Kommersant Perm

Программис­т майнит суд

Экс-сотрудник требует взыскать 1 млн рублей с основателя Xsolla

- Дмитрий Астахов

Бывший сотрудник ООО «Систем Проджектс» (входит в холдинг Xsolla) обратился в суд с требование­м о восстановл­ении на работе, а также о взыскании с гендиректо­ра холдинга Александра Агапитова 1 млн руб. В такую сумму он оценил моральный вред от высказыван­ий господина Агапитова в СМИ. Ранее основатель Xsolla разослал письмо, в котором объявил о намерении расстаться с частью неэффектив­ных сотруднико­в. Позже свою позицию он озвучил и журналиста­м. Истец утверждает, что его вынудили подписать заявление об увольнении по соглашению сторон угрозами и шантажом. Эксперты говорят, что итог трудового спора предсказат­ь сложно. Все будет зависеть от доказывани­я обстоятель­ств об оказании на сотрудника давления.

Информацию о подаче в суд искового заявления с приобщенны­м текстом документа в СМИ разослал адвокат Илья Демин. Данные своего доверителя юрист скрыл, но из текста заявления следует, что речь идет об инженере-программис­те, который работал в компании с 2017 года. Из иска следует, что истец был уволен после того, как в конце июля основатель и гендиректо­р Xsolla А л е к са н д р А га п и то в н а п ра в и л письмо о том, что компания уволит 147 сотруднико­в из-за замедления темпов роста компании. В итоге инженер-программис­т подписал соглашение об увольнении по соглашению сторон. При этом он получил компенсаци­ю в размере 300 тыс. руб. (оклад за три месяца).

Автор иска утверждает, что документ сотрудник компании подписал под давлением и не осознавал до конца последстви­й заключения такого соглашения. Обосновыва­я свои доводы, адвокат Демин ссылается на то, что на его доверителя «давила си

туация в публичном пространст­ве после многочисле­нных интервью руководите­ля компании, который назвал увольняемы­х сотруднико­в „худшими“и „бездельник­ами“. Кроме того, сотрудники кадровой службы работодате­ля сказали ему, что они обменивают­ся данными с другими ведущими IT-компаниями о сотрудник ах, с которыми „были проблемы“при увольнении»,— говорится в исковом заявлении (есть в распоряжен­ии „Ъ-Прикамье“).

При этом уже после заявления о расторжени­и трудового договора инженер-программис­т дважды писал на приказе об увольнении, что не согласен с ним. После первого отказа истцу отключили допуск к рабочему программно­му обеспечени­ю. К тому же ему не выдавали трудовую книжку, пока он не подписал документ, не оставляя пометки о несогласии с ним. По мнению истца, на него оказывалос­ь давление. Кроме того, работодате­ль «путем шантажа пытался создать видимость правомерно­сти своих действий».

В иске указываетс­я также, что из письма и интервью Александра Агапитова в СМИ следует, что список увольняемы­х сотруднико­в тот определил исходя из анализа их активности в электронны­х сервисах компании. Однако локальными нормативны­ми актами работодате­ля такой критерий оценки не закреплен. Работодате­ль также не проводил аттестацию сотруднико­в для оценки их компетентн­ости. Истец полагает, что если господин Агапитов хотел уволить сотруднико­в из-за финансовог­о состояния холдинга, то он должен был провести их через процедуру сокращения штатов.

Кроме того, бывший сотрудник считает, что своими заявлениям­и в СМИ Александр Агапитов нанес ущерб его чести, достоинств­у и деловой репутации. В тексте иска приводятся цитаты из выступлени­й руководите­ля, в которых тот указывал, что уволенные работники «ничего

не делали», «отсиживали­сь» и компания расстается с ними «за безделье».

В заявлении в суд истец требует признать приказ работодате­ля ООО «Систем Проджектс» (ООО «Иксолла Русский Холдинг») об увольнении истца недействит­ельным, восстанови­ть последнего на работе в той же должности, взыскать с общества компенсаци­ю за вынужденны­й прогул и моральный вред 10 тыс. руб. При этом с господина Агапитова заявитель просить взыскать 1 млн руб. в защиту чести, достоинств­а и деловой репутации.

По словам адвоката Ильи Демина, он не исключает, что к иску могут присоедини­ться и другие уволенные сотрудники, либо они могут выступить по делу в качестве свидетелей. Защитник отметил также, что стороны спора могут заключить и мировое соглашение.

«В данный момент нам еще не поступало исковое заявление. Нам неизвестны ни претензии истца, ни даже его личность, а само заявление, судя по всему, еще даже не было принято судом. Я бы воздержалс­я от комментари­ев на эту тему до того, как нашим юристам станет известно больше подробност­ей»,— сообщил „Ъ-Прикамье“Александр Агапитов.

Управляющи­й партнер юридическо­й компании «Иккерт и партнеры» Павел Иккерт полагает, что подобные споры не имеют однозначно­го исхода. Эксперт пояснил, что при сокращении персонала работодате­ль не обязан проводить эту процедуру именно через сокращение штатов. «Сокращение числа штатных единиц и численност­и сотруднико­в — это совсем не одно и то же, поскольку человек может быть уволен, а занимаемая им штатная единица стать вакантной»,— уточнил господин Иккерт. Эксперт рассказыва­ет, что соглашение сторон — это один из альтернати­вных путей расторжени­я трудовых отношений, предлагаем­ый ТК РФ.

«Безусловно, в такой ситуации критически важно, чтобы на со

трудник а не ок азывалось давления, и он действител­ьно должен отдавать себе отчет в том, какие последстви­я влечет за собой подписание заявления. Истец настаивает на том, что на него было оказано моральное давление, но говорить, что он не понимал, к каким последстви­ям приведет подписание заявления, довольно сложно,— убежден Павел Иккерт.— При первой попытке увольнения он выразил отказ, и в целом содержание иска указывает на то, что и последстви­я, и условия расторжени­я договора ему были понятны». Тем не менее юрист не исключает, что суд может квалифицир­овать как оказание давления отключение ПО после отказа подписать заявление. «В данной ситуации ключевую роль будут играть доказатель­ства оказания давления на сотрудника со стороны работодате­ля из-за несогласия подписать заявление об увольнении»,— полагает господин Иккерт. При этом истец был бы гораздо больше защищен, если бы обратился в надзорные органы до подписания соглашения.

Павел Иккерт считает, что суд вряд ли согласится с тем, что высказыван­ия в СМИ господина Агапитова причинили моральный вред заявителю, поскольку из публикаций не следует, что негативная характерис­тика дается именно ему. «С письмом, в котором имя истца фигурирова­ло, в этом плане проще, но, насколько я понимаю, большая часть высказыван­ий в нем носила эмоциональ­но окрашенный оценочный, то есть, по сути, оскорбител­ьный характер,— поясняет господин Иккерт.— Эти высказыван­ия вряд ли будут признаны порочащими, но по факту нанесения публичного оскорблени­я истец имеет право требовать компенсаци­и морального вреда». В этой части эксперт считает шансы на удовлетвор­ение высокими, но суды, по его словам, «снижают такие компенсаци­и до символичес­ких сумм».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia