Фран­ция твер­до на­ме­ре­на участ­во­вать в мин­ских до­го­во­рен­но­стях

Гла­ва ко­ми­те­та се­на­та Фран­ции по ев­ро­пей­ским де­лам Жан Би­зе — об от­но­ше­ни­ях ЕС и Рос­сии и но­вом пре­зи­ден­те Укра­и­ны

Izvestia - - Первая страница - Ека­те­ри­на Пост­ни­ко­ва

По­сле вы­бо­ров в Ев­ро­пар­ла­мент ЕС дол­жен на­чать вы­стра­и­вать бо­лее ин­тен­сив­ный ди­а­лог с Рос­си­ей, од­на­ко дви­же­ние не­об­хо­ди­мо с обе­их сто­рон. Об этом в ин­тер­вью «Из­ве­сти­ям» за­явил гла­ва ко­ми­те­та се­на­та Фран­ции по ев­ро­пей­ским де­лам Жан Би­зе. По­ли­тик так­же по­де­лил­ся ин­фор­ма­ци­ей о том, как Фран­ция ви­дит про­бле­му во­круг иран­ской ядер­ной сдел­ки и что в Па­ри­же ду­ма­ют о но­вом пре­зи­ден­те Укра­и­ны Вла­ди­ми­ре Зе­лен­ском.

Есть ли у ев­ро­пей­ских стран и у Фран­ции в част­но­сти по­ли­ти­че­ская во­ля к то­му, чтобы со­хра­нить Сов­мест­ный все­объ­ем­лю­щий план дей­ствий (СВПД)?

Фран­ция все­гда чет­ко вы­ра­жа­ла свою по­зи­цию по этому во­про­су. Она осу­ди­ла од­но­сто­рон­ний вы­ход США из до­го­во­ра и вы­ра­зи­ла со­жа­ле­ние в свя­зи с за­яв­ле­ни­я­ми гос­по­ди­на Трам­па, ко­то­рый в этой си­ту­а­ции, как, впро­чем, и в дру­гих слу­ча­ях, по­вел се­бя жест­ко, от­ка­зав­шись от даль­ней­ших пе­ре­го­во­ров. Мы уве­ре­ны: хо­тя СВПД и несо­вер­ше­нен, это луч­ше, чем ни­че­го. Мы не за­ин­те­ре­со­ва­ны в том, чтобы изо­ли­ро­вать Иран, а так­же уни­зить и ра­зо­рить его на­род — это не ин­ве­сти­ция в бу­ду­щее. Имен­но по­это­му Па­риж и Брюс­сель го­во­рят Те­ге­ра­ну: в кон­тек­сте СВПД мы го­то­вы быть ва­ши­ми со­юз­ни­ка­ми, но и вы со сво­ей сто­ро­ны долж­ны со­блю­дать его усло­вия. В про­тив­ном слу­чае мы бу­дем вы­нуж­де­ны при­нять ме­ры, а это не вхо­дит ни в чьи ин­те­ре­сы.

Как во Фран­ции пла­ни­ру­ют ра­бо­тать с но­во­из­бран­ным укра­ин­ским ли­де­ром Вла­ди­ми­ром Зе­лен­ским?

В первую оче­редь хо­те­лось бы по­нять, ка­ко­вы це­ли но­во­го укра­ин­ско­го пре­зи­ден­та. Иг­рать в те­ат­ре и сниматься в ки­но — это од­но, а за­ни­мать­ся по­ли­ти­кой — со­вер­шен­но дру­гое. На мой взгляд, за­да­чи Укра­и­ны при но­вом лидере — до­стичь боль­ше­го прогресса в борь­бе с кор­руп­ци­ей, со­здать пра­во­вое го­су­дар­ство и до­бить­ся ре­ше­ния про­бле­мы Дон­бас­са. В до­сти­же­нии этих це­лей Ев­ро­со­юз и Фран­ция бу­дут на сто­роне но­во­го пре­зи­ден­та. Но вме­сте с тем хо­те­лось бы знать, ка­ких под­хо­дов пла­ни­ру­ет при­дер­жи­вать­ся Вла­ди­мир Зе­лен­ский. Что ка­са­ет­ся Фран­ции, она твер­до на­ме­ре­на и даль­ше участ­во­вать в мин­ских до­го­во­рен­но­стях, вы­пол­няя роль сво­е­го ро­да по­сред­ни­ка.

К сло­ву о пер­вых ша­гах. В рам­ках ре­ше­ния кон­флик­та в Дон­бас­се Вла­ди­мир Зе­лен­ский пред­ло­жил вклю­чить в «нор­манд­ский фор­мат» Ве­ли­ко­бри­та­нию и Со­еди­нен­ные Шта­ты. Как вам та­кое пред­ло­же­ние?

Сей­час Ве­ли­ко­бри­та­нию пол­но­стью за­хлест­ну­ли внут­рен­ние про­бле­мы, ис­точ­ни­ком ко­то­рых стал Brexit, по­это­му у нее в при­о­ри­те­те сто­ят дру­гие во­про­сы. Чтобы ак­тив­но дей­ство­вать на меж­ду­на­род­ной арене, на­до сна­ча­ла раз­ре­шить внут­рен­ний кри­зис. Что же ка­са­ет­ся Со­еди­нен­ных Шта­тов, по­че­му бы и нет. Од­на­ко их уча­стие бы­ло бы ре­аль­но при усло­вии, что До­нальд Трамп нач­нет ве­сти по­сле­до­ва­тель­ный ди­а­лог в бо­лее ди­пло­ма­тич­ном и эле­гант­ном клю­че, а не че­рез Twitter. Кро­ме того, в Со­еди­нен­ных Шта­тах так­же есть свои внут­рен­ние слож­но­сти: там на­чи­на­ет­ся борь­ба за крес­ло гла­вы го­су­дар­ства (пре­зи­дент­ские вы­бо­ры в США со­сто­ят­ся в 2020 го­ду. — «Из­ве­стия»). Оче­вид­но, что Трамп бу­дет де­лать все воз­мож­ное, чтобы это крес­ло удер­жать, а это не са­мый проч­ный фун­да­мент для до­ве­рия.

На этой неде­ле прой­дет еже­год­ная сес­сия Ко­ми­те­та ми­ни­стров Со­ве­та Ев­ро­пы (СЕ), на ко­то­рой участ­ни­ки долж­ны ре­шить, как вы­ве­сти ор­га­ни­за­цию из кри­зи­са. Не по­след­нюю роль в этом сыг­ра­ло под­ве­шен­ное по­ло­же­ние рос­сий­ской де­ле­га­ции в СЕ. Как мож­но раз­ре­шить эту про­бле­му?

Дей­стви­тель­но, со­вет сей­час на­хо­дит­ся в кри­зи­се, и это нехо­ро­шо. Без­услов­но, не­об­хо­ди­мо, чтобы Рос­сия оста­лась в ор­га­ни­за­ции. От­сут­ствие диа­ло­га вре­дит всем.

Мы бы­ли разо­ча­ро­ва­ны по­зи­ци­ей Рос­сии по Укра­ине, по­сколь­ку, на наш взгляд, то­гда име­ли ме­сто на­ру­ше­ния меж­ду­на­род­ных норм. Но, да­же не­смот­ря на это, я все­гда был сто­рон­ни­ком того, чтобы про­дол­жать го­во­рить и тор­го­вать с РФ. На уровне се­на­та я уже го­во­рил, что не под­дер­жи­ваю санк­ции, и мы при­ня­ли со­от­вет­ству­ю­щие ре­зо­лю­ции на этот счет. Вме­сте с тем мне бы так­же хо­те­лось, чтобы Рос­сия де­ла­ла ша­ги в сто­ро­ну уре­гу­ли­ро­ва­ния кри­зи­са на Укра­ине. Все пре­крас­но по­ни­ма­ют: в си­ту­а­ции с Кры­мом об­рат­ной до­ро­ги нет. Од­на­ко это не зна­чит, что мы одоб­ря­ем та­кое по­ло­же­ние ве­щей.

Я го­во­рил несколь­ко раз ва­ше­му по­слу во Фран­ции (речь идет об Алек­сан­дре Ор­ло­ве, ко­то­рый за­ни­мал эту долж­ность с 2008 по 2017 год. — «Из­ве­стия»), что в Кры­му не­об­хо­ди­мо про­ве­сти по­втор­ное го­ло­со­ва­ние, ко­то­рое бы пол­но­стью со­от­вет­ство­ва­ло де­мо­кра­ти­че­ским нор­мам и по­ка­за­ло тот же ре­зуль­тат, что и в пер­вый раз.

Я все­гда го­во­рил, что с Рос­си­ей на­до ра­бо­тать — это ка­са­ет­ся как, ска­жем, «Се­вер­но­го по­то­ка-2», так и во­про­са санк­ций. Но на­до, чтобы все сто­ро­ны ува­жа­ли об­ще­при­ня­тые пра­ви­ла.

Как на ва­ши сло­ва о вто­ром ре­фе­рен­ду­ме в Кры­му от­ре­а­ги­ро­вал рос­сий­ский по­сол?

Он по­ла­га­ет, что про­це­ду­ра го­ло­со­ва­ния в Кры­му бы­ла про­ве­де­на де­мо­кра­ти­че­ски. В ито­ге у нас по­лу­чил­ся ди­а­лог глу­хих. У ме­ня очень близ­кие от­но­ше­ния с Алек­сан­дром Ор­ло­вым, он боль­шой друг Фран­ции. Но у нас со­вер­шен­но раз­ные взгля­ды на про­ис­хо­дя­щее.

Че­рез неде­лю нач­нут­ся ев­ро­пей­ские вы­бо­ры. Сей­час стал оче­ви­ден раз­лом меж­ду тра­ди­ци­он­ны­ми пар­ти­я­ми и по­пу­лист­ски­ми дви­же­ни­я­ми. Под по­след­ни­ми под­ра­зу­ме­ва­ют­ся в ос­нов­ном пра­вые по­ли­ти­ки. Тем не ме­нее чет­ко­го опре­де­ле­ния по­пу­лиз­ма нет. Кто та­кие по­пу­ли­сты и по­че­му это сло­во име­ет ис­клю­чи­тель­но нега­тив­ную кон­но­та­цию?

Их от­ли­чи­тель­ная чер­та в том, что они не в со­сто­я­нии управ­лять. Во Фран­ции есть две та­кие круп­ные пар­тии — «На­ци­о­наль­ное объ­еди­не­ние» Ма­рин Ле Пен и «Не­по­ко­рен­ная Фран­ция» Жан-Лю­ка Ме­лан­шо­на. Первую мно­го лет на­зад со­здал ЖанМа­ри Ле Пен, чтобы за­ра­ба­ты­вать день­ги. Рань­ше они счи­та­ли, что Ев­ро­со­юз — источ­ник всех бед и из него на­до ухо­дить, те­перь они на­стро­е­ны остать­ся. «На­ци­о­наль­ное объ­еди­не­ние» иг­ра­ет на стра­хах лю­дей пе­ред чу­жа­ка­ми и на­ста­и­ва­ет на про­тек­ци­о­нист­ских ме­рах. В свою оче­редь, «Не­по­ко­рен­ная Фран­ция», бу­дучи ле­вым дви­же­ни­ем, об­ра­ща­ет вни­ма­ние граж­дан на ма­те­ри­аль­ное бла­го­по­лу­чие и неустро­ен­ность.

Оче­вид­но, что в обе­их пар­ти­ях ра­бо­та­ют ум­ные лю­ди, од­на­ко до­ве­рять им нель­зя. Я бо­юсь, что на этих вы­бо­рах из-за воз­дер­жа­ния из­би­ра­те­лей — во Фран­ции яв­ка бу­дет око­ло 50% — дви­же­ние Ма­рин Ле Пен опе­ре­дит пар­тию Эм­ма­ну­э­ля Ма­кро­на «Впе­ред, Рес­пуб­ли­ка!». Фран­цуз­ский пре­зи­дент слиш­ком пер­со­ни­фи­ци­ро­вал эти вы­бо­ры. Та­ким об­ра­зом, они пре­вра­тят­ся в го­ло­со­ва­ние за или про­тив Ма­кро­на.

Brexit стал еще од­ним фак­то­ром неопре­де­лен­но­сти в этом го­ло­со­ва­нии, по­сколь­ку Ев­ро­со­юз фак­ти­че­ски за­ста­вил Бри­та­нию участ­во­вать в вы­бо­рах, при­гро­зив не дать ей от­сроч­ку. Озна­ча­ет ли это, что Brexit в ито­ге бу­дет от­ме­нен?

Эта ги­по­те­за име­ет пра­во на су­ще­ство­ва­ние. Тут все за­ви­сит от ре­ше­ния бри­тан­ско­го ру­ко­вод­ства: сей­час то­ри и лей­бо­ри­сты долж­ны до­го­во­рить­ся об оп­ти­маль­ном ва­ри­ан­те Brexit, что, на мой взгляд, бу­дет про­бле­ма­тич­но. Бо­лее того, да­же ес­ли Те­ре­за Мэй и Дже­ре­ми Кор­бин под­пи­шут со­от­вет­ству­ю­щее со­гла­ше­ние, есть еще бри­тан­ский пар­ла­мент, ко­то­рый мо­жет его за­бло­ки­ро­вать. Та­ким об­ра­зом, при на­ли­чии 73 де­пу­та­тов в Ев­ро­пар­ла­мен­те и в от­сут­ствие ре­ше­ния до 31 ок­тяб­ря (край­ний срок Brexit. —

«Из­ве­стия») Лон­до­ну при­дет­ся ли­бо про­сить оче­ред­ную от­сроч­ку, ли­бо от­зы­вать ста­тью 50 Лис­са­бон­ско­го до­го­во­ра (в нем за­пи­са­на про­це­ду­ра вы­хо­да стра­ны из ЕС. — «Из­ве­стия»).

В кон­це кон­цов бри­тан­цы ре­ши­ли вый­ти — им же при­ни­мать ре­ше­ние о том, чтобы остать­ся.

В Бри­та­нии не про­счи­та­ли, что и при на­ли­чии до­воль­но про­стой про­це­ду­ры Brexit — ка­та­стро­фи­че­ски до­ро­го­сто­я­щий шаг. По­сле вы­хо­да Лон­дон дол­жен бу­дет за­клю­чить ряд дву­сто­рон­них тор­го­вых со­гла­ше­ний, что бу­дет непро­сто да­же с Со­еди­нен­ны­ми Шта­та­ми — они нач­нут дик­то­вать им свои нор­мы, ска­зав: ес­ли вы хо­ти­те тор­го­вать с на­ми, вы не смо­же­те боль­ше тор­го­вать с Ки­та­ем. Вме­сте с тем я се­го­дня го­раз­до бо­лее оп­ти­ми­сти­чен, чем вче­ра, и ду­маю: по­ни­ма­ние всех по­след­ствий ве­дет к то­му, что здра­вый смысл все-та­ки возь­мет верх.

В за­клю­че­ние хо­те­лось бы по­нять, как пе­ре­ста­нов­ки в ЕС от­ра­зят­ся на его от­но­ше­ни­ях с Моск­вой?

По­сле вы­бо­ров в лю­бом слу­чае Ев­ро­со­юз дол­жен бу­дет опре­де­лить­ся, как ему стро­ить свою ра­бо­ту даль­ше, да еще и с уче­том по­ло­же­ния бри­тан­ских кол­лег. ЕС нужно под­твер­дить свое един­ство и же­ла­ние быть вклю­чен­ным в ми­ро­вые про­цес­сы. Вме­сте с тем мы долж­ны ин­тен­си­фи­ци­ро­вать на­ши от­но­ше­ния с Рос­си­ей, од­на­ко дви­же­ние не­об­хо­ди­мо с обе­их сто­рон. Ев­ро­со­юз го­тов ува­жать по­зи­цию Моск­вы до тех пор, по­ка Москва с ува­же­ни­ем от­но­сит­ся к прин­ци­пам Ев­ро­со­ю­за.

ИГ­РАТЬ В ТЕ­АТ­РЕ И СНИМАТЬСЯ В КИ­НО  ЭТО ОД­НО, А ЗА­НИ­МАТЬ­СЯ ПО­ЛИ­ТИ­КОЙ  СО­ВЕР­ШЕН­НО ДРУ­ГОЕ. ЗА­ДА­ЧИ УКРА­И­НЫ ПРИ НО­ВОМ ЛИДЕРЕ  ДО­СТИЧЬ БОЛЬ­ШЕ­ГО ПРОГРЕССА В БОРЬ­БЕ С КОР­РУП­ЦИ­ЕЙ, СО­ЗДАТЬ ПРА­ВО­ВОЕ ГО­СУ­ДАР­СТВО И РЕ­ШИТЬ ПРО­БЛЕ­МУ ДОН­БАС­СА

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.