Бунт в ка­зан­ской ко­ло­нии оце­ни­ли в три го­да

Утвер­жден при­го­вор за­чин­щи­кам мас­со­вых бес­по­ряд­ков

Kommersant Kazan - - Первая Страница - Ан­дрей Смир­нов

Вер­хов­ный суд (ВС) Та­тар­ста­на утвер­дил при­го­вор по уго­лов­но­му де­лу о мас­со­вом бун­те в ка­зан­ской ис­пра­ви­тель­ной ко­ло­нии (ИК) № 2 в про­шлом го­ду. В хо­де бес­по­ряд­ков, вы­зван­ных недо­воль­ством за­клю­чен­ных про­во­ди­мы­ми у них обыс­ка­ми, по­стра­да­ли со­труд­ни­ки ИК. Трое ак­тив­ных участ­ни­ков бун­та к име­ю­ще­му­ся у них на­ка­за­нию по­лу­чи­ли до­пол­ни­тель­но по три го­да ли­ше­ния сво­бо­ды. В ВС они по­пы­та­лись оспо­рить это ре­ше­ние и до­бить­ся оправ­да­ния, но без­успеш­но.

Вер­хов­ный суд (ВС) Та­тар­ста­на рас­смот­рел апел­ля­ци­он­ные жа­ло­бы за­клю­чен­ных ИК № 2 рес­пуб­ли­кан­ско­го УФСИН Ар­те­ма Са­ви­но­ва, Ми­ха­и­ла Го­мо­но­ва и Ар­ту­ра Ку­цен­ко. Все трое вы­ра­зи­ли несо­гла­сие с ре­ше­ни­ем При­волж­ско­го рай­су­да Ка­за­ни, ко­то­рый 10 но­яб­ря 2017 го­да при­знал их ви­нов­ны­ми по ч. 2 ст. 321 УК РФ (дез­ор­га­ни­за­ция де­я­тель­но­сти учре­жде­ния, обес­пе­чи­ва­ю­ще­го изо­ля­цию от об­ще­ства, при­ме­не­ние на­си­лия в от­но­ше­нии со­труд­ни­ка ме­ста ли­ше­ния сво­бо­ды). Со­глас­но при­го­во­ру, Са­ви­нов, Го­мо­нов и Ку­цен­ко в мар­те 2017 го­да участ­во­ва­ли в мас­со­вом бун­те, в ре­зуль­та­те ко­то­ро­го по­лу­чи­ли трав­мы два со­труд­ни­ка ко­ло­нии.

ИК-2 рас­по­ло­же­на в Ка­за­ни, яв­ля­ет­ся учре­жде­ни­ем стро­го­го ре­жи­ма с ли­ми­том 1,6 тыс. че­ло­век для ра­нее от­бы­вав­ших на­ка­за­ние в ме­стах ли­ше­ния сво­бо­ды. Ос­нов­ная про­дук­ция ко­ло­нии — чу­гун­ное ли­тье. Ми- ха­ил Го­мо­нов от­бы­вал в ИК двух­лет­ний срок за кра­жу, Ар­тем Са­ви­нов — вось­ми­лет­ний — за по­пыт­ку сбы­та нар­ко­ти­ков, а Ар­тур Ку­цен­ко — пя­ти­лет­ний за раз­бой.

Ин­ци­дент, в ко­то­ром участ­во­ва­ло в об­щей слож­но­сти бо­лее 15 за­клю­чен­ных, про­изо­шел 1 мар­та 2017 го­да око­ло 06.00. Груп­па опе­ра­тив­ни­ков ИК при­бы­ла в сек­цию 134, где рас­по­ло­же­ны от­ря­ды № 13 и № 14, с це­лью про­ве­де­ния обыс­ков. По­во­дом для ме­ро­при­я­тия ста­ла ин­фор­ма­ция о том, что за­клю­чен­ные мо­гут хра­нить у се­бя за­пре­щен­ные пред­ме­ты. На вхо­де в сек­цию до­ро­гу опе­ра­тив­ни­кам пре­гра­ди­ли несколь­ко че­ло­век. «Бу­дучи недо­воль­ны­ми этим (обыс­ка­ми.— „Ъ“), осуж­ден­ные ста­ли воз­му­щать­ся, на прось­бы успо­ко­ить­ся не ре­а­ги­ро­ва­ли. При этом в сек­цию на­ча­ли вхо­дить осуж­ден­ные из дру­гих сек­ций»,— ска­за­но в ма­те­ри­а­лах де­ла. За­клю­чен­ные, во­ору­жив­шись сту­лья­ми и ото­рван­ны­ми от двухъ­ярус­ных кро­ва­тей ме­тал­ли­че­ски­ми спин­ка­ми, ста­ли вы­тал­ки­вать опе­ра­тив­ни­ков с тер­ри­то­рии сек­ции. Как ска­за­но в де­ле, один из со­труд­ни­ков ИК «по­тре­бо­вал пре­кра­тить непра­во­мер­ные дей­ствия, пред­ло­жил успо­ко­ить­ся». В от­вет Са­ви­нов, Го­мо­нов и Ку­цен­ко на­нес­ли ему спин­кой кро­ва­ти силь­ный удар по го­ло­ве. В хо­де по­та­сов­ки по­лу­чил трав­му еще один опе­ра­тив­ник, ко­то­ро­го уда­ри­ли по спине ме­тал­ли­че­ским пред­ме­том. Од­на­ко в на­па­де­нии на него Са­ви­нов, Го­мо­нов и Ку­цен­ко не об­ви­ня­лись.

Бунт за­кон­чил­ся тем, что опе­ра­тив­ни­кам при­шлось от­сту­пить и по­ки­нуть сек­цию. В даль­ней­шем за­клю­чен­ных успо­ко­и­ли пу­тем про­ве­де­ния пе­ре­го­во­ров, по­сле че­го по фак­ту ин­ци­ден­та воз­бу­ди­ли уго­лов­ное де­ло.

Признав под­су­ди­мых ви­нов­ны­ми в дез­ор­га­ни­за­ции де­я­тель­но­сти ИК, рай­суд на­зна­чил каж­до­му по три го­да ли­ше­ния сво­бо­ды. По со­во­куп­но­сти, с уче­том уже име­ю­щих­ся на­ка­за­ний, Са­ви­нов по­лу­чил шесть с по­ло­ви­ной лет, а Го­мо­нов три го­да и де­сять ме­ся­цев, оба в ко­ло­нии стро­го­го ре­жи­ма. Ку­цен­ко (в мае 2017 го­да, по­ка шло след­ствие, он от­был свой преды­ду­щий срок) дол­жен от­быть три го­да так­же в ко­ло­нии стро­го­го ре­жи­ма.

В жа­ло­бах ВС не при­знав­шие ви­ну осуж­ден­ные по­про­си­ли их оправ­дать, на­звав при­го­вор рай­су­да «необос­но­ван­ным и неспра­вед­ли­вым». Так, Са­ви­нов за­явил, что ви­део­за­пись по­та­сов­ки с ка­мер на­блю­де­ния ИК, на ко­то­рую опи­ра­лось след­ствие, не от­ра­жа­ет его при­сут­ствия на ме­сте пре­ступ­ле­ния. А Ку­цен­ко от­ме­тил, что «сви­де­те­ли об­ви­не­ния пу­та­лись в сво­их по­ка­за­ни­ях, а в до­про­сах сви­де­те­лей за­щи­ты суд от­ка­зал», и что «ору­дие пре­ступ­ле­ния (ме­тал­ли­че­ская спин­ка.— „Ъ“) не бы­ло изъ­ято и осмот­ре­но».

ВС оста­вил жа­ло­бы осуж­ден­ных без удо­вле­тво­ре­ния, по­счи­тав, что «ос­но­ва­ний для от­ме­ны при­го­во­ра не име­ет­ся».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.