Бар­ре­ли всех стран

Ана­ли­тик Алек­сандр Фро­лов — о том, как обостре­ние от­но­ше­ний США с Ира­ном и Ки­та­ем из­ме­нит ми­ро­вые це­ны на нефть

Izvestia - - Первая страница - Алек­сандр Фро­лов

Минэнер­го США по­вы­си­ло про­гноз цен на нефть с $65,15 до $69,64 за бар­рель. Так­же свои оцен­ки скор­рек­ти­ро­ва­ла Ев­ро­ко­мис­сия — до $69,2. Учи­ты­вая обост­рив­ши­е­ся от­но­ше­ния США и Ира­на, а так­же слож­но­сти в пе­ре­го­во­рах Со­еди­нен­ных Шта­тов с Ки­та­ем, в дей­стви­тель­но­сти сред­няя це­на по ито­гам го­да мо­жет ока­зать­ся зна­чи­тель­но вы­ше.

Сен­тябрь про­шло­го го­да рас­по­ла­гал к оп­ти­ми­стич­ным про­гно­зам. То­гда они пре­вы­си­ли от­мет­ку $80 и устре­ми­лись к $86. За­тем на­ча­лось ко­рот­кое, но бо­лез­нен­ное па­де­ние до $49 в де­каб­ре. По­сле это­го вновь вер­нул­ся рост.

По­ло­жи­тель­ное вли­я­ние на ры­нок ока­зал ряд фак­то­ров, од­ни­ми из важ­ней­ших бы­ли уси­лия стран ОПЕК+, до­го­во­рив­ших­ся о со­кра­ще­нии до­бы­чи. Тем не ме­нее к го­до­вым про­гно­зам все участ­ни­ки рын­ка по­до­шли с осто­рож­но­стью. Мно­гие ав­то­ри­тет­ные ис­точ­ни­ки ис­хо­ди­ли из ко­ри­до­ра $50–70 за бар­рель на бли­жай­шие го­ды.

Од­на­ко рост про­дол­жал­ся. С на­ча­ла мар­та 2019 го­да це­на мар­ки Brent не опус­ка­лась ни­же от­мет­ки $65. Про­дол­жи­тель­ный пе­ри­од вре­ме­ни она пре­вы­ша­ла $70.

Про­филь­ные ор­га­ни­за­ции на­ча­ли пе­ре­смат­ри­вать свои оцен­ки. К при­ме­ру, Управ­ле­ние энер­ге­ти­че­ской ин­фор­ма­ции США в на­ча­ле ап­ре­ля по­вы­си­ло свой про­гноз с $62,78 до $65,15. А в на­ча­ле мая и этот уро­вень был пе­ре­смот­рен — до $69,64.

Фак­ти­че­ски мы на­блю­да­ем чи­сто тех­ни­че­ское дей­ствие, от­ра­же­ние те­ку­ще­го мо­мен­та. К со­жа­ле­нию, по­след­ние пять лет усло­вия на рын­ке неф­ти из­ме­ня­ют­ся рез­ко и в ши­ро­ком диа­па­зоне. В та­кой си­ту­а­ции лю­бой про­гноз необ­хо­ди­мо вос­при­ни­мать со зна­чи­тель­ной до­лей осто­рож­но­сти. Впро­чем, про­гно­зы как та­ко­вые не ста­вят це­лью преду­га­дать бу­ду­щее, они лишь за­да­ют некие ори­ен­ти­ры и очер­чи­ва­ют ок­но воз­мож­но­стей.

За­ча­стую они слу­жат од­ним из важ­ных ос­но­ва­ний для при­ня­тия фи­нан­со­вых ре­ше­ний, име­ю­щих да­ле­ко иду­щие по­след­ствия. Со­еди­нен­ные Шта­ты се­го­дня по­па­ли в до­ста­точ­но про­ти­во­ре­чи­вую си­ту­а­цию. Они анон­си­ро­ва­ли про­дол­же­ние стре­ми­тель­но­го ро­ста соб­ствен­ной до­бы­чи неф­ти. Для во­пло­ще­ния пла­нов необ­хо­ди­мы вы­со­кие це­ны на чер­ное зо­ло­то. А ру­ко­вод­ство стра­ны по­сто­ян­но тре­бу­ет от ми­ро­вых про­из­во­ди­те­лей дер­жать их на низ­ких уров­нях.

По­сле за­вер­ше­ния кри­зи­са 2014– 2016 го­дов, со­про­вож­дав­ше­го­ся рез­ким со­кра­ще­ни­ем про­из­вод­ства неф­ти в Со­еди­нен­ных Шта­тах, у США был вы­бор: на­чать кон­тро­ли­ро­вать уро­вень до­бы­чи ли­бо вновь пу­стить де­ло на са­мо­тек. Вы­бор был сде­лан в поль­зу «неви­ди­мой ру­ки рын­ка», ко­то­рая тра­ди­ци­он­но ока­за­лась фи­гой в кар­мане. Рост про­из­вод­ства в Аме­ри­ке да­вил на ми­ро­вой ры­нок, угро­жая но­вым дис­ба­лан­сом спро­са и пред­ло­же­ния.

Чем быст­рее Шта­ты на­ра­щи­ва­ют до­бы­чу, тем боль­ше рис­ков они со­зда­ют для ми­ро­во­го рын­ка. И, буд­то это­го ма­ло, год на­зад раз­ра­зил­ся скан­дал — США ре­ши­ли вый­ти из ядер­ной сдел­ки с Ира­ном. Тот, в свою оче­редь, объ­явил, что не на­ме­рен си­деть сло­жа ру­ки, и фак­ти­че­ски предъ­явил осталь­ным участ­ни­кам сдел­ки уль­ти­ма­тум, по­буж­дая их про­дол­жать со­труд­ни­че­ство в рам­ках ра­нее до­стиг­ну­тых со­гла­ше­ний. Для Ира­на это озна­ча­ет бо­лее ши­ро­кий до­ступ на ми­ро­вой ры­нок и при­вле­че­ние за­ру­беж­ных ком­па­ний к про­ек­там внут­ри стра­ны. Ве­ро­ят­но, при­ход внеш­не­го ка­пи­та­ла ин­те­ре­сен не сам по се­бе. Чем ши­ре со­труд­ни­че­ство ев­ро­пей­ских и ази­ат­ских ком­па­ний с Ира­ном, тем слож­нее ка­ко­му-то, пусть и круп­но­му, иг­ро­ку дик­то­вать стране свою во­лю.

Так­же ин­три­гу в ре­аль­ный уро­вень сто­и­мо­сти чер­но­го зо­ло­та вно­сит кон­фликт США с Ки­та­ем. КНР — это наи­бо­лее ин­те­рес­ный раз­ви­ва­ю­щий­ся ры­нок энер­го­но­си­те­лей. Аме­ри­кан­ские про­из­во­ди­те­ли неф­ти не мень­ше дру­гих иг­ро­ков рас­счи­ты­ва­ют на него. Но хоть США и оста­ют­ся зна­чи­тель­ным нет­то­им­пор­те­ром неф­ти, по ря­ду при­чин мест­ным ком­па­ни­ям при­хо­дит­ся на­ра­щи­вать экс­порт. Ес­ли ки­тай­ский ры­нок бу­дет для них за­крыт, неф­те­га­зо­вую про­мыш­лен­ность Со­еди­нен­ных Шта­тов нач­нет ли­хо­ра­дить. Это же об­сто­я­тель­ство мо­жет по­зи­тив­но по­вли­ять на ми­ро­вой неф­те­газ, сняв лиш­ние объ­е­мы, вбра­сы­ва­е­мые США.

Се­го­дня сред­не­су­точ­ная до­бы­ча неф­ти в Шта­тах со­став­ля­ет 12,3 млн бар­ре­лей. Вряд ли стра­ны ОПЕК+ хо­тят под­дер­жи­вать аме­ри­кан­ских про­из­во­ди­те­лей за свой счет. Но в то же вре­мя спрос на нефть рас­тет, а по­ли­ти­че­ская об­ста­нов­ка рас­по­ла­га­ет к то­му, что­бы це­ны за­кре­пи­лись на уров­нях вы­ше $70. Так что про­филь­ным ве­дом­ствам еще при­дет­ся ме­нять свои про­гно­зы.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.