«Без боль­ших вло­же­ний мож­но раз­ви­вать­ся»

Ди­рек­тор Во­ро­неж­ско­го биосферног­о за­по­вед­ни­ка — об эко­ту­риз­ме, со­хра­не­нии ди­ких жи­вот­ных и лик­ви­да­ции дол­гов

Kommersant Voronezh - - Первая Страница -

В од­ном из ста­рей­ших за­по­вед­ни­ков Рос­сии и круп­ней­шей осо­бо охра­ня­е­мой при­род­ной тер­ри­то­рии (ООПТ) в Чер­но­зе­мье, Во­ро­неж­ском го­су­дар­ствен­ном при­род­ном био­сфер­ном за­по­вед­ни­ке име­ни В.М. Пес­ко­ва (рас­по­ло­жен в Во­ро­неж­ской и Ли­пец­кой об­ла­стях), в 2019 го­ду пол­но­стью сме­ни­лось ру­ко­вод­ство. За во­семь ме­ся­цев учре­жде­нию во гла­ве с Ана­то­ли­ем Та­ра­со­вым уда­лось ре­шить фи­нан­со­вые про­бле­мы, по­явив­ши­е­ся при его пред­ше­ствен­ни­ке Сер­гее Ко­ко­ре­ве, а соб­ствен­ные до­хо­ды учре­жде­ния, в первую оче­редь от экологичес­кого ту­риз­ма, по ито­гам го­да мо­гут до­стиг­нуть 20 млн руб. О том, как бу­дет раз­ви­вать­ся за­по­вед­ный ту­ризм, за­чем учре­жде­нию по­вы­ше­ние чис­лен­но­сти ка­ба­на и ка­кие про­бле­мы воз­ни­ка­ют в при­гра­нич­ных кот­те­дж­ных по­сел­ках и тур­ба­зах, кор­ре­спон­ден­ту „Ъ“Оле­гу МУХИНУ рас­ска­зал ди­рек­тор за­по­вед­ни­ка Ана­то­лий ТАРАСОВ.

— Вы пер­вый за дол­гое вре­мя ру­ко­во­ди­тель Во­ро­неж­ско­го за­по­вед­ни­ка, при­шед­ший не «из на­у­ки». До это­го ру­ко­во­ди­ли ка­зен­ным учре­жде­ни­ем «Граж­дан­ская обо­ро­на, за­щи­та на­се­ле­ния и по­жар­ная без­опас­ность Во­ро­неж­ской об­ла­сти». В тот пе­ри­од при­хо­ди­лось стал­ки­вать­ся с де­я­тель­но­стью за­по­вед­ни­ка?

— Да, на­при­мер, в 2018 го­ду мы участ­во­ва­ли в ту­ше­нии по­жа­ров в за­по­вед­ни­ке.

— Но при­ро­до­охран­ный про­филь для вас но­вый.

— Не со­всем. Я был и оста­юсь охот­ни­ком, ры­бо­ло­вом, по­чет­ным чле­ном во­ро­неж­ско­го охо­тоб­ще­ства. По­это­му все, что ка­са­ет­ся по­ва­док зве­рей, охра­ны, мне знакомо. Я участ­во­вал и в рей­до­вых ме­ро­при­я­ти­ях по за­дер­жа­нию бра­ко­нье­ров в Во­ро­неж­ской об­ла­сти. У нас бы­ли очень хо­ро­шие от­но­ше­ния с охот­управ­ле­ни­ем Во­ро­неж­ской об­ла­сти, с ры­бин­спек­ци­ей — сов­мест­но пре­се­ка­ли бра­ко­ньер­ство и на во­де, и в ле­сах.

С за­по­вед­ни­ком мы то­же под­дер­жи­ва­ли хо­ро­шие от­но­ше­ния, при­ни­ма­ли уча­стие в ме­ро­при­я­ти­ях в охран­ной зоне. Учре­жде­нию, ко­то­рое я воз­глав­лял, при­хо­ди­лось неод­но­крат­но ту­шить по­жа­ры на тер­ри­то­рии за­по­вед­ни­ка. Был, на­при­мер, уни­каль­ный слу­чай: загорелась пой­ма ре­ки, и для тушения подъ­е­хать с су­ши бы­ло невоз­мож­но. В ито­ге мы при­ме­ня­ли плав­сред­ства — ста­ви­ли мо­то­пом­пы и ту­ши­ли с во­ды. На про­шлом ме­сте ра­бо­ты у ме­ня был огром­ный кол­лек­тив — в де­сять раз боль­ше, чем здесь, в за­по­вед­ни­ке. Ко­неч­но, и бюд­жет был в ра­зы боль­ше. Пра­во­вые во­про­сы, тор­ги — для ме­ня ни­че­го но­во­го в этом нет, объ­ем ра­бо­ты сей­час да­же немно­го мень­ше, чем ра­нее.

— Как по­сту­пи­ло пред­ло­же­ние воз­гла­вить за­по­вед­ник?

— Оно по­сту­пи­ло еще при гу­бер­на­то­ре Алек­сее Гор­де­е­ве (ныне ви­це-пре­мьер РФ. — „Ъ“). Ни­че­го необыч­но­го и но­во­го в та­кой ра­бо­те для ме­ня не бы­ло: мне нра­вит­ся при­ро­до­охран­ная де­я­тель­ность, лес, лю­ди, ко­то­рые ра­бо­та­ют здесь, — они спе­ци­фи­че­ские, ин­те­рес­ные. Я дал со­гла­сие, про­шел про­це­ду­ру со­гла­со­ва­ния пол­пре­дом пре­зи­ден­та РФ в ЦФО, Минприроды — и стал ру­ко­во­ди­те­лем.

— И в за­по­вед­ни­ке за­го­во­ри­ли о «нездо­ро­вой ат­мо­сфе­ре» во­круг ва­ше­го на­зна­че­ния. Чув­ство­ва­ли непри­язнь кол­лек­ти­ва?

— Слож­но ска­зать. Был очень «раз­ду­тый» штат ру­ко­во­ди­те­лей, а я не ис­пы­ты­ваю необ­хо­ди­мо­сти в том, что­бы каж­дый вто­рой или тре­тий че­ло­век в за­по­вед­ни­ке был заместител­ем ди­рек­то­ра. И мы из­ме­ни­ли струк­ту­ру. Те­перь по шта­ту у нас толь­ко три за­ме­сти­те­ля, но да­же тре­тье­го мы по­ка не мо­жем по­до­брать. Один за­ме­сти­тель от­ве­ча­ет за об­щие во­про­сы, один по охране, и еще один за­ме­сти­тель бу­дет ку­ри­ро­вать раз­ви­тие.

В за­по­вед­ни­ке бы­ли со­труд­ни­ки, ко­то­рые толь­ко по­се­ща­ли ра­бо­ту, но не ра­бо­та­ли. Мы быст­ро от них из­ба­ви­лись. Но­вую ко­ман­ду на­би­ра­ли дол­го. За­то на тех лю­дей, ко­то­рых мы уже на­бра­ли, мож­но по­ло­жить­ся. Застой­ные во­про­сы при­шли в дви­же­ние, вид­на по­ло­жи­тель­ная ди­на­ми­ка. Мож­но ска­зать, что с на­ча­ла 2019 го­да сде­ла­но очень мно­гое, на­чи­на­ем опре­де­лять­ся с пер­спек­ти­ва­ми.

Ко­гда я при­шел в за­по­вед­ник, бы­ли и кри­ми­наль­ные во­про­сы, ко­то­рые свя­за­ны с преды­ду­щим ру­ко­вод­ством (уго­лов­ное де­ло быв­ше­го и.о. ди­рек­то­ра за­по­вед­ни­ка Сер­гея Ко­ко­ре­ва бы­ло воз­буж­де­но по от­дель­ным фактам его преды­ду­щей ра­бо­ты в Рос­сель­хоз­бан­ке. — „Ъ“). Сей­час воз­буж­ден еще ряд уго­лов­ных дел. Ко­неч­но, толь­ко суд мо­жет опре­де­лить ви­ну быв­ших ру­ко­во­ди­те­лей, но тем не ме

нее мы вы­яви­ли хи­ще­ние средств из касс и дру­гие фи­нан­со­вые на­ру­ше­ния. По­ка мы разо­бра­лись с финансами, по­ка за­кры­ва­ли «ды­ры», ни о ка­ком раз­ви­тии не при­хо­ди­лось и меч­тать. Фи­нан­со­вая брешь бы­ла боль­шая. Спа­си­бо Минприроды, ру­ко­во­ди­те­лю ку­ри­ру­ю­ще­го ООПТ де­пар­та­мен­та Ива­ну Шма­ко­ву — нас под­дер­жа­ли, ми­ни­стер­ство вы­де­ли­ло день­ги, и мы смог­ли рас­счи­тать­ся с под­ряд­чи­ка­ми.

— Де­сят­ки ис­ков к за­по­вед­ни­ку в ар­бит­раж­ном су­де — от этих под­ряд­чи­ков?

— Да, это то нехо­ро­шее на­след­ство, ко­то­рое мне до­ста­лось. Ес­ли бы ми­ни­стер­ство не пошло на­встре­чу, мы бы из этой дол­го­вой ямы не вы­бра­лись. Но нам да­ли день­ги и те­перь мы мо­жем рас­счи­тать­ся со все­ми. Жаль, но боль­шая часть этих дол­гов по­яви­лась необос­но­ван­но.

— Сколь­ко средств вы­де­ли­ло Минприроды?

— Око­ло 6 млн руб. По­треб­ность бы­ла го­раз­до боль­ше, но часть дол­гов мы по­га­си­ли за счет соб­ствен­ных средств, за счет на­шей при­но­ся­щей до­ход де­я­тель­но­сти. Но мы мог­ли бы эти день­ги на­пра­вить на раз­ви­тие! А так при­шлось га­сить дол­ги пе­ред на­ло­го­вой служ­бой, пе­ред по­став­щи­ка­ми, за свет, за газ. Что­бы за­по­вед­ник ра­бо­тал.

— По ка­ким фактам воз­буж­да­лись уго­лов­ные де­ла?

— Бы­ли вы­яв­ле­ны на­ру­ше­ния в рас­хо­до­ва­нии средств. На ряд рас­хо­дов нет до­ку­мен­тов, под­твер­жда­ю­щих их обос­но­ван­ность. По до­ку­мен­там вы­пи­сы­ва­лись пре­мии, но со­труд­ни­ки не под­твер­ди­ли их по­лу­че­ние. Не­ко­то­рые ра­бо­ты, на ко­то­рых под­пи­сы­ва­лись ак­ты при­ем­ки, в дей­стви­тель­но­сти не про­из­во­ди­ли.

— Уго­лов­ные де­ла воз­буж­де­ны в от­но­ше­нии Сер­гея Ко­ко­ре­ва?

— В от­но­ше­нии Ко­ко­ре­ва, кто еще в них фи­гу­ри­ру­ет — не знаю, мо­жет, глав­ный бух­гал­тер... Мы же не воз­буж­да­ем де­ла, толь­ко пи­шем за­яв­ле­ния. Мы про­ве­ли ин­вен­та­ри­за­цию — и не все смог­ли учесть.

— Ка­кой сум­мы недо­счи­та­лись? — Да­же не мо­гу ска­зать. Нет фи­нан­со­вых до­ку­мен­тов, у нас их про­па­ло очень мно­го. Ко­гда я при­шел, сра­зу на­зна­чил ауди­тор­скую про­вер­ку. У ауди­то­ра гла­за бы­ли как сли­вы! Она вто­рой раз за свою жизнь и 25 лет ра­бо­ты уви­де­ла та­кие на­ру­ше­ния. За­тем я об­ра­тил­ся в Минприроды и по­про­сил, что­бы ми­ни­стер­ство то­же на­зна­чи­ло про­вер­ку. Их про­вер­ка под­твер­ди­ла те фак­ты, ко­то­рые мы вы­яви­ли до это­го.

— Уго­лов­ное де­ло в от­но­ше­нии Сер­гея Ко­ко­ре­ва еще рас­сле­ду­ет­ся? — Да, оно в След­ствен­ном ко­ми­те­те. — Пре­тен­зии ка­са­ют­ся толь­ко Ко­ко­ре­ва, а не его пред­ше­ствен­ни­ка Ро­ма­на Хо­ло­да.

— Ко­гда ухо­дил Хо­лод, в за­по­вед­ни­ке бы­ли да­же до­пол­ни­тель­но на­коп­лен­ные сред­ства. За год и два ме­ся­ца ра­бо­ты Ко­ко­ре­ва их не ста­ло, на­обо­рот, по­яви­лись дол­ги.

— По иным ас­пек­там бы­ли пре­тен­зии к преды­ду­ще­му ру­ко­вод­ству — на­при­мер, по охране? в де­вять утра пла­нер­ка, на ней весь от­дел охра­ны, а лес сво­бо­ден — за­хо­ди, де­лай, что хо­чешь. Ин­спек­то­ры сей­час осва­и­ва­ют ло­ша­дей, мы обу­чи­ли лю­дей вер­хо­вой езде. Те­перь у нас есть пе­шие пат­руль­ные груп­пы, на ав­то­мо­би­лях, кон­ные и да­же ве­ло­си­пед­ные — что­бы слож­нее бы­ло про­счи­тать их по­яв­ле­ние. — Мож­но ли го­во­рить, что наи­бо­лее скан­даль­ные си­ту­а­ции — со стро­и­тель­ством на гра­ни­це за­по­вед­ни­ка в Сту­пин­ском сель­ском по­се­ле­нии ком­па­ни­ей «Ра­мон­ские да­чи» — ис­чер­па­ны?

— Есть ре­ше­ния су­дов, став­ших на сторону за­по­вед­ни­ка. Про­ку­ра­ту­ра Ра­мон­ско­го рай­о­на так­же под­дер­жа­ла учре­жде­ние в спо­ре со Сту­пин­ским по­се­ле­ни­ем. Из-за воз­мож­но­сти об­жа­ло­ва­ния ре­ше­ний сто­про­цент­ной уве­рен­но­сти в по­бе­де нет, но на пер­вых эта­пах за­по­вед­ник смог от­сто­ять свою по­зи­цию в су­дах. — Есть ли дру­гие по­доб­ные кон­флик­ты на при­гра­нич­ных тер­ри­то­ри­ях, в при­ле­га­ю­щем к за­по­вед­ни­ку за­каз­ни­ке?

— Мы ра­бо­та­ем в тес­ном кон­так­те с Во­ро­неж­ской и Ли­пец­кой при­ро­до­охран­ны­ми про­ку­ра­ту­ра­ми. Но не­ко­то­рые тур­ба­зы на­хо­дят­ся на тер­ри­то­рии за­каз­ни­ка «Во­ро­неж­ский» и ино­гда мо­гут, на­при­мер, вы­ру­бить де­ре­вья или «при­ре­зать» се­бе тер­ри­то­рию. Да и лю­дей все­гда тя­нет на за­по­вед­ные тер­ри­то­рии — пе­ри­о­ди­че­ски бы­ва­ют незаконные вы­руб­ки, охо­та на осо­бо охра­ня­е­мых тер­ри­то­ри­ях. Мно­го хло­пот до­став­ля­ет ба­за от­ды­ха «Рад­чи­но» под Ра­мо­нью. Рань

рез два мет­ра уже из-за рас­ти­тель­но­сти ни­че­го не вид­но.

В 2020 го­ду мы пла­ни­ру­ем про­ве­сти ме­ро­при­я­тие по те­ме хищ­ных птиц с при­вле­че­ни­ем ши­ро­кой ауди­то­рии. В дру­гом ме­ро­при­я­тии за­дей­ству­ем Тол­шин­ский женский мо­на­стырь шест­на­дца­то­го ве­ка, ко­то­рый на­хо­дит­ся на тер­ри­то­рии цен­траль­ной усадь­бы. В кон­це 2019 го­да хо­тим уста­но­вить две на­блю­да­тель­ные выш­ки. Они по­явят­ся на Че­ре­па­хин­ском кордоне и на Че­ре­па­хин­ском по­ле (в 5 км к се­ве­ру от цен­траль­ной усадь­бы за­по­вед­ни­ка. — „Ъ“). На эти выш­ки мы бу­дем на­би­рать во­лон­те­ров, ко­то­рым ин­те­рес­но смот­реть, как зве­ри ве­дут се­бя в ди­кой при­ро­де. Так как зве­ри у нас в ос­нов­ном су­ме­реч­ные, ве­дут ноч­ной об­раз жиз­ни, мы бу­дем за­ра­нее вы­во­зить лю­дей на выш­ки к под­кор­моч­ным пло­щад­кам, что­бы они мог­ли по­смот­реть на по­ве­де­ние жи­вот­ных с по­мо­щью би­нок­лей днем и че­рез при­бо­ры ноч­но­го ви­де­ния но­чью. Так­же мы пла­ни­ру­ем сде­лать неболь­шой ка­ток на тер­ри­то­рии за­по­вед­ни­ка — это увеличит ту­ри­сти­че­скую при­вле­ка­тель­ность. В ре­кре­а­ци­он­ной зоне обя­за­тель­но бу­дет на­ка­та­на лыж­ня, для это­го есть все при­спо­соб­ле­ния. Бу­дем ак­тив­нее ис­поль­зо­вать на­шу го­сти­ни­цу на 35 но­ме­ров, в этом го­ду там сде­ла­ли два улуч­шен­ных но­ме­ра.

В осталь­ных пла­нах бу­дем ори­ен­ти­ро­вать­ся на фи­нан­со­вые воз­мож­но­сти. У нас есть мно­го пред­ло­же­ний — на­при­мер, «за­коль­це­вать» объ­ек­та­ми за­по­вед­ни­ка цен­тры при­тя­же­ния лю­дей. В Ра­мон­ском рай­оне есть ряд интересных пло­ща­док, на­при­мер за­мок Оль­ден­бург­ских (и часть его объ­ек­тов на­хо­дит­ся на тер­ри­то­рии за­по­вед­ни­ка), про­хо­дит же­лез­ная дорога из Ра­мо­ни в Крас­но­лес­ный. Воз­мож­но, мы ор­га­ни­зу­ем из Ра­мо­ни в за­по­вед­ник те­ма­ти­че­ский «по­езд вы­ход­но­го дня».

Бу­дем рас­смат­ри­вать как ту­ри­сти­че­ский объ­ект озе­ро Чи­стое. Его дно вы­стла­но ду­бом, это уни­каль­ный объ­ект, но в него нуж­но вло­жить немно­го средств, что­бы при­ве­сти все в над­ле­жа­щий вид. Стро­ить там один объ­ект непри­вле­ка­тель­но — ну­жен ком­плекс. Чи­стое мы рас­смат­ри­ва­ем как под­раз­де­ле­ние зам­ка Оль­ден­бург­ских — в за­по­вед­ни­ке был дом лес­ни­ка, во­ди­лись оле­ни. От Оль­ден­бург­ских оста­лась ста­рая шиш­ко­су­шил­ка, ко­то­рую мож­но вос­ста­но­вить; мож­но сде­лать кем­пинг, раз­ме­ще­ние в де­ре­вян­ных до­ми­ках; мож­но воз­рож­дать ста­рые ре­мес­ла, на­при­мер гон­чар­ное, но все долж­но быть толь­ко в ком­плек­се. С ком­плек­сом Оль­ден­бург­ских по­ка раз­ра­ба­ты­ва­ем кон­цеп­цию.

Мы про­бо­ва­ли за­ни­мать­ся с боль­ны­ми аутиз­мом, про­во­ди­ли ип­по­те­ра­пию. У нас есть несколь­ко ин­струк­то­ров, ко­то­рые го­то­вы ра­бо­тать с детьми. Есть и две ло­ша­ди вят­ской по­ро­ды — это лес­ная ло­шадь, которая не бо­ит­ся уку­сов на­се­ко­мых. Ве­дем пе­ре­го­во­ры с пар­ком оле­ней в Ли­пец­кой об­ла­сти, у ко­то­ро­го са­мая боль­шая по­пу­ля­ция вят­ской по­ро­ды, на­хо­дя­ща­я­ся в по­лу­воль­ном со­дер­жа­нии. Мо­жет быть, мы под­ку­пим у них же­ре­бят, что­бы при­мер, мы бу­дем де­лать сво­и­ми си­ла­ми. У нас есть трак­тор, ку­пим гео­тек­стиль, есть спе­ци­а­ли­сты, ко­то­рые мо­гут со­от­вет­ству­ю­щие ра­бо­ты про­ве­сти. Да­же без боль­ших вло­же­ний мож­но раз­ви­вать­ся. А для про­ве­де­ния на­уч­ных ме­ро­при­я­тий зна­чи­тель­ных вло­же­ний и не нуж­но. Лю­ди при­ез­жа­ют, оста­нав­ли­ва­ют­ся в го­сти­ни­це, ра­бо­та­ют в на­шем эко­цен­тре, и мы на этом то­же за­ра­ба­ты­ва­ем. В 2019 го­ду за счет соб­ствен­ных до­хо­дов мы смог­ли от­ре­мон­ти­ро­вать часть тех­ни­ки, которая го­да­ми не об­слу­жи­ва­лась, те­перь мо­жем уве­рен­но «вхо­дить» в зи­му.

Впе­ре­ди мно­го зна­чи­мых со­бы­тий. За­по­вед­ник но­сит имя пи­са­те­ля и жур­на­ли­ста Ва­си­лия Пес­ко­ва. 14 мар­та 2020 го­да бу­дет 90 лет со дня его рож­де­ния. Хо­тим с по­мо­щью ме­це­на­тов — об­ще­ствен­ной па­ла­ты Во­ро­неж­ской об­ла­сти и де­пу­та­та Го­с­ду­мы от ре­ги­о­на Ар­ка­дия По­но­ма­ре­ва — уста­но­вить па­мят­ник Пес­ко­ву на тер­ри­то­рии цен­траль­ной усадь­бы за­по­вед­ни­ка. Ско­ро, в 2023 го­ду, ис­пол­нит­ся 100 лет са­мо­му за­по­вед­ни­ку, и мы бу­дем готовить об­шир­ную про­грам­му — ожи­да­ем мно­же­ство го­стей.

— Ка­ков соб­ствен­ный до­ход за­по­вед­ни­ка?

— Ду­ма­ем, что в 2019 го­ду бу­дет боль­ше 20 млн руб.

— И все же из­на­чаль­но за­по­вед­ник со­зда­вал­ся для со­хра­не­ния по­пу­ля­ции жи­вот­ных.

— Три го­да на­зад в Во­ро­неж­ской и Ли­пец­кой об­ла­стях бу­ше­ва­ла аф­ри­кан­ская чу­ма сви­ней (АЧС), которая кос­ну­лась и за­по­вед­ни­ка. По­чти весь дикий ка­бан в ле­су пал. На­ши уче­ные то­же за­ни­ма­лись изу­че­ни­ем это­го яв­ле­ния. С од­ной сто­ро­ны, ис­чез­но­ве­ние ка­ба­на пло­хо, с дру­гой — уни­каль­ная воз­мож­ность для ис­сле­до­ва­ний. Бы­ли под­го­тов­ле­ны на­уч­ные тру­ды по АЧС. В этом го­ду чу­ма вы­яв­ля­ет­ся в при­гра­нич­ных ре­ги­о­нах — Кур­ской, Вол­го­град­ской об­ла­стях.

В за­по­вед­ни­ке бы­ла очень боль­шая по­пу­ля­ция ди­ко­го ка­ба­на, которая в од­но­ча­сье ис­чез­ла. Но уже

В за­по­вед­ни­ке бы­ли со­труд­ни­ки, ко­то­рые толь­ко по­се­ща­ли ра­бо­ту, но не ра­бо­та­ли. Мы быст­ро от них из­ба­ви­лись

Ис­кус­ствен­но ка­ба­на мы не бу­дем за­во­зить. Сей­час у нас ра­бо­та­ет 13 под­кор­моч­ных пло­ща­док, на ко­то­рых по­ми­мо бла­го­род­но­го оле­ня бу­дем под­карм­ли­вать и ка­ба­на

на сле­ду­ю­щий год ка­бан на­чал за­хо­дить в за­по­вед­ник и за­креп­лять­ся на его тер­ри­то­рии. На се­го­дняш­ний день, су­дя по уста­нов­лен­ным в за­каз­ни­ке фо­то­ло­вуш­кам, есть несколь­ко се­мей, ко­то­рые уже в 2019 го­ду по­лу­чи­ли при­плод. В кон­це ок­тяб­ря — ноябре на­чи­на­ет­ся гон ди­ко­го ка­ба­на, он про­хо­дит по боль­шим тер­ри­то­ри­ям. На­де­ем­ся, что в про­цес­се го­на в за­по­вед­ник и за­каз­ник зай­дут еще ка­ба­ны. Ка­бан вы­пол­ня­ет важ­ную функ­цию: он про­па­хи­ва­ет почву, «под­ни­ма­ет» листву, же­лу­ди, снег — а за ним по про­би­тым тро­пам идут все осталь­ные ко­пыт­ные. Но ис­кус­ствен­но ка­ба­на мы не бу­дем за­во­зить. Сей­час у нас ра­бо­та­ет 13 под­кор­моч­ных пло­ща­док, на ко­то­рых по­ми­мо бла­го­род­но­го оле­ня бу­дем под­карм­ли­вать и ка­ба­на.

По ев­ро­пей­ско­му оле­ню в од­но вре­мя у нас бы­ло пе­ре­на­се­ле­ние — оле­ней толь­ко в за­по­вед­ни­ке (без уче­та за­каз­ни­ка) бы­ло бо­лее 2,5 тыс. осо­бей. То­гда олень съел весь под­ле­сок. Это слиш­ком боль­шая чис­лен­ность: Усман­ский бор не рас­счи­тан на та­кое ко­ли­че­ство жи­вот­ных, по­вы­сил­ся шанс воз­ник­но­ве­ния бо­лез­ней. Сей­час, по дан­ным зим­них марш­рут­ных уче­тов, у нас бо­лее 120 го­лов ев­ро­пей­ско­го оле­ня, а мак­си­маль­ная плот­ность для пло­ща­ди за­по­вед­ни­ка и при­ле­га­ю­ще­го за­каз­ни­ка — не бо­лее 400 го­лов. То есть у нас сред­нее со­сто­я­ние, мож­но по­пу­ля­цию и рас­ши­рить. При этом у нас са­мая чи­сто­кров­ная по­пу­ля­ция, это под­твер­ди­ли ге­не­ти­ки мос­ков­ско­го ин­сти­ту­та Се­вер­це­ва. Из на­шей по­пу­ля­ции оле­ни вы­во­зи­лись в Ро­стов-на-До­ну, в Алек­сан­дров­ский лес: там ор­га­ни­зо­ва­но по­лу­воль­ное со­дер­жа­ние бла­го­род­но­го ев­ро­пей­ско­го оле­ня. От­ту­да он то­же рас­се­лял­ся по тер­ри­то­рии Рос­сии. Воз­мож­но, и мы ко­гда-ни­будь зай­мем­ся по­лу­воль­ным со­дер­жа­ни­ем оле­ней. По­ка труд­но ска­зать, это очень за­трат­ное ме­ро­при­я­тие.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.