По че­ты­ре арии с но­са

XIX Operalia от­кры­та в Москве

Kommersant Ekaterinburg - - Урал|новости -

От­крыл­ся XIX кон­курс Oper alia — зна­ме­ни­тое меж­ду­на род­ное со­стя­за­ние опер­ных пев­цов, ко­то­рое ос­но­вал и про­дол­жа­ет воз­глав­лять Пла си­до До­мин­го. Кон­курс, каж дый год ме­ня­ю­щий ме­сто про­ве­де­ния, этим ле­том впер­вые про­хо­дит в Рос­сии при под­держ­ке Rolex. B Моск ве, на сцене те­ат­ра име­ни Ста­ни­слав­ско­го и Не­ми­ро­ви ча Дан­чен­ко. На пер­вом про слу­ши­ва­нии по­бы­вал СЕР­ГЕЙ ХОДНЕВ.

По­сле го­су­дар­ствен­ной ве ли­че­ствен­но­сти кон­кур­са Чай ков­ско­го Operalia вос­при­ни­ма ет­ся как ме­ро­при­я­тие по­чти до маш­нее: ни­ка­ко­го па­фо­са, ни ка­ких ре­чей, ни­ка­ких всту­пи тель­ных га­ла кон­цер­тов. Все по де­ло­во­му — да­ли тре­тий зво­нок, вы­со­кое жю­ри за­шло в зал, за­ня­ло ме­ста, на­ча­лось про­слу­ши­ва­ние. Един­ствен ным це­ре­мо­ни­аль­ным мо­мен том с гре­хом по­по­лам мож­но бы­ло на­звать са­мо яв­ле­ние жю ри. Пуб­ли­ка, во вся­ком слу­чае, вос­тор­жен­но по­хло­па­ла, ко­гда к пред­се­да­тель­ско­му ме­сту боч ком про­шел Пла­си­до До­мин­го. И ко­гда к ме­сту одес­ную па­т­ро на кон­кур­са ве­ли­че­ствен­но про­сле­до­ва­ла Га­ли­на Виш­нев ская, по­чет­ный член жю­ри и неко­то­рым об­ра­зом со­ор­га­ни за­тор: ее Центр опер­но­го пе­ния за­ни­мал­ся оргво­про­са­ми про ве­де­ния кон­кур­са в Москве.

Ее по­яв­ле­ние в жю­ри, кста­ти, объ­яс­ня­ло и сам вы­бор пло­щад ки. Вот, ска­жем, в Па­ри­же «Опе ра­лия» про­хо­ди­ла на сцене Palais Garnier. В Ми­лане, на­ту раль­но, в «Ла Ска­ла». Ес­ли про дол­жать ло­ги­че­ский ряд, то в слу­чае Моск­вы на­пра­ши­ва­ет­ся Боль­шой те­атр, но не тут то бы ло. Как все пом­нят, в 2006 м, по се­тив чер­ня­ков­ско­го «Ев­ге­ния Оне­ги­на», Га­ли­на Пав­лов­на от ряс­ла прах от ног сво­их и пок­ля лась, что в Боль­шой она те­перь ни но­гой. Как мы ви­дим, обе­ща ние при­ма­дон­на вер­но блю­дет вот уже пять лет.

Про­це­ду­ра «Опе­ра­лии», под стать об­щей ат­мо­сфе­ре, вы­г­ля дит по пер­во­сти неза­мыс­ло­ва той. Каж­дый из участ­ни­ков (их в этот раз 41 че­ло­век) под­го­то­вил че­ты­ре арии. Каж­до­го вы­хо­дя ще­го на сце­ну участ­ни­ка Пла­си до До­мин­го веж­ли­во при­вет­ству ет со сво­е­го ме­ста и осве­дом­ля­ет ся, что он со­би­ра­ет­ся для на­ча­ла спеть по соб­ствен­но­му вы­бо­ру. Пе­вец (или пе­ви­ца) от­ве­ча­ет — и по­ет, по­ка что, есте­ствен­но, под ак­ком­па­не­мент ро­я­ля, ор­кестр по­явит­ся толь­ко в фи­на­ле. За­тем жю­ри вы­би­ра­ет из этих че­ты­рех за­го­тов­лен­ных кон­кур­сан­том но­ме­ров еще один уже по собст вен­но­му вку­су. Как лег­ко по­нять, тре­тья ария из то­го же на­бо­ра про­зву­чит в по­лу­фи­на­ле (ее опять же вы­бе­рет жю­ри), ну а фи на­ли­сты бу­дут петь остав­ший­ся у них чет­вер­тый но­мер.

И все же тут есть свои вы­би­ва ющи­е­ся из этой жест­ко ра­цио наль­ной схемы ню­ан­сы. Во пер вых, по­ми­мо обя­за­тель­ной про грам­мы в че­ты­ре опер­ных арии есть еще и фа­куль­та­тив­ная. Пла си­до До­мин­го в свое вре­мя пред ло­жил, что­бы на кон­кур­се был еще и до­пол­ни­тель­ный приз за ис­пол­не­ние сар­су­э­лы (это та­кой лег­кий му­зы­каль­ный жанр срод­ни опе­рет­те, свой­ствен­ный тра­ди­ци­ям Ис­па­нии и ис­па­но языч­ных стран): ве­ли­кий хит рец не мог упу­стить воз­мож­нос ти лиш­ний раз обес­пе­чить по вы­шен­ное внимание той му­зы ке, ко­то­рую неко­гда пе­ли и его ро­ди­те­ли, и он сам, на­чи­нав ший имен­но в ка­че­стве ар­ти­ста сар­су­э­лы. И мно­гие ар­ти­сты из са­мых раз­ных стран ми­ра дейст ви­тель­но ра­зу­чи­ли еще по два шля­ге­ра из сар­су­эл.

Вот тут уже всту­па­ют в пра­ва не ре­гла­мен­ты, а суж­де­ние жю ри. Боль­шая часть из тех, кто за го­то­вил еще и сар­су­э­лу, по­лу­чи ли при­гла­ше­ние спеть (в пер вый день глав­ным шля­ге­ром ока­за­лись про­зву­чав­шие не сколь­ко раз «Las Carceleras» из «До­че­рей Зе­ве­дея» Ру­пер­то Ча пи). Но не все — ска­жем, ни уча стник мо­ло­деж­ной опер­ной про­грам­мы Боль­шо­го те­ат­ра ба ри­тон Алек­сей Шу­ша­ков, ни ар мян­ское со­пра­но На­ринэ Еги нян та­кой прось­бы не по­лу­чи­ли.

Впро­чем, сар­су­э­ла — не са мое глав­ное. Ин­те­рес­нее бы­ло сле­дить за тем, как жю­ри от­би ра­ло вто­рые но­ме­ра для вы­сту пав­ших, хо­тя ло­ги­ка су­дей при этом вы­гля­де­ла нели­ней­ной. Ска­жем, ан­глий­ско­го ба­ри­то­на Джо­на­та­на Селл­са, бле­стя­ще спев­ше­го арию Дан­ди­ни из «Зо луш­ки» Рос­си­ни, по­про­си­ли спеть еще од­но­го Рос­си­ни — «Largo al factotum» из «Се­виль ско­го ци­рюль­ни­ка», хо­тя у него в порт­фе­ле был еще, ска­жем, ро манс Воль­фра­ма из ва­г­не­ров ско­го «Тан­гей­зе­ра». Со­пра­но из Рос­сии На­та­лью Ры­ко­ву Пла­си до До­мин­го (по­со­ве­щав­шись не сколь­ко се­кунд с Га­ли­ной Виш нев­ской) по­про­сил спеть арию Ца­рев­ны Ле­бе­ди из « Сказ­ки о ца­ре Сал­тане» Рим­ско­го Кор­са ко­ва, ока­зав­шу­ю­ся яв­но не са мой вы­иг­рыш­ной для мо­ло­дой пе­ви­цы. За­мет­но, что жю­ри ин те­ре­су­ет­ся ба­роч­ным ре­пер­туа ром: в двух слу­ча­ях, ко­гда в за го­тов­ках у пе­виц бы­ли арии Ген­де­ля, До­мин­го, усту­пая моль­бам с флан­гов сто­ла жю­ри, тре­бо­вал имен­но их. Не ска зать, впро­чем, что­бы при этом обо­зна­чи­лись сен­са­ции. Со­п­ра но Екатерина Мар­ко­ва непло­хо спе­ла «Tornami a vagheggiar» из « Аль­ци­ны » Ген­де­ля, но пе­ре черк­ну­ла ре­зуль­тат, крик­нув чай­кой на по­след­ней но­те, а На ринэ Еги­нян, хо­тя и ста­ра­лась сдер­жи­вать свой боль­шой, но не очень вы­шко­лен­ный го­лос, все рав­но спе­ла ген­де­лев­скую Клео­пат­ру ( « Piangero la sorte mia » ) в жан­ре недо­ду­ман­ной под­ра­жа­тель­но­сти.

Пер­вый день кон­кур­са про из­во­дил до­воль­но пест­рое впе чат­ле­ние — хва­та­ло как объ­ек тив­ных от­кры­тий, так и яв­ле ний ско­рее ко­ми­че­ских, вро­де ар­мян­ско­го те­но­ра Ми­ка­э­ла Кар­ли­я­на, на­сквозь лю­би­тель ским об­ра­зом, но за­то с по­ра­зи тель­ным аплом­бом спев­ше­го «Nessun dorma» из «Ту­ран­дот» и «Una furtiva lagrima» из «Лю­бов но­го на­пит­ка»: та­ки­ми умель­ца ми по­лон YouTube. Фа­во­ри­та­ми вы­гля­де­ли, во пер­вых, упо­мя ну­тый Джо­на­тан Селлс — го­то вый ба­ри­тон buffo для лю­бой хо­ро­шей сце­ны, уме­лый, хват кий и вос­при­им­чи­вый, во вто рых — от­кры­вав­шая кон­курс рос­си­ян­ка Ан­на Край­ни­ко­ва, об­на­ру­жив­шая при­род­ное мо цар­тов­ское со­пра­но ред­кой кра­со­ты, и в тре­тьих — ко­рей ский те­нор Джа­э­сиг Ли, яв­но ам­би­ци­оз­ный мо­ло­дой че­ло век, спев­ший как бы для раз мин­ки ле­ген­дар­ную арию То нио из «До­че­ри пол­ка» До­ни­цет ти с ее де­вя­тью верх­ни­ми «до». От со­блаз­ни­тель­ных обоб­ще ний на­счет на­ци­о­наль­ных опер­ных школ и про­че­го, од­на ко, луч­ше по­ка­мест воз­дер­жать ся — ка­кие то кор­рек­ти­вы, воз мож­но, вне­сет про­дол­же­ние чет­верть­фи­на­ла.

ФОТО СЕР­ГЕЯ КИ­СЕ­ЛЕ­ВА

В Москве зна­ме­ни­тый опер­ный кон­курс про­хо­дит без пом­пы, вполне по до­маш­не­му

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.