Рус­ский му­зей сме­шал част­ные кол­лек­ции

Рус­ский му­зей сме­шал кол­лек­ции

Izvestia - - Первая страница - Ев­ге­ний Ав­ра­мен­ко

Од­ной из са­мых ре­зо­нанс­ных вы­ста­вок го­да ста­ла экс­по­зи­ция Рус­ско­го му­зея «Три пе­тер­бург­ские кол­лек­ции», пред­став­ля­ю­щая вни­ма­нию пуб­ли­ки част­ные се­мей­ные со­бра­ния Па­ле­е­вых, Бе­ре­зов­ских и На­у­мо­вых. Все кол­лек­ции — неоце­ни­мый ма­те­ри­ал, рас­ши­ря­ю­щий пред­став­ле­ние се­го­дняш­ней ауди­то­рии о Се­реб­ря­ном ве­ке, рус­ском аван­гар­де и ис­кус­стве мо­ло­дой со­вет­ской стра­ны: ос­нов­ной мас­сив ра­бот осве­ща­ет ко­нец XIX ве­ка — се­ре­ди­ну 1930-х.

Это са­мое пло­до­твор­ное и ин­те­рес­ное вре­мя рус­ской жи­во­пи­си — имен­но то­гда за­вя­зы­ва­лись глав­ные уз­лы, за­рож­да­лись на­прав­ле­ния, сти­хий­но воз­ни­ка­ло все то, чем не толь­ко оте­че­ствен­ное, но и ми­ро­вое искус­ство пи­та­ет­ся до сих пор. По су­ти, это три вы­став­ки, хо­тя и в еди­ном про­стран­стве — неспро­ста ку­ра­то­ры вы­стро­и­ли экс­по­зи­цию не по ху­дож­ни­кам, а по вла­дель­цам. Хо­тя те же Кон­стан­тин Со­мов, Зи­на­и­да Се­реб­ря­ко­ва или Бо­рис Гри­го­рьев есть в каж­дой из кол­лек­ций, и мож­но, бро­дя по за­лам, мыс­лен­но скла­ды­вать ми­ни-ре­тро­спек­ти­вы масте­ров. Но по­се­ти­те­ли идут по­сле­до­ва­тель­но от од­но­го со­бра­ния к дру­го­му. По­ка­за­тель­но, что и ка­та­лог из­дан необыч­но: в трех то­мах, уло­жен­ных в об­щий фу­тляр, что го­во­рит не толь­ко об ав­то­ном­но­сти, но и о чис­лен­но­сти кол­лек­ций.

— У каж­до­го со­бра­ния своя ис­то­рия, — рас­ска­зал «Из­ве­сти­ям» Вла­ди­мир Круг­лов, ве­ду­щий на­уч­ный со­труд­ник от­де­ла жи­во­пи­си вто­рой по­ло­ви­ны XIX — на­ча­ла XXI ве­ка Рус­ско­го му­зея. — На­при­мер, кол­лек­ция, со­бран­ная Ильей Па­ле­е­вым, — един­ствен­ная из со­хра­нив­ших­ся круп­ных про­фес­сор­ских со­бра­ний Ле­нин­гра­да 1960–1980-х. Она за­кон­сер­ви­ро­ван­ная: в те­че­ние несколь­ких де­ся­ти­ле­тий су­ще­ству­ет в неиз­мен­ном ви­де. Сын кол­лек­ци­о­не­ра — Вла­ди­мир Ильич не при­об­ре­та­ет но­вые ра­бо­ты, но и не рас­ста­ет­ся с тем, что со­брал отец.

Илья Па­ле­ев был док­то­ром тех­ни­че­ских на­ук и мно­го лет за­ве­до­вал ка­фед­рой теп­ло­фи­зи­ки Ле­нин­град­ско­го по­ли­тех­ни­че­ско­го ин­сти­ту­та. Кол­лек­ци­о­ни­ро­вал на­чи­ная с 1953 го­да и до сво­ей смер­ти в 1970-м. Это са­мое цель­ное со­бра­ние вы­став­ки. Пет­ро­ваВод­ки­на — 10 ра­бот, Ро­бер­та Фаль­ка — 13, Вла­ди­ми­ра Ле­бе­де­ва — 17! Сре­ди кар­тин по­след­не­го порт­рет сы­на кол­лек­ци­о­не­ра

— изу­ми­тель­ный, ды­ша­щий от­те­пель­ной неж­но­стью. А Па­ле­е­ва-от­ца на­пи­сал На­тан Альт­ман, они дру­жи­ли.

Вы­став­ка се­мьи Бе­ре­зов­ских смот­рит­ся наи­бо­лее раз­вер­ну­той. Ко­гда-то гла­ва се­мьи не со­би­рал­ся свя­зы­вать жизнь с ис­кус­ством — ра­бо­тал в мор­ском па­ро­ход­стве, в 1990-е за­нял­ся биз­не­сом и стал по­ку­пать кар­ти­ны. Эта кол­лек­ция не от­ли­ча­ет­ся стро­гим от­бо­ром, и все же са­мое цеп­ля­ю­щее в ней свя­за­но с кон­крет­ным пе­ри­о­дом — Се­реб­ря­ным ве­ком и пер­вы­ми де­ся­ти­ле­ти­я­ми Стра­ны Со­ве­тов. Ве­ли­ко­леп­ные Гри­го­рьев, Са­мо­хва­лов, Со­мов. От­дель­ную ли­нию со­став­ля­ют жен­ские порт­ре­ты Вла­ди­ми­ра Ле­бе­де­ва. Од­но из со­кро­вищ кол­лек­ции — изу­ми­тель­ный по ко­ло­ри­ту ав­то­порт­рет Ан­ны Ост­ро­умо­вой-Ле­бе­де­вой, изоб­ра­зив­шей се­бя в рус­ском са­ра­фане. Ко­гда-то он при­над­ле­жал Со­мо­ву, дру­гу ху­дож­ни­цы.

Кол­лек­ция Юлии и Ки­рил­ла На­у­мо­вых — са­мая мо­ло­дая и при этом са­мая раз­но­об­раз­ная. Вла­дель­цы шу­тя на­зы­ва­ют ее сприн­тер­ской, и дей­стви­тель­но, сти­хий­ность со­би­ра­тель­ства здесь оче­вид­на. Пред­став­лен век не толь­ко XX, но и XIX. Не толь­ко оте­че­ствен­ное, но и за­пад­ное искус­ство: ра­бо­ты Пи­те­ра Брей­ге­ля Млад­ше­го, ри­су­нок По­ля Го­ге­на, Ма­тис­са с Ре­ну­а­ром — по кар­тине плюс ке­ра­ми­ка Ту­луз-Ло­т­ре­ка... Здесь же ста­рин­ные гра­вю­ры с ви­да­ми Пе­тер­бур­га, ми­ни­а­тюр­ная порт­ре­ти­сти­ка, ме­да­ли XVIII ве­ка. При та­ком раз­но­об­ра­зии слож­но со­здать пред­став­ле­ние о вку­сах со­би­ра­те­лей. Но им уда­лось при­об­ре­сти кар­ти­ны про­сто оше­ло­ми­тель­ные. Од­на из них — пред­ре­во­лю­ци­он­ный «Сад Гес­пе­рид» Бо­ри­са Ани­сфель­да, вол­шеб­но све­тя­щий­ся крас­ка­ми.

Ка­за­лось бы, струк­ту­ра всей экс­по­зи­ции пред­ла­га­ет срав­ни­тель­ный под­ход, но здесь не ду­ма­ешь, у ко­го что луч­ше. На­про­тив, как сверх­сю­жет воз­ни­ка­ет вза­и­мо­по­мощь част­ных кол­лек­ци­о­не­ров. На­при­мер, того же Бе­ре­зов­ско­го На­у­мо­вы на­зы­ва­ют сво­им глав­ным про­вод­ни­ком и на­став­ни­ком: это он ко­гда-то вдох­но­вил их на первую круп­ную по­куп­ку. И в све­те это­го част­ное со­би­ра­тель­ство пред­ста­ет от­дель­ным и очень ин­те­рес­ным ми­ром, ко­то­рый нужно по­спе­шить уви­деть.

Вы­став­ка «Три пе­тер­бург­ские кол­лек­ции»

Рей­тинг «Из­ве­стий»

Это са­мое пло­до­твор­ное и ин­те­рес­ное вре­мя рус­ской жи­во­пи­си — имен­но то­гда за­вя­зы­ва­лись глав­ные уз­лы, за­рож­да­лись на­прав­ле­ния

Жи­во­пись Бо­ри­са Гри­го­рье­ва (на фо­то — порт­рет фо­то­гра­фа-ху­дож­ни­ка Ми­ро­на Шер­лин­га) есть во всех трех кол­лек­ци­ях

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.