Бух­гал­тер рас­счи­та­ет­ся сво­бо­дой

Быв­шая со­труд­ни­ца Тат­фондбан­ка от­пра­вит­ся в ко­ло­нию за хи­ще­ние 8 млн руб­лей

Kommersant Kazan - - Первая Страница - Андрей Смир­нов

Вер­хов­ный суд (ВС) Та­тар­ста­на утвер­дил при­го­вор быв­ше­му бух­гал­те­ру-кас­си­ру рух­нув­ше­го Тат­фондбан­ка (ТФБ) Оль­ге Ана­ста­сье­вой. Со­глас­но ма­те­ри­а­лам де­ла, она си­сте­ма­ти­че­ски по­хи­ща­ла у бан­ка де­неж­ные сред­ства, а по­па­лась по­сле вве­де­ния в нем вре­мен­ной ад­ми­ни­стра­ции. Признав­шая ви­ну Ана­ста­сье­ва рас­счи­ты­ва­ла на снис­хож­де­ние, но без­успеш­но — ВС от­пра­вил ее на два го­да в ко­ло­нию об­ще­го ре­жи­ма.

ВС Та­тар­ста­на рас­смот­рел апел­ля­ци­он­ную жа­ло­бу быв­ше­го стар­ше­го бух­гал­те­ра-кас­си­ра до­пол­ни­тель­но­го офи­са ТФБ в Вы­со­ко­гор­ском рай­оне рес­пуб­ли­ки Оль­ги Ана­ста­сье­вой. Со­от­вет­ству­ю­щее опре­де­ле­ние раз­ме­ще­но на сай­те ВС. Ана­ста­сье­ва вы­ра­зи­ла несо­гла­сие с при­го­во­ром, вы­не­сен­ным 29 июня 2018 го­да Вы­со­ко­гор­ским рай­он­ным су­дом. Рай­суд при­знал ее ви­нов­ной по ч. 4 ст. 160 УК РФ (при­сво­е­ние, то есть хи­ще­ние чу­жо­го иму­ще­ства в осо­бо круп­ном раз­ме­ре). Со­глас­но при­го­во­ру, Анас- та­сье­ва во вре­мя ра­бо­ты в ТФБ по­хи­ти­ла при­над­ле­жа­щие бан­ку в об­щей слож­но­сти бо­лее 8 млн руб.

На­пом­ним, в кон­це 2016 го­да у ТФБ на­ча­лись про­бле­мы, ко­то­рые ко­неч­ном ито­ге при­ве­ли к кра­ху фи­нан­со­вой ор­га­ни­за­ции. По оцен­ке Цен­тро­бан­ка, «ды­ра» в ка­пи­та­ле кре­дит­но­го учре­жде­ния на­счи­ты­ва­ла 97 млрд руб. В ТФБ бы­ла вве­де­на вре­мен­ная ад­ми­ни­стра­ция, а 3 мар­та 2017 го­да ЦБ ото­звал у бан­ка ли­цен­зию. Бы­ло воз­буж­де­но уго­лов­ное де­ло в от­но­ше­нии топ-ме­не­дже­ров, в част­но­сти в от­но­ше­нии экс-гла­вы ТФБ Ро­бер­та Му­си­на, ко­то­ро­му ин­кри­ми­ни­ру­ют­ся ма­хи­на­ции на об­щую сум­му 50 млрд руб., хи­ще­ние у ЦБ 3,1 млрд руб.

Как ска­за­но в опре­де­ле­нии ВС, пре­ступ­ле­ния Ана­ста­сье­вой бы­ли со­вер­ше­ны в пе­ри­од с 1 ап­ре­ля 2013 го­да по 13 мар­та 2017 го­да. Схе­ма, по ко­то­рой вы­во­ди­лись де­неж­ные сред­ства, не ука­за­на. 13 мар­та 2017 го­да из цен­траль­но­го офи­са ТФБ в Вы­со­ко­гор­ский до­по­фис бы­ли на­прав­ле­ны ин­кас­са­то­ры, ко­то­рым по­ру­чи­ли за- брать остав­шу­ю­ся там на­лич­ность. Од­на­ко ни­че­го кро­ме раз­ных от­чет­ных бу­маг с пе­ча­тя­ми они от­ту­да не при­вез­ли. Хо­тя, по под­сче­там вре­мен­ной ад­ми­ни­стра­ции бан­ка, день­ги долж­ны бы­ли быть — не хва­та­ло 3,8 млн руб., €35 тыс. и $35 тыс. Как со­об­ща­ло то­гда ре­ги­о­наль­ное МВД вы­яс­ни­лось, что по­сле хи­ще­ний «в от­чет­ных до­ку­мен­тах скры­ва­ли от­сут­ствие на­лич­но­сти пу­тем уда­ле­ния рас­ход­но­кас­со­вых ор­де­ров по опе­ра­ци­ям вы­во­да де­неж­ных средств». Так­же в до­по­фи­се в элек­трон­ных от­че­тах пе­ред ТФБ за­ни­жа­ли сум­мы на­лич­но­сти, от­прав­ля­е­мой в цен­траль­ный офис бан­ка, по срав­не­нию с те­ми, что про­хо­ди­ли по ин­кас­са­тор­ским до­ку­мен­там. Под по­до­зре­ния по­па­ла Ана­ста­сье­ва, ко­то­рую 15 мар­та 2017 го­да по ре­ше­нию су­да за­клю­чи­ли под до­маш­ний арест.

Рай­суд на­зна­чил Оль­ге Ана­ста­сье­вой два го­да ли­ше­ния сво­бо­ды с от­бы­ва­ни­ем на­ка­за­ния в ис­пра­ви­тель­ной ко­ло­нии об­ще­го ре­жи­ма. Так­же бы­ло ре­ше­но взыс­кать с нее в поль­зу ТФБ всю по­хи­щен­ную сум­му.

В ВС признав­шая ви­ну Ана­ста­сье­ва (ее де­ло бы­ло рас­смот­ре­но рай­су­дом в осо­бом по­ряд­ке) не про­си­ла оправ­да­ния, но на­зва­ла на­ка­за­ние «необос­но­ван­ным и чрез­мер­но су­ро­вым». Она по­про­си­ла огра­ни­чить­ся услов­ным сро­ком. «Смяг­ча­ю­щие на­ка­за­ние об­сто­я­тель­ства не бы­ли учте­ны су­дом в пол­ной ме­ре. Ана­ста­сье­ва по­ло­жи­тель­но ха­рак­те­ри­зу­ет­ся, при­нес­ла по­тер­пев­шей сто­роне из­ви­не­ния, го­то­ва ча­стич­но воз­ме­стить ущерб. Суд не при­нял во вни­ма­ние чи­сто­сер­деч­ное при­зна­ние Ана­ста­сье­вой, чем на­ру­шил прин­цип спра­вед­ли­во­сти и объ­ек­тив­но­сти»,— ска­за­но в жа­ло­бе. От­ме­тим, вме­сте с осуж­ден­ной при­го­вор об­жа­ло­ва­ла и про­ку­ра­ту­ра, по­про­сив­шая уже­сто­чить ей на­ка­за­ние — до­ба­вить еще один год к на­зна­чен­но­му сро­ку.

ВС по­счи­тал, что на­ка­за­ние Ана­ста­сье­вой «на­зна­че­но с уче­том ха­рак­те­ра и сте­пе­ни об­ще­ствен­ной опас­но­сти со­вер­шен­но­го пре­ступ­ле­ния» и не стал его ме­нять. При­го­вор всту­пил в за­кон­ную си­лу.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.