Слом­ный мо­мент

Izvestia - - Первая страница - Алек­сандр Без­бо­ро­дов

Рек­тор РГГУ Алек­сандр Без­бо­ро­дов — о том, по­че­му Бер­лин­ская сте­на не мог­ла усто­ять

9

но­яб­ря в Германии бу­дет ши­ро­ко от­ме­чать­ся 30-ле­тие па­де­ния Бер­лин­ской сте­ны — од­но­го из клю­че­вых со­бы­тий но­вей­шей ис­то­рии. Сте­на не толь­ко фи­зи­че­ски раз­де­ля­ла на­двое од­ну из круп­ней­ших ев­ро­пей­ских сто­лиц и слу­жи­ла ма­те­ри­аль­ным во­пло­ще­ни­ем по­сле­во­ен­ной судь­бы од­ной из ве­ду­щих дер­жав, но и бы­ла сим­во­лом це­лой ми­ро­вой эпо­хи — эпо­хи хо­лод­ной вой­ны.

По­че­му имен­но па­де­ние Бер­лин­ской сте­ны ста­ло та­ким зна­чи­мым сим­во­лом гло­баль­ных пе­ре­мен? Ведь в меж­ду­на­род­ных от­но­ше­ни­ях, от­ме­чен­ных преж­де все­го про­ти­во­сто­я­ни­ем двух сверх­дер­жав — США и СССР — и воз­глав­ля­е­мых ими во­ен­но-по­ли­ти­че­ских бло­ков, уже за­дол­го до это­го на­ме­ча­лись су­ще­ствен­ные пе­ре­ме­ны. Они по­яви­лись с на­ча­лом пе­ре­строй­ки в Со­вет­ском Со­ю­зе и осо­бен­но по­сле вве­де­ния в дей­ствие в 1987 го­ду но­вой внеш­не­по­ли­ти­че­ской док­три­ны М.С. Гор­ба­чё­ва, из­вест­ной как «но­вое мыш­ле­ние» и пред­по­ла­гав­шей курс на смяг­че­ние меж­ду­на­род­ной по­ли­ти­ки. В том же го­ду меж­ду СССР и США был под­пи­сан важ­ней­ший до­го­вор о со­кра­ще­нии во­ору­же­ний, на­ча­лась кам­па­ния на­ци­о­наль­но­го при­ми­ре­ния в Аф­га­ни­стане, что при­ве­ло к зна­чи­тель­но­му сни­же­нию меж­ду­на­род­ной на­пря­жён­но­сти и в ко­неч­ном счё­те — к вы­во­ду со­вет­ских войск из стра­ны, на­чав­ше­му­ся в 1988 го­ду.

Внут­ри со­ци­а­ли­сти­че­ско­го ла­ге­ря на фоне по­ли­ти­че­ских ре­форм и од­но­вре­мен­но эко­но­ми­че­ско­го кри­зи­са в СССР шёл про­цесс эро­зии ком­му­ни­сти­че­ских ре­жи­мов, ко­то­рые ока­за­лись бо­лее жёст­ки­ми и инерт­ны­ми, чем со­вет­ский. Москва неод­но­крат­но при­зы­ва­ла ли­де­ров ГДР и дру­гих стран Вар­шав­ско­го до­го­во­ра к смяг­че­нию по­ли­ти­че­ско­го и эко­но­ми­че­ско­го кур­са, но эти при­зы­вы не бы­ли услы­ша­ны, что в 1988–1989 го­дах при­ве­ло к мас­со­вым ан­ти­пра­ви­тель­ствен­ным вы­ступ­ле­ни­ям в Бол­га­рии, Вен­грии, ГДР, Поль­ше, Ру­мы­нии и Че­хо­сло­ва­кии. В ря­де слу­ча­ев они за­кон­чи­лись «бар­хат­ны­ми ре­во­лю­ци­я­ми».

Па­де­ние Бер­лин­ской сте­ны ста­ло пе­ре­лом­ным мо­мен­том в этой слож­ной ис­то­ри­че­ской си­ту­а­ции. Это со­бы­тие да­ло старт вос­со­еди­не­нию двух немец­ких го­су­дарств, про­изо­шед­ше­му че­рез год. Оно уско­ри­ло вы­вод из ГДР са­мо­го круп­но­го кон­тин­ген­та со­вет­ских войск, ко­гда-ли­бо на­хо­див­ше­го­ся в стра­нах во­сточ­но­го бло­ка. Оно в мо­раль­ном от­но­ше­нии при­бли­зи­ло офи­ци­аль­ное за­вер­ше­ние хо­лод­ной вой­ны и ро­спуск Ор­га­ни­за­ции Вар­шав­ско­го до­го­во­ра. Горь­кая иро­ния ис­то­рии за­клю­ча­ет­ся та­к­же в том, что этот бла­го­твор­ный акт раз­ру­ше­ния, ко­то­рый при­вел к объ­еди­не­нию од­ной стра­ны — Германии, спу­стя два с неболь­шим го­да от­клик­нул­ся рас­па­дом дру­гой — Со­вет­ско­го Со­ю­за.

Од­на­ко лишь с се­го­дняш­ней точ­ки зре­ния всё вы­гля­дит так, буд­то все эти — и по­ло­жи­тель­ные, и от­ри­ца­тель­ные — ис­то­ри­че­ские пе­ре­ме­ны бы­ли пред­на­чер­та­ны судь­бой. Для со­вре­мен­ни­ков неиз­беж­ность из­ме­не­ний бы­ла да­ле­ко не так оче­вид­на. Да и хро­ни­ка внешне- и внут­ри­по­ли­ти­че­ских со­бы­тий го­во­рит о том, что всё мог­ло про­изой­ти по­дру­го­му.

Об­ще­ствен­ные недо­воль­ства по обе сто­ро­ны сте­ны бы­ли свя­за­ны со слиш­ком жёст­кой ми­гра­ци­он­ной по­ли­ти­кой ру­ко­вод­ства ГДР. Ли­бе­ра­ли­за­ция по­ли­ти­че­ской си­сте­мы в со­сед­ней Вен­грии в 1988–1989 го­дах при­ве­ла к то­му, что в мае 1989 го­да стра­на от­кры­ла гра­ни­цу с ка­пи­та­ли­сти­че­ской Ав­стри­ей. А в ав­гу­сте слу­чил­ся мас­со­вый пе­ре­ход гра­ни­цы граж­да­на­ми ГДР, от­ды­хав­ши­ми в Вен­гер­ской Рес­пуб­ли­ке. Это при­ве­ло к жёст­ким по­пыт­кам со сто­ро­ны немец­ких вла­стей пе­ре­крыть по­ток ту­ри­стов в Вен­грию.

В ГДР на­чи­на­ют­ся се­рьёз­ные на­род­ные вол­не­ния, ма­ни­фе­стан­ты до­би­ва­ют­ся прав на сво­бо­ду пе­ре­дви­же­ний — в част­но­сти, об­лег­че­ния ви­зо­во­го ре­жи­ма с ФРГ, гра­ни­ца с ко­то­рой, как из­вест­но, раз­де­ля­ла

мно­гие се­мьи. Ты­ся­чи граж­дан Во­сточ­ной Германии, пы­та­ясь до­бить­ся вы­ез­да на За­пад, начинают оса­ждать ди­пло­ма­ти­че­ские пред­ста­ви­тель­ства ФРГ в Пра­ге и Вар­ша­ве.

Но ре­фор­мы за­паз­ды­ва­ют, пра­ви­тель­ство объ­яв­ля­ет об упро­ще­нии ви­зо­вых про­це­дур толь­ко 9 но­яб­ря, и в этот же день граж­дане ГДР, ожи­дав­шие по­лу­че­ния за­пад­но­гер­ман­ских виз, со­би­ра­ют­ся у сте­ны. По­гра­нич­ни­ки, ещё не зна­ю­щие о но­вых пра­ви­лах пе­ре­се­че­ния гра­ни­цы, пы­та­ют­ся от­тес­нить тол­пу. Им это не уда­ёт­ся, и под на­тис­ком со­брав­ших­ся они от­кры­ва­ют про­хо­ды, в ко­то­рые устрем­ля­ют­ся ты­ся­чи

лю­дей. А кое-где про­те­сту­ю­щие са­мо­сто­я­тель­но от­кры­ва­ют по­гра­нич­ные ба­рье­ры и пе­ре­би­ра­ют­ся че­рез сте­ну. По ту сто­ро­ну их под­дер­жи­ва­ют жи­те­ли За­пад­но­го Бер­ли­на. На­чи­на­ет­ся празд­ник вос­со­еди­не­ния, а за­тем и раз­ру­ше­ние сте­ны. А ведь же­лан­ные ви­зы мог­ли быть вы­да­ны уже 10 но­яб­ря!

Стре­ми­тель­но раз­ви­ва­ю­щи­е­ся со­бы­тия при­во­дят к смене пра­ви­тель­ства, в ГДР вво­дит­ся мно­го­пар­тий­ная си­сте­ма, про­во­дят­ся пар­ла­мент­ские вы­бо­ры, в хо­де ко­то­рых в мар­те 1990 го­да к вла­сти, как и в ФРГ, при­хо­дят хри­сти­ан­ские де­мо­кра­ты, ста­вя­щие це­лью ско­рей­шее объединени­е Германии.

Этот эпи­зод по­ка­зы­ва­ет, что нечут­кость к за­про­сам об­ще­ства, от­сут­ствие гиб­ко­сти и са­мо­до­вле­ю­щий кон­сер­ва­тизм неред­ко не тор­мо­зят, а уско­ря­ют из­ме­не­ния. Хо­тя, ра­зу­ме­ет­ся, нель­зя от­ри­цать и ни­зо­вой, де­мо­кра­ти­че­ский ха­рак­тер слу­чив­шей­ся пе­ре­ме­ны. Па­де­ние Бер­лин­ской сте­ны — ещё и сим­вол воз­рож­де­ния об­ще­ства по­сле дол­гих де­ся­ти­ле­тий за­пре­тов и ре­прес­сий.

С дру­гой сто­ро­ны, нехват­ка по­ли­ти­че­ско­го ре­а­лиз­ма мо­жет за­клю­чать­ся и в из­бы­точ­ной уступ­чи­во­сти. По­сле де­мон­та­жа сте­ны и в хо­де объ­еди­не­ния ГДР и ФРГ жи­во об­суж­да­лась гео­по­ли­ти­че­ская по­зи­ция объ­еди­нён­ной Германии, от ко­то­рой за­ви­се­ла бу­ду­щая меж­ду­на­род­ная си­ту­а­ция в Цен­траль­ной и Во­сточ­ной Ев­ро­пе. Во­прос о её член­стве в НАТО и со­хра­не­нии кон­тин­ген­та за­пад­ных войск на её тер­ри­то­рии, к со­жа­ле­нию, фак­ти­че­ски да­же не был по­став­лен — при­том что СССР, США, Фран­ция и Ве­ли­ко­бри­та­ния участ­во­ва­ли в переговора­х о про­цес­се сли­я­ния го­су­дарств.

В ре­зуль­та­те бы­ло при­ня­то асим­мет­рич­ное ре­ше­ние о вы­во­де толь­ко со­вет­ских войск из Германии и вступ­ле­нии стра­ны в Се­ве­ро-Ат­лан­ти­че­ский альянс, ко­то­рое, спо­соб­ствуя нор­ма­ли­за­ции си­ту­а­ции здесь и сей­час, в дол­го­сроч­ной пер­спек­ти­ве де­ла­ло меж­ду­на­род­ную об­ста­нов­ку не ме­нее, а бо­лее про­бле­ма­тич­ной, про­во­ци­руя рас­ши­ре­ние НАТО на Во­сток и до­пол­ни­тель­но ослаб­ляя по­зи­ции СССР, а впо­след­ствии и Рос­сии.

Па­де­ние Бер­лин­ской сте­ны ста­ло сим­во­лом воз­рож­де­ния об­ще­ства по­сле дол­гих де­ся­ти­ле­тий за­пре­тов

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.