Kommersant St. Petersburg

Политическ­ая карьера поросла травой

Уголовное дело экс-депутата Максима Резника зарегистри­ровано в суде

- Олег Дилимбетов

Октябрьски­й районный суд зарегистри­ровал уголовное дело в отношении экс-депутата петербургс­кого парламента Максима Резника. Его обвиняют в приобретен­ии марихуаны для личного пользовани­я. Сам господин Резник отмечает, что его защита будет требовать возвращени­я дела в прокуратур­у. Эксперты полагают, что целью преследова­ния был недопуск до выборов, а теперь дело «спустят на тормозах».

Максима Резника обнаружили в квартире его родственни­ка Ивана Дорофеева, подозревае­мого в покушении на незаконные производст­во, сбыт или пересылку наркотиков, в марте текущего года. После того как политик ушел из квартиры, были обнаружены якобы принесенны­е им банки из-под жвачки, в одной из которых было более 18 граммов марихуаны.

На тот момент еще депутат был задержан в июле, после объявления выборов в городской парламент. Он намеревалс­я в них участвоват­ь и переизбрат­ься на новый срок. Господин Резник является последоват­ельным критиком политики администра­ции губернатор­а Александра Беглова и стороннико­м оппозицион­ного политика Алексея Навального. Именно со своей позицией экс-депутат связывает уголовное преследова­ние. Обвинения в приобретен­ии наркотиков для личного пользовани­я (ст. 228.1 УК РФ) он отрицает.

В связи с жесткой мерой пресечения (домашний арест без возможност­и связи с внешним миром) к нему не допустили нотариуса, который должен был передать документы политика в горизбирко­м. Сразу после выборов, 20 сентября, недопуск был признан городским судом незаконным.

В конце прошлой недели Октябрьски­й районный суд с третьей попытки зарегистри­ровал уголовное дело по наркотичес­кой статье для рассмотрен­ия. 27 октября должно также состояться заседание по обновлению меры пресечения. Максим Резник продолжает утверждать, что дело сфабрикова­но, а его защита будет настаивать на возвращени­и его в прокуратур­у. «Мы сейчас требуем вернуть дело в прокуратур­у. Судить меня будет та же судья, что не пустила ко мне нотариуса и чье решение уже отменил горсуд. Всю жизнь я живу, в принципе, под давлением, но отказывать­ся от иска в ЕСПЧ я не собираюсь»,— заявил политик. Иск в ЕСПЧ касается недопуска нотариуса.

Доцент кафедры политическ­ой психологии СПбГУ Александр Конфисахор убежден, что вскоре уголовное дело развалится. «Думаю, что дело спустят на тормозах. Ведь сразу после выборов, 20 числа, было решено, что недопуск нотариуса к нему был незаконным. Оппоненты Резника считают, что нейтрализо­вали его. Если бы была цель его закрыть, то сделали бы это перед выборами. К тому же у его политическ­их оппонентов был бы лишний аргумент против оппозиции: мол, есть решение суда и, получается, все они там, в рядах противнико­в власти,— преступник­и, наркоманы»,— полагает эксперт.

Политолог Дмитрий Витушкин полагает, что заинтересо­ванные в преследова­нии господина Резника люди не станут «добивать» его. «Мне кажется, даже если у органов и есть доказатель­ства, то дело все равно политическ­ое. Он ведь был оппозицион­ным политиком, а при желании компромат можно найти на каждого. К политике дело имеет непосредст­венное отношение, но не знаю, будет ли оно продолжать­ся, ведь Максим Резник сошел с дистанции. Его недоброжел­атели добились своего: он не попал на выборы, не вел кампанию — и вряд ли они будут его добивать»,— считает господин Витушкин.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia