са­хар. Кап­лю взве­си, со­дер­жа­щую ты­ся­чи опас­ных мик­ро­бов (от­дель­но при­го­тов­лен­ных ста­фи­ло­кок­ков), по­ме­ща­ли на по­верх­ность за­стыв­шей пи­та­тель­ной сре­ды, а за­тем ту­да же на­но­си­ли кап­лю «зем­ля­ной ка­ши» из про­бир­ки. За­се­ян­ные та­ким об­ра­зом чаш­ки вы­дер­жи­ва­ли в тер­мо­ста­те при опре­де­лен­ной тем­пе­ра­ту­ре.

Че­рез опре­де­лен­ное вре­мя на по­верх­но­сти студ­ня вы­рас­та­ли де­сят­ки раз­лич­но окра­шен­ных то­чек: жел­тые ко­ло­нии ста­фи­ло­кок­ков впе­ре­меш­ку с крас­ны­ми, си­ни­ми и бе­лы­ми ко­ло­ни­я­ми поч­вен­ных мик­ро­бов. Во­круг неко­то­рых ко­ло­ний поч­вен­ных мик­ро­бов мож­но бы­ло яс­но раз­ли­чить «зо­ну пу­сты­ни». Они ограж­да­ли се­бя, вы­пус­кая в окру­жа­ю­щую сре­ду ве­ще­ство, ко­то­рое по­дав­ля­ло все жи­вое. Это и был тот самый ан­ти­био­тик, ко­то­рый в го­ды вой­ны спас де­сят­ки ты­сяч жизней.

ИС­ПЫ­ТА­НИЯ БОЕМ

Ле­кар­ство на ос­но­ве по­лу­чен­но­го ве­ще­ства сра­зу же ста­ло при­ме­нять­ся в во­ен­ной ме­ди­цине. У уче­ных не бы­ло ни­ка­кой воз­мож­но­сти про­во­дить ка­кие-ли­бо обя­за­тель­ные се­год­ня до­кли­ни­че­ские или кли­ни­че­ские ис­пы­та­ния, каж­дый день в во­ен­ные гос­пи­та­ли по­па­да­ли ты­ся­чи ра­не­ных советских сол­дат, и по­мощь им нуж­на бы­ла неза­мед­ли­тель­но.

— В труд­ные го­ды вой­ны на­ши­ми уче­ны­ми бы­ли уста­нов­ле­ны ан­ти­бак­те­ри­аль­ные свой­ства гра­ми­ци­ди­на, — рас­ска­за­ла «Из­ве­сти­ям» ру­ко­во­ди­тель сек­то­ра по­ис­ка при­род­ных со­еди­не­ний, пре­одо­ле­ва­ю­щих устой­чи­вость бак­те­рий НИИ по изыс­ка­нию но­вых ан­ти­био­ти­ков им. Г.Ф. Га­у­зе Оль­га Ефре­мен­ко­ва. — Важ­ным от­ли­чи­ем гра­ми­ци­ди­на С от дру­гих ан­ти­био­ти­ков ока­за­лось то, что к нему прак­ти­че­ски не раз­ви­ва­ет­ся устой­чи­вость па­то­ген­ных мик­ро­ор­га­низ­мов. Су­ще­ствен­ным недо­стат­ком ле­кар­ства бы­ла его вы­со­кая ток­сич­ность, по­это­му он мог при­ме­нять­ся толь­ко на­руж­но. Его на­но­си­ли ра­не­но­му на те­ло в ви­де пас­ты.

Од­на­ко даже в та­кой фор­ме пре­па­рат ока­зал­ся на­столь­ко эф­фек­ти­вен при ле­че­нии гной­ных ин­фек­ций, что уже в 1943 го­ду Нар­ком­здрав РСФСР вы­пу­стил рас­по­ря­же­ние о его мас­со­вом про­из­вод­стве и по­став­ках на фронт.

В го­ды вой­ны этот мест­ный ан­ти­био­тик по­мо­гал советским бой­цам и мир­ным граж­да­нам бо­роть­ся с гной­но-вос­па­ли­тель­ны­ми ин­фек­ци­я­ми мяг­ких тка­ней и ко­жи, в том чис­ле воз­ник­ши­ми по­сле ра­не­ний, яз­ва­ми, про­леж­ня­ми, остео­ми­е­ли­та­ми. Он хо­ро­шо за­ре­ко­мен­до­вал се­бя при фу­рун­ку­ле­зе и кар­бун­ку­лах — ча­стых спут­ни­ках тя­же­лой во­ен­ной служ­бы и труд­ных бы­то­вых усло­вий граж­дан­ско­го на­се­ле­ния в пе­ри­од вой­ны. Так­же он ис­поль­зо­вал­ся для про­фи­лак­ти­ки и ле­че­ния мик­роб­но­го об­се­ме­не­ния ожо­го­вых ран у на­ших сол­дат.

ПИСЬ­МО ИЗЗА ОКЕ­А­НА

Сла­ва об эф­фек­тив­но­сти со­вет­ско­го гра­ми­ци­ди­на быст­ро рас­про­стра­ни­лась за пре­де­лы СССР. В 1945 го­ду в Ин­сти­тут ма­ля­рии и тро­пи­че­ских бо­лез­ней при­шло пись­мо из Рок­фел­ле­ров­ско­го ин­сти­ту­та ме­ди­цин­ских ис­сле­до­ва­ний (Нью-Йорк). К Геор­гию Га­у­зе об­ра­щал­ся за по­мо­щью Рене Дю­бо, имен­но он в 1939 го­ду вы­де­лил из поч­вен­ных бак­те­рий пер­вый гра­ми­ци­дин.

«Как вы мо­же­те се­бе пред­ста­вить, я чрез­вы­чай­но за­ин­те­ре­со­ван ва­шей ра­бо­той с Браж­ни­ко­вой, ка­са­ю­щей­ся со­вет­ско­го гра­ми­ци­ди­на, — ска­за­но в пись­ме (име­ет­ся в рас­по­ря­же­нии «Из­ве­стий»). — Мы, ко­неч­но, очень жаж­дем срав­нить ва­шу куль­ту­ру и ва­ше ве­ще­ство с на­шим соб­ствен­ным, и я хо­тел бы узнать, не най­де­те ли вы воз­мож­ным при­слать нам куль­ту­ру мик­ро­ба, изо­ли­ро­ван­но­го из рус­ской поч­вы».

Дю­бо так­же со­об­щил рос­сий­ским мик­ро­био­ло­гам, что в Аме­ри­ке стро­ит­ся боль­шое ко­ли­че­ство за­во­дов по про­из­вод­ству гра­ми­ци­ди­на и, ес­ли со­вет­ский штамм ока­жет­ся эф­фек­тив­нее, име­ло бы смысл для спа­се­ния жизней сол­дат про­из­во­дить имен­но его.

Ис­сле­до­ва­ния со­вет­ско­го гра­ми­ци­ди­на под ру­ко­вод­ством био­хи­ми­ка Ан­дрея Бе­ло­зер­ско­го по­ка­за­ли: дей­ству­ю­щее ве­ще­ство яв­ля­ет­ся бел­ком. Од­на­ко тре­бо­ва­лись даль­ней­шие на­уч­ные ис­сле­до­ва­ния струк­ту­ры это­го ве­ще­ства. С этой це­лью в рам­ках со­труд­ни­че­ства со­юз­ни­ков Мин­здрав СССР в 1944 го­ду пе­ре­дал об­ра­зец но­во­го ан­ти­био­ти­ка в Ли­сте­ров­ский ме­ди­цин­ский ин­сти­тут (Лон­дон). Там им за­ни­мал­ся из­вест­ный био­хи­мик Ри­чард Синг. Ин­те­рес­но, что в кри­стал­ло­гра­фи­че­ских ис­сле­до­ва­ни­ях по изу­че­нию стро­е­ния гра­ми­ци­ди­на С при­ни­ма­ла уча­стие хи­мик Мар­га­рет Тэт­чер, впо­след­ствии став­шая пре­мьер-ми­ни­стром Ве­ли­ко­бри­та­нии. Она за­ни­ма­лась изу­че­ни­ем гра­ми­ци­ди­на во вре­мя на­пи­са­ния дис­сер­та­ции.

— Гра­ми­ци­дин С имел су­ще­ствен­ные пре­иму­ще­ства перед аме­ри­кан­ским тез­кой: у него был бо­лее про­стой ами­но­кис­лот­ный со­став, бо­лее ши­ро­кий спектр ан­ти­бак­те­ри­аль­но­го дей­ствия и бо­лее вы­со­кая стой­кость к внеш­ним воз­дей­стви­ям, — объ­яс­нил «Из­ве­сти­ям» про­фес­сор ка­фед­ры фар­ма­ко­ло­гии Ин­сти­ту­та фар­ма­ции Се­че­нов­ско­го уни­вер­си­те­та Вла­ди­мир Чу­ба­рев. — Ты­ся­чи сол­дат Со­вет­ской ар­мии бы­ли спа­се­ны и воз­вра­ще­ны в строй бла­го­да­ря гра­ми­ци­ди­ну С. При ле­че­нии ра­не­ных во вре­мя вой­ны об­на­ру­жи­ли: это ле­кар­ство по­дав­ля­ет рост стреп­то­кок­ков, ста­фи­ло­кок­ков, пнев­мо­кок­ков, воз­бу­ди­те­лей анаэ­роб­ной ин­фек­ции.

26 июня 1946 го­да Ма­рии Браж­ни­ко­вой, Геор­гию Га­у­зе и ди­рек­то­ру Ин­сти­ту­та ма­ля­рии и ме­ди­цин­ской па­ра­зи­то­ло­гии Пет­ру Сер­ге­е­ву бы­ла при­суж­де­на Ста­лин­ская пре­мия 3-й сте­пе­ни.

Пре­па­рат не по­те­рял сво­е­го зна­че­ния и для со­вре­мен­ной ме­ди­ци­ны. Сей­час гра­ми­ци­дин С мож­но при­об­ре­сти в лю­бой ап­те­ке в ви­де таб­ле­ток или спрея от бо­ли в гор­ле. В со­став пре­па­ра­та вклю­че­ны мо­ле­ку­лы имен­но то­го дей­ству­ю­ще­го ве­ще­ства, ко­то­рое вхо­ди­ло в пас­ты, ис­поль­зо­вав­ши­е­ся на фрон­тах Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.