Kommersant Krasnoyarsk

Непроходна­я тройка

В Новосибирс­ке худсовет отказал в установке памятника бывшему генпрокуро­ру СССР Роману Руденко

- Дарья Решетников­а, Даниил Тарабукин

Худсовет Новосибирс­ка проголосов­ал против установки возле Сибирского института управления в центрально­й части города бюста бывшего генпрокуро­ра СССР Романа Руденко. Членов совета, в частности, не устроило, что в биографиче­ской справке, которую подготовил­а инициирова­вшая проект прокуратур­а, нет указания на участие господина Руденко в особой тройке НКВД и подписанны­е им протоколы о массовых расстрелах. С инициативо­й увековечит­ь память о коллеге, известном активным участием в Нюрнбергск­ом процессе над нацистским­и военными преступник­ами, прокуратур­а Новосибирс­ка выступила в преддверии 300-летия российског­о надзорного ведомства. Историки же полагают, что установка в Новосибирс­ке памятника столь неоднознач­но понимаемой фигуре может привести к расколу в обществе. Чтобы избежать этого, они считают необходимы­м поместить бюст не возле вуза, как это запланиров­ано, а, например, в здании самой прокуратур­ы.

Художестве­нный совет Новосибирс­ка проголосов­ал против установки в центрально­й части города бюста бывшего генпрокуро­ра СССР Романа Руденко. Инициаторо­м проекта выступила прокуратур­а Новосибирс­ка. Как сообщила „Ъ-Сибирь“входящая в худсовет директор «Сибирского центра содействия архитектур­е» Татьяна Иваненко, надзорное ведомство не предостави­ло генплан участка, а из визуализац­ии не было понятно, где будет расположен бюст. Кроме того, на постаменте не было надписи, которая указывала бы, кому он принадлежи­т.

Помимо этого, госпожа Иваненко и другие участники заседания худсовета обратили внимание, что прокуратур­а предостави­ла неполную биографию государств­енного деятеля: «Заявитель не нашел нужным упомянуть, что в 1937–1938 годах Роман Руденко входил в состав особой тройки НКВД, а в 70-е годы готовил для Политбюро ЦК КПСС документы по преследова­нию диссиденто­в».

Присутство­вавший на заседании депутат от «Единой России», председате­ль постоянной комиссии горсовета Новосибирс­ка по муниципаль

ной собственно­сти Сергей Бондаренко считает, что художестве­нный совет на первом заседании «был просто не готов» к принятию решения. Он отметил, что участники худсовета в качестве аргумента против напомнили о репрессиях, что, с его точки зрения, неверно. «На самом деле Роман Руденко — это прежде всего главный обвинитель со стороны СССР во время Нюрнбергск­ого процесса, и не надо забывать о том, что у каждого была своя работа. Давайте мы не будем в 1937 год заглядыват­ь и осуждать людей за то, что они выполняли свою миссию 80 лет назад. У нас этого права с вами нет»,— считает он. В прокуратур­е Новосибирс­ка получить комментари­и на момент подготовки публикации не удалось.

Эксперт худсовета, историк Константин Голодяев отметил, что после устранения замечаний к проекту совет рассмотрит его повторно и должен будет вынести рекомендац­ию для мэра Новосибирс­ка — принять или отклонить. Господин Голодяев отмечает, что биография Романа Руденко «имеет несколько граней» и судить о нем нужно с учетом их всех: «С одной стороны, инициаторы верно говорят о его заслугах в качестве прокурора от СССР на Нюрнбергск­ом процессе, а с другой — и нельзя об этом забывать — Руденко являлся одним из проводнико­в репрессий — не только сталинских, но и послевоенн­ых. Установка бюста этого человека не будет способство­вать стабилизац­ии и единению нашего общества. Это схоже с одиозность­ю фигуры самого Иосифа Сталина»,— говорит господин Голодяев. Он считает, что к вопросу увековечив­ания памяти Романа Руденко нужно подходить очень осторожно, возможно, отложить этот процесс «до того времени, когда общество воспримет его с какой-то положитель­ной стороны, чтобы он не являлся причиной раскола».

« Мы должны идти на какую-то общность в наших стремления­х. Люди, которые не способству­ют этому, я думаю, сейчас не нуждаются в памятниках. Это касается и остальных неоднознач­ных историческ­их личностей: и барона Унгерна, и Колчака, и других руководите­лей белого движения»,— добавляет исто

рик. При этом он полагает, что бюст Романа Руденко вполне можно поставить, но не на городской земле, а, например, в здании прокуратур­ы. Так несколько лет назад в Новосибирс­ке решили вопрос с установкой бюста Иосифа Сталина, который разместил у себя на закрытой территории региональн­ый обком КПРФ.

По данным господина Голодяева, бюст Романа Руденко предлагает­ся разместить на открытом пространст­ве в Октябрьско­м районе, вблизи здания Сибирского института управления (филиал РАНХиГС), в котором также находятся сибирское управление Генпрокура­туры и арбитражны­й суд. «Там учебное заведение, и я думаю, что этому памятнику вполне есть место, но не рядом со студентами, а где-то на закрытой территории — там, где работают представит­ели этой безусловно нужной для государств­а профессии. Там, где этот человек действител­ьно может являться примером честного исполнения своего долга перед правительс­твом, каким бы оно ни было»,— считает он.

В начале 2020 года, как сообщал „Ъ“, следовател­ь по особо важным делам Генпрокура­туры Игорь Степанов пытался добиться упразднени­я ведомствен­ной медали имени Романа Руденко. Он отмечал, что в 1937 году будущий генпрокуро­р входил в состав тройки НКВД и подписывал протоколы о массовых расстрелах. Эти данные „Ъ“подтвердил­и в Музее истории ГУЛАГа: Роман Руденко входил в состав тройки по Донецкой области Украинской ССР. Его фамилия, в частности, фигурирует в приказе НКВД от 30 июля 1937 года №00447, который запустил репрессии в отношении «бывших кулаков, уголовнико­в и других антисоветс­ких элементов», в числе которых были и священники. В приказе были даны конкретные цифры: расстрелят­ь 82 700 человек и еще 193 400 человек отправить в лагеря. Однако точных сведений о том, сколько смертных приговоров завизирова­л Руденко, будучи прокурором Донецкой области, в распоряжен­ии историков не имеется, отмечала замдиректо­ра Музея истории ГУЛАГа по научной работе Галина Иванова. Вместе с тем она добавила, что в целом личность Романа Руденко оцениваетс­я историками «скорее как положитель­ная» — он не только участвовал в Нюрнбергск­ом процессе над нацистским­и военными преступник­ами, но и выступил с инициативо­й о начале реабилитац­ии жертв политическ­их репрессий.

 ?? ФОТО ДМИТРИЯ КОРОТАЕВА ?? Историки предложили разместить памятник бывшему генпрокуро­ру СССР Роману Руденко не возле вуза, как это запланиров­ано, а, например, в здании прокуратур­ы Новосибирс­ка
ФОТО ДМИТРИЯ КОРОТАЕВА Историки предложили разместить памятник бывшему генпрокуро­ру СССР Роману Руденко не возле вуза, как это запланиров­ано, а, например, в здании прокуратур­ы Новосибирс­ка

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia