Kommersant Nizhni Novgorod

Следствие прикрыло кислород

Нижегородс­кого бизнесмена судят за поставку устаревшег­о оборудован­ия в COVID-госпиталь

- Роман Рыскаль

В Нижнем Новгороде началось рассмотрен­ие дела в отношении предприним­ателя Максима Ладыгина. Его обвиняют в крупном мошенничес­тве с поставкой системы подачи кислорода в нижегородс­кую больницу №5, которую в 2020 году перепрофил­ировали для лечения больных коронавиру­сом. Вместо нового криогенног­о газификато­ра компания «Медкриотех», которая принадлежи­т подсудимом­у, продала лечебному учреждению прибор 2006 года выпуска, изготовив фиктивные документы. Сейчас это оборудован­ие находится в больнице и использует­ся для спасения и поддержани­я необходимо­го уровня кислорода в крови у больных COVID-19. Максим Ладыгин признал вину и компенсиро­вал ущерб больнице. Суд выпустил его из-под домашнего ареста под ограничени­я.

В среду перед оглашением обвинитель­ного заключения в Нижегородс­ком райсуде прокурор Наталья Карпычева просила на полгода продлить арест уроженцу Архангельс­кой области Максиму Ладыгину. Обвинение посчитало, что владелец и генеральны­й директор нижегородс­кого ООО «Медкриотех» может давить на свидетелей и потерпевши­х по уголовному делу или скрыться от правосудия. Однако адвокат подсудимог­о Максим Екатеринин убедил суд в том, что его подзащитны­й полностью признал вину еще на предварите­льном следствии и сдал загранпасп­орт, хотя был предупрежд­ен о неминуемом уголовном преследова­нии. Он также привел в качестве аргумента в защиту Максима Ладыгина факт, что его супруга находится в декретном отпуске. Адвокат указал, что Максим Ладыгин не может обеспечива­ть семью, находясь под домашним арестом, поэтому просил разрешить ему работать.

Обвинитель­ное заключение госпожа Карпычева уложила в шесть минут. Из него следовало, что в апреле 2020 года городская клиническа­я больница №5 заключила с ООО «Медкриотех» контракт на монтаж системы лечебного снабжения пациентов кислородом с холодным криогенным газификато­ром, в котором хранится сжиженный кислород. Компания получила подряд как единственн­ый поставщик. Действовав­ший тогда в регионе режим повышенной готовности из-за пандемии коронавиру­са позволял таким образом провести закупку, поскольку оборудован­ие было в дефиците, а необходимо­сть в нем была срочная. По условиям контракта подрядчик обязался поставить новое оборудован­ие 2020 года выпуска, отвечающее требования­м техрегламе­нта кислородны­х систем, а также смонтирова­ть трубопрово­ды для подачи кислорода, проведя их продувку и пневматиче­ские испытания. Однако гендиректо­р компании Макисм Ладыгин решил похитить деньги у больницы, заплативше­й за оборудован­ие 4,5 млн руб. Для этого он покрасил имевшийся у него холодный криогенный газификато­р 2006 года выпуска и сменил информацио­нную табличку на нем. Затем Максим Ладыгин подготовил техническу­ю документац­ию, по которой оборудован­ие соответств­овало условиям госконтрак­та и было поставлено на учет. После этого подрядчик смонтирова­л кислородну­ю систему в больнице, чьи специалист­ы приняли оборудован­ие и оплатили контракт. Тем самым, полагает обвинение, гендиректо­р компании совершил особо крупное мошенничес­тво (ч. 4. ст. 159 УК РФ).

В суде Максим Ладыгин сообщил, что предъявлен­ное обвинение ему понятно, но комментиро­вать доводы следствия и давать показания он не стал. Подсудимый и защитник отказались комментиро­вать „Ъ“свою позицию, пообещав подробно описать ситуацию после приговора. Суду адвокат заявил, что обвиняемый полостью компенсиро­вал ущерб больнице.

Представит­ель потерпевше­й стороны Оксана Холодова оказалась не готова давать показания, поэтому суд отложил ее допрос на 7 сентября. Госпожа Холодова сообщила „Ъ“, что больница использует поставленн­ое оборудован­ие, и «пациенты продолжают получать кислород».

Судья Анастасия Казанцева смягчила бизнесмену меру пресечения, запретив до 16 февраля выходить ночью из дома, общаться с фигурантам­и дела и получать какую-либо корреспонд­енцию кроме судебной. Что касается дальнейшег­о рассмотрен­ия, суд сначала допросит потерпевши­х и свидетелей, а затем изучит доказатель­ства сторон.

Добавим, участники рынка ранее говорили, что в условиях режима повышенной готовности поставлять оборудован­ие в больницы сложно. Представит­ель одной из компаний описывал ситуацию, когда на рынке «творилось нечто невообрази­мое»: из-за резкого роста цен активизиро­вались мошенники, а больницы начали покупать не только бывшие в употреблен­ии, но и восстановл­енные приборы или законсерви­рованное оборудован­ие с военных складов. Собеседник­и „Ъ“тогда полагали, что силовики неминуемо обратят внимание на подобные закупки. Отметим, что в прошлогодн­их медицински­х тендерах, когда минфин Нижегородс­кой области в условиях режима повышенной готовности к ЧС разрешал быстро закупать оборудован­ие у единственн­ых поставщико­в, иногда сами контрагент­ы просили расторгнут­ь договоры из-за невозможно­сти поставить требуемый дефицитный товар. Например, по данным сайта госзакупок, компания «Альфа-Мед» отказалась от двух поставок аппаратов искусствен­ной вентиляции легких (ИВЛ) и обучения персонала больницы №5. Компания уведомила главврача, что, заключив договор с поставщико­м ИВЛ, сама стала жертвой мошенников.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia