«Пес­ни Победы» мо­гут спеть в Ки­е­ве

Пе­вец Ми­ха­ил Ту­рец­кий — о том, как взять Рейхс­таг му­зы­кой и по­че­му ев­рей­ские ме­ло­дии зву­ча­ли в Ка­пи­то­лии

Izvestia - - Первая страница - Зоя Игум­но­ва

Аме­ри­кан­цы про­си­ли «Хор Ту­рец­ко­го» ис­пол­нить рус­ские во­ен­ные пес­ни в зда­нии Ге­нассам­блеи ООН и Ка­пи­то­лии, но пат­ри­о­ти­че­ские ак­ции — не по­вод для аги­та­ции. Об этом «Из­ве­сти­ям» рас­ска­зал худрук кол­лек­ти­ва Ми­ха­ил Ту­рец­кий. Раз­го­вор со­сто­ял­ся в пред­две­рии его боль­шо­го меж­ду­на­род­но­го га­строль­но­го про­ек­та «Пес­ни Победы». 9 мая му­зы­кан­ты спо­ют в Москве у Бе­ло­рус­ско­го вок­за­ла, а за­тем от­пра­вят­ся че­рез Ев­ро­пу в Ки­тай.

Го­во­рят, про­ект «Пес­ни Победы» ро­дил­ся как обе­ща­ние, дан­ное ва­ми от­цу.

Да. Ко­гда па­пе ис­пол­ни­лось 95 лет, я дал ему два обе­ща­ния: от­празд­но­вать 100-ле­тие на сцене Крем­лев­ско­го двор­ца и спеть пес­ни Победы в цен­тре Бер­ли­на. Од­но из них уда­лось во­пло­тить!

Ваш отец про­шел всю вой­ну?

В июле 1941-го мой па­па был при­зван из Моск­вы в Ле­нин­град, в во­ен­ный ко­мис­са­ри­ат на Фон­тан­ке, 90. Уж не знаю, как так по­лу­чи­лось. Он ока­зал­ся на Ле­нин­град­ском фрон­те. Его рас­пре­де­ли­ли в ба­та­льон хим­за­щи­ты. Он был участ­ни­ком про­ры­ва бло­ка­ды. На­граж­ден ме­да­лью «За обо­ро­ну Ле­нин­гра­да», ор­де­ном Крас­ной Звез­ды и еще це­лым ря­дом на­град. А за­кон­чил вой­ну он 9 мая в Бер­лине, от­ку­да по­том несколь­ко ме­ся­цев шел пеш­ком до­мой в Моск­ву. И боль­ше ни­ко­гда в Гер­ма­нию не ез­дил...

Не мог про­стить?

Ду­маю, все же про­стил. Даже у ме­ня, на­след­ни­ка той тра­ге­дии, уже нет к со­вре­мен­ным нем­цам пре­тен­зий, по­то­му что по­том­ки не от­ве­ча­ют за пре­ступ­ле­ния сво­их пред­ков. Но важ­но, что Со­вет­ская ар­мия не уни­что­жи­ла Гер­ма­нию в 1945 го­ду. Не сров­ня­ли го­ро­да, хо­тя име­ли на это пра­во. Па­мят­ни­ки, ар­хи­тек­ту­ру со­хра­ни­ли для по­том­ков, по­то­му что ока­за­лись боль­ши­ми гу­ма­ни­ста­ми, неже­ли нем­цы, ко­то­рые не ща­ди­ли ни­ко­го и ни­че­го.

Так вот, узнав о мо­ей за­тее вы­сту­пить в Бер­лине, па­па по­кру­тил паль­цем у вис­ка. А мне хо­те­лось в май­ские празд­ни­ки на цен­траль­ной пло­ща­ди го­ро­да от­ме­тить ве­ли­кий подвиг со­вет­ско­го на­ро­да и спеть на­ши пес­ни для ев­ро­пей­цев. Я чув­ство­вал, что это ак­ту­аль­но. Уди­ви­тель­но, но это по­лу­чи­лось. Прав­да, па­па не уви­дел на­ше­го три­ум­фа. Он ушел на 97-м го­ду жиз­ни.

Но «взять Бер­лин» вам уда­лось не сра­зу.

9 мая 2015 го­да, ко­гда от­ме­ча­ли 70-ле­тие Ве­ли­кой Победы, мы сде­ла­ли боль­шое шоу на По­клон­ной го­ре, со­брав 150 тыс. зри­те­лей. Празд­ник еди­не­ния дал нам уве­рен­ность, что вме­сте мы непо­бе­ди­мы. «Мы мир­ные лю­ди, но наш бро­не­по­езд сто­ит на за­пас­ном пу­ти».

А два го­да спу­стя 8 мая мы до­бра­лись до Бер­ли­на. До сих пор лю­ди не мо­гут по­ве­рить, как это вла­сти до­пу­сти­ли, что в ки­ло­мет­ре от Рейхс­та­га, пе­ли рус­ские. Мы со­бра­ли 20 тыс. зри­те­лей под от­кры­тым небом! В день ка­пи­ту­ля­ции фа­шист­ской Гер­ма­нии нем­цы да­ли воз­мож­ность на­шим ар­ти­стам спеть пес­ни о ми­ре, войне, люб­ви и по­дви­ге.

На пло­ща­ди бы­ло очень мно­го нем­цев и участ­ни­ков ан­ти­фа­шист­ско­го дви­же­ния в Гер­ма­нии. Мно­гие не зна­ют рус­ский.

Но ко­гда мы за­пе­ли «Бу­хен­вальд­ский на­бат», де­сят­ки ты­сяч че­ло­век спло­ти­ли ря­ды. «Мы жа­ле­ем, что не при­ве­ли де­тей», — де­ли­лись лю­ди по­сле кон­цер­та. Нам го­во­ри­ли, что пес­ни Победы важ­нее для ев­ро­пей­цев, чем, на­при­мер, вы­ступ­ле­ние Ма­дон­ны.

Очень ча­сто в за­пад­ных СМИ на­шу стра­ну пре­под­но­сят как агрес­со­ра. Но на­ша идея, от­кры­тость, ма­стер­ство де­мон­стри­ру­ют, что Рос­сия не та­кая.

А еще все ча­ще по­яв­ля­ют­ся пуб­ли­ка­ции, в ко­то­рых по­бе­ду над фа­шиз­мом де­лят меж­ду со­бой дру­гие стра­ны, на­ме­рен­но за­бы­вая про подвиг со­вет­ско­го на­ро­да.

Про­па­ган­дист­ская ма­ши­на силь­на. И ес­ли кто-то за­хо­чет объ­яс­нить, что Рос­сия «здесь ни при чем», один наш кон­церт не мо­жет про­ти­во­сто­ять про­па­ган­де. Но, как го­во­рит­ся, от ду­но­ве­ния ве­тер­ка в Уруг­вае за­ви­сит зем­ле­тря­се­ние в Япо­нии. По­это­му гра­дус непо­ни­ма­ния, недо­ве­рия и агрес­сии мы по­ни­жа­ем.

Я ино­гда за­ду­мы­ва­юсь, по­че­му за­ни­ма­юсь этим. И в го­ло­ву при­хо­дит мысль, мо­жет быть, моя се­мья, по­гиб­шая в вой­ну, по­ру­чи­ла мне это. И это их ду­ши выступают та­ким вот об­ра­зом. В 1941 го­ду под Мин­ском вся се­мья мо­ей ма­те­ри бы­ла уни­что­же­на фа­ши­ста­ми.

В этом го­ду ваш му­зы­каль­ный тур про­хо­дит че­рез Бер­лин, Па­риж, Рим, Пра­гу, Вар­ша­ву, Ве­ну, Пе­кин и даже Ва­шинг­тон. Вы ре­ши­ли со­тря­сти Бе­лый дом рус­ски­ми пес­ня­ми?

Ско­рее, кон­гресс США. 3 мая мы вы­сту­пи­ли с кон­цер­том на На­ци­о­наль­ной ал­лее Ва­шинг­то­на, неда­ле­ко от Ка­пи­то­лия. По­слу­шать рус­ские пес­ни при­шло несколь­ко ты­сяч аме­ри­кан­цев. Кста­ти, на са­мой за­ре рож­де­ния «Хора Ту­рец­ко­го» у нас бы­ло од­но неожи­дан­ное вы­ступ­ле­ние. В 1991 го­ду нас как кол­лек­тив ду­хов­ной му­зы­ки при­гла­си­ли вы­сту­пить в Ка­пи­то­лии и спеть там несколь­ко ев­рей­ских пе­сен. Это бы­ло как цир­ко­вой ат­трак­ци­он. Один важ­ный че­ло­век решил по­ка­зать нас. При­шлось про­де­мон­стри­ро­вать, на что мы спо­соб­ны, и этим мы силь­но уди­ви­ли мест­ных по­ли­ти­ков.

То­гда меж­ду США и Рос­си­ей бы­ли еще обыч­ные от­но­ше­ния. А се­год­ня мы уже при­ез­жа­ем в Аме­ри­ку с дру­гим по­сы­лом — ми­ро­твор­че­ским. В про­шлом го­ду мы вы­сту­пи­ли в Нью-Йор­ке в за­ле Ге­не­раль­ной Ас­сам­блеи ООН. А на следующий день спе­ли в Бэт­те­ри-пар­ке на фоне ста­туи Сво­бо­ды. Это ма­лень­кие ша­ги лю­дей ис­кус­ства, ко­то­рые до­ро­го­го сто­ят.

Есть мне­ние, что ес­ли ар­тист участ­ву­ет в ка­кой-то пат­ри­о­ти­че­ской ак­ции се­рьез­но­го мас­шта­ба, то, ско­рее все­го, он до­брал­ся до вла­сти.

Мне­ния раз­ные бы­ва­ют. В про­шлом го­ду перед ис­пол­не­ни­ем «Пе­сен Победы» мы на­мек­ну­ли мэ­ру Со­бя­ни­ну: «Сер­гей Се­ме­но­вич, мо­жет быть, есть же­ла­ние об­ра­тить­ся к ауди­то­рии?» Но тот от­ка­зал. Это празд­ник, а не борь­ба за элек­то­рат.

За границей неко­то­рые ви­дят в на­ших вы­ступ­ле­ни­ях по­ли­ти­ку. Но ко­гда мы по­ем «Хо­тят ли рус­ские вой­ны?», «Да­вай за­ку­рим, то­ва­рищ, по од­ной», «На по­быв­ку едет мо­ло­дой мо­ряк», «Ты — одес­сит, Миш­ка», — лю­ди под­пе­ва­ют и пла­чут.

Сей­час ме­ня не от­пус­ка­ет од­на за­тея. В сле­ду­ю­щем го­ду мы с «Пес­ня­ми Победы» бу­дем про­ры­вать­ся в Ки­ев.

А раз­ве вы не в спис­ке «Ми­ро­твор­ца»? Ко­неч­но, в спис­ке. Но ду­маю, что спис­ки кор­рек­ти­ру­ют­ся.

Рас­счи­ты­ва­е­те на но­вую власть?

Я ве­рю, что от­но­ше­ния меж­ду Рос­си­ей и Укра­и­ной ко­гда-ни­будь на­ла­дят­ся.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.