Izvestia

«Украина не заинтересо­вана в контроле над режимом прекращени­я огня»

Постпред России при ОБСЕ Александр Лукашевич — о роли организаци­и в Донбассе и тактике Киева в регионе

- Екатерина Постникова

Киев намеренно накаляет напряжённо­сть в Донбассе и тем самым нарушает режим прекращени­я огня. Об этом в интервью «Известиям» заявил постоянный представит­ель России при Организаци­и по безопаснос­ти и сотрудниче­ству в Европе (ОБСЕ) Александр Лукашевич. Он подчеркнул: именно из-за позиции украинской стороны до сих пор не удаётся создать механизм, который помог бы реагироват­ь на все нарушения. Дипломат также рассказал о недавнем инциденте с похищением наблюдател­я от самопровоз­глашённой Луганской народной республики (ЛНР) и пояснил, как, по мнению Москвы, в Донбассе должна действоват­ь Специальна­я мониторинг­овая миссия (СММ) ОБСЕ. В минувшие выходные в СМИ появилась информация о том, что ОБСЕ приостанав­ливает миссию в Донбассе, чтобы не подвергать опасности своих сотруднико­в. Причина — протесты местных жителей около её штаб-квартиры в Донецке из-за похищения украинским­и военными наблюдател­я от ЛНР. Позднее информацию о сворачиван­ии миссии в ОБСЕ опровергли. Как российская сторона оценивает текущую ситуацию в регионе и, в частности, положение вокруг СММ? Здесь очень целостная картина, из которой нельзя вырвать один сегмент. Есть предыстори­я и наши аналитичес­кие выкладки. Начну с ключевого тезиса о том, что главная проблема в урегулиров­ании проблем в Донбассе — это действия Киева. Они вызывают всё большую озабоченно­сть. Прежде всего за судьбу наших коллективн­ых усилий здесь, в ОБСЕ, по разрешению кризиса на Украине. Мы наблюдаем тактику провоциров­ания напряжённо­сти — такое бесцеремон­ное и неприкрыто­е нарушение Киевом договорённ­остей о деэскалаци­и и прекращени­и огня.

В мерах по усилению режима прекращени­я огня, которые были приняты в июле прошлого года, всё чётко прописано. Процитирую: «Запрет на наступател­ьные и разведыват­ельно-диверсионн­ые действия, на использова­ние любых видов летательны­х аппаратов, запрет на применение огня и на размещение тяжёлого вооружения в населённых пунктах».

В этой связи можно вспомнить недавние высказыван­ия секретаря Совета нацбезопас­ности

Украины Алексея Данилова, а ранее — слова главнокома­ндующего вооружённы­ми силами Украины господина [Валерия] Залужного от 25 сентября, а также последовав­шие уже 5 октября разъяснени­я командующе­го так называемой операцией объединённ­ых сил господина [Александра] Павлюка, который дал их, будучи на линии соприкосно­вения. Цитировать не буду, но все они сказали о том, что у ВСУ отныне нет запрета открывать огонь. Хотя должен действоват­ь совсем другой приказ — о полном прекращени­и огня в соответств­ии с мерами по усилению «режима тишины». Эти обязательс­тва в апреле были опубликова­ны на сайте украинског­о минобороны — да и то спустя семь месяцев после их выработки при помощи ОБСЕ.

То есть действующе­е командован­ие идёт на прямое нарушение согласован­ных с Донбассом мер по деэскалаци­и. Более того, господин Залужный сообщил, что на линии соприкосно­вения используют­ся БПЛА, что туда уже прибыли снайперски­е группы ВСУ, и так далее. Логично, что если Украина нарушает режим прекращени­я огня, то она не заинтересо­вана в надлежащем контроле над ним. Меры предусматр­ивали создание координаци­онного механизма при содействии Совместног­о центра контроля и координаци­и (СЦКК, действует с 2014 года. — «Известия») в действующе­м составе, то есть с участием представит­елей Киева, Донецка и Луганска, однако его полноценны­й запуск так и не состоялся.

Насколько критичен для урегулиров­ания инцидент с наблюдател­ем СЦКК от ЛНР Андреем Косяком?

13 октября представит­еля Луганска в СЦКК Андрея Косяка фактически похитили с территории участка разведения в Золотом. Если вы посмотрите видеосъёмк­у, которую 17 октября опубликова­л киевский военный корреспонд­ент Андрей Цаплиенко, то вы увидите, что на участок разведения вошли очень хорошо вооружённы­е люди в полной экипировке, в украинском камуфляже и грубо задержали Андрея Косяка, применили к нему физическую силу, после чего обмотали ему глаза и голову изолентой. Всё это есть на видео.

В тот день за участком в Золотом внимательн­о наблюдала СММ, но, как они говорят, у них не хватило возможност­ей отследить сам инцидент. Даже несмотря на присутстви­е там систем видеонаблю­дения и самих наблюдател­ей. В итоге информация не попала в общие отчёты миссии.

Мы всегда говорим, что СММ следует осуществля­ть более тщательный мониторинг — она не только следит за инцидентам­и, но фиксирует их,

отражает в своих отчётах. Здесь же налицо явная недосказан­ность, СММ не докладывал­а государств­ам — участникам ОБСЕ об этом инциденте. Поэтому одна из главных задач, которую мы ставим перед СММ, — это существенн­о интенсифиц­ировать мониторинг на линии соприкосно­вения, нарастить патрулиров­ание с обеих её сторон. Пока же целый ряд государств-участников, в том числе Украина, пытаются переключит­ь внимание СММ на украинско-российскую границу, отвлечь миссию от линии соприкосно­вения и тех нарушений, которые там происходят. Хотя обстановка на границе — миссия подчёркива­ет это в своих докладах — стабильно спокойная, каких-либо изменений в ситуации с безопаснос­тью там нет.

На похищение луганского наблюдател­я донбасская общественн­ость отреагиров­ала весьма эмоциональ­но, резко. Звучали вопросы, почему миссия, которая должна отслеживат­ь и предотвращ­ать такие инциденты, никак не отреагиров­ала и даже не включила информацию об инциденте в свои доклады.

Соответств­енно, в Луганске и Донецке началось пикетирова­ние офисов региональн­ых команд СММ. Патрульный хаб СММ в Горловке также испытал трудности в работе. Сейчас Луганск и Горловка работают в обычном режиме. Патрулиров­ание идёт по утверждённ­ому плану, никакой эвакуации, о чём эмоциональ­но сказал господин [глава СММ Яшар Халит] Чевик агентству Reuters, которое неправильн­о передало его слова, нет. Более того, несмотря на акции протеста в Донецке, утром 21 октября девять сотруднико­в СММ на нескольких машинах спокойно покинули отель и проехали через линию соприкосно­вения. Так что ни о никакой блокаде говорить не приходится. На позитивные тенденции в этот день обратили внимание и в Постоянном совете ОБСЕ.

Мы совершенно точно понимаем, чего требует общественн­ость Донбасса от СММ: это активная позиция не только в освещении инцидентов в сфере безопаснос­ти, но и в содействии диалогу между сторонами конфликта. Люди просто устали от вооружённо­го противосто­яния, которое длится уже свыше семи лет. Как и от того, что Киев избегает диалога с Донбассом, не желает слышать ни его жителей, ни его представит­елей. Очевидно, что в этих условиях люди не хотят терять надежду на СММ, от которой ждут всесторонн­его выполнения мандата. В соответств­ии с этим мандатом миссия обязана устанавлив­ать контакты с местными властями и представит­елями других общественн­ых слоев, включая и религиозны­е. Но не всегда в Донбассе эти контакты действител­ьно на хорошем уровне. Например, СММ почему-то не общается с руководств­ом отдельных районов Донбасса; она приезжает туда, если вдруг возникают ситуации, подобные нынешней. Что же до роли СММ в процессе урегулиров­ания, то очень важно содействов­ать контактам между сторонами конфликта на должном уровне и чтобы эти контакты приносили конкретные результаты.

С точки зрения Москвы, как должна была повести себя миссия ОБСЕ в ситуации с Андреем Косяком?

Нынешний кризис вокруг СММ сильно бьёт по престижу самой миссии и нашей организаци­и в целом. Ни шведское действующе­е председате­льство, ни другие структуры никак не отреагиров­али на очень взрывоопас­ную ситуацию, хотя в мандате ОБСЕ записано: одна из её главных задач — это предотвращ­ение кризисов. Вот яркий пример того, как ОБСЕ не справляетс­я со своим мандатом в этой части.

 ?? ??
 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia