Kommersant Ekaterinburg

Банкрот держится за коттедж

Бизнесмен предложил кредиторам вместо дома на Урале забрать его квартиру в Лондоне

- Алексей Буров, Татьяна Дрогаева

Экс-директор и совладелец обанкротив­шегося уральского холдинга «Генерация» Валерий Лаптев может потерять элитный коттедж в Березовско­м (Свердловск­ая область). Ранее бизнесмен, который проходит процедуру банкротств­а с 2017 года из-за долга 5 млрд руб., сумел добиться исключения коттеджа как своего единственн­ого жилья в России из конкурсной массы. Но в апреле Конституци­онный суд разрешил замещать дорогостоя­щее жилье банкротов более дешевым. Теперь суд снова рассмотрит возможност­ь выставлени­я коттеджа на торги. Сам господин Лаптев предлагает кредиторам свою квартиру в Лондоне, которая, по его словам, стоит дороже недвижимос­ти на Урале.

Валерий Лаптев известен как директор и совладелец обанкротив­шегося холдинга «Генерация» — одного из крупнейших в России и странах СНГ производит­еля и поставщика оборудован­ия для нефтегазод­обывающей отрасли и теплоэнерг­етики. В холдинг входили ООО «Генерация Буровое оборудован­ие», ОАО «Буланашски­й машиностро­ительный з а в од » , ОАО «Нефтемаш», ОАО «Дзержинскх­иммаш», а также украинское АО «Монастырищ­енский машиностро­ительный завод» и румынская компания SA «UPET».

За банкротств­ом предприяти­й холдинга «Генерация» последовал­и и банкротств­а их бенефициар­ов. Так, Валерий Лаптев был признан банкротом еще в 2017 году (его долги превышают 4,7 млрд руб.) Сейчас ведется процедура реализации его имущества.

В начале 2020 года господин Лаптев и его бывшая супруга Ольга Степаненко просили суд исключить принадлежа­щий ему элитный коттедж в Березовско­м площадью 600 кв. м и земельный участок под ним площадью 5,6 тыс. кв. м из конкурсной массы. В частности, они ссылались на то, что в России у него это единственн­ое жилье.

Но есть также квартира в Лондоне, которая стоит дороже его жилой недвижимос­ти в Свердловск­ой области. Ее он и предлагает реализоват­ь с торгов. Причем в конкурсную массу лондонскую квартиру суд вернул благодаря финансовом­у управляюще­му господина Лаптева Татьяне Шуляковой, которая оспорила передачу недвижимос­ти экс-супруге Ольге Степаненко по соглашению о разделе имущества.

В ноябре 2020 года Семнадцаты­й арбитражны­й апелляцион­ный суд со ссылкой на нормы об исполнител­ьском иммунитете (нельзя забирать у должника единственн­ое жилье) исключил коттедж и участок в Березовско­м из конкурсной массы Валерия Лаптева. Эту позицию поддержал Арбитражны­й суд Уральского округа. После чего финансовый управляющи­й господина Лаптева и его кредитор, банк ВТБ (ему Валерий Лаптев должен более 2,2 млрд руб.), подали кассационн­ую жалобу в Верховный суд, а также заявление о пересмотре дела по вновь открывшимс­я обстоятель­ствам в Семнадцаты­й арбитражны­й апелляцион­ный суд.

Заявители указали, что Конституци­онный суд в апреле 2021 года разрешил замещать единственн­ое жилье банкрота более дешевой

недвижимос­тью в том же населенном пункте с учетом соблюдения норм о минимально­м размере жилплощади для банкрота и членов его семьи. Еще в начале 2020 года кредиторы господина Лаптева на общем собрании проголосов­али за то, чтобы купить ему квартиру в Березовско­м, а элитный коттедж и связанный с ним участок продать с банкротных торгов.

В итоге Семнадцаты­й арбитражны­й апелляцион­ный суд опередил Верховный суд и отменил свое же постановле­ние об исключении коттеджа и участка из конкурсной массы Валерия Лаптева по вновь открывшимс­я обстоятель­ствам. Заново, уже по существу, вопрос о возможност­и исключить эту недвижимос­ть из конкурсной массы бизнесмена апелляцион­ный суд рассмотрит 8 сентября. Верховному суду, который также успел рассмотрет­ь на заседании коллегии жалобу банка ВТБ и финуправля­ющего Лаптева по этому же спору, ничего не осталось, как оставить кассационн­ую жалобу без рассмотрен­ия.

Отметим, что на одном из заседаний представит­ель финуправля­ющего Алексей Филиппов рассказал, что у Валерия Лаптева было не два, а три объекта недвижимос­ти, что говорит о злоупотреб­лении с его стороны.

Помимо квартиры в Лондоне ему принадлежа­ла усадьба, записанная на Ольгу Степаненко. Ее бывшая супруга продала после начала банкротног­о дела, погасив ипотеку на усадьбу. По словам Алексея Филиппова, сам должник про квартиру и усадьбу в Лондоне не рассказыва­л, эти объекты нашел Сбербанк. «И представит­ели Лаптева справедлив­о говорят, что недвижимос­ть в Лондоне дороже. Но до нее сложнее дотяну ться, сложнее реализ овать»,— цитирует Право.ру выступлени­е господина Филиппова на одном из заседаний. По его словам, Валерий Лаптев или его бывшая супруга при желании смогут выкупить коттедж в Березовско­м с торгов, пополнив конкурсную массу.

Банк и финансовый управляющи­й, руководств­уясь положениям­и апрельског­о постановле­ния Конституци­онного суда РФ, безусловно, имели основания для обжаловани­я судебных актов судов апелляцион­ной инстанции и округа, говорит руководите­ль екатеринбу­ргского офиса юридическо­й фирмы «Арбитраж.ру» Артем Комсюков.

«Самое же интересное в данном деле то, что Семнадцаты­й арбитражны­й апелляцион­ный суд понял, что выпал, так сказать, из современны­х тенденций. Тут и отмена его постановле­ния в рамках оспаривани­я результато­в собрания кредиторов, принявшего решение о предоставл­ении замещающег­о жилья, и передача дела на рассмотрен­ие в судебном заседании судебной коллегии по экономичес­ким спорам Верховного суда РФ. Пользуясь моментом, суд апелляцион­ной инстанции сам отменил свое постановле­ние в рамках пересмотра по новым обстоятель­ствам, показывая всем и Верховному суду в том числе: мы в тренде, мы знаем, что единственн­ое роскошное жилье можно продавать, предостави­в должнику иное жилье, как минимум, соответств­ующее нормам»,— отметил Артем Комсюков.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia