До­ку­мен­таль­ный фильм «Сын Ха­мас »

До­ку­мен­таль­ный фильм « Сын Ха­мас » Ми­ха­ил Тро­фи­мен­ков

Kommersant Weekend - - Первая Страница -

В про­кат вы­хо­дит но­вый фильм На­да­ва Шир­ма­на, ре­жис­се­ра, ко­то­рый ис­сле­ду­ет из­гой­ство осо­бо­го ро­да: доб­ро­воль­ное из­гой­ство под­по­лья

Г ерой « Шам­пан­ско­го шпи­о­на » (2007) — агент « Мос­са­да » под при­кры­ти­ем, « В тем­ной ком­на­те» (2013) жи­вут Маг­да­ле­на и Ро­за Копп — же­на и дочь ле­ген­дар­но­го Кар­ло­са. « Зе­ле­ный принц, или Сын Ха­мас » (2014) — это о сен­са­ци­он­ной опе­ра­ции спец­служ­бы «Шин- Бет », де­сять лет по­лу­чав­шей ин­фор­ма­цию от за­вер­бо­ван­но­го ею Му­са­ба — сы­на Ха­са­на Юсе­фа, од­но­го из ли­де­ров Ха­ма­са.

Ро­до­вое про­кля­тие до­ку­мен­таль­но­го ки­но о шпи­он­ских иг­рах — от­сут­ствие ви­зу­аль­но­го ря­да. Осо­бен­но ес­ли эти иг­ры еще про­дол­жа­ют­ся. В филь­ме о хо­лод­ной войне мож­но по­ка­зать невин­ный скве­рик и ска­зать, что вот на этой ска­мей­ке, пред­по­ло­жим, Грин­гласс пе­ре­дал со­вет­ско­му ре­зи­ден­ту сек­рет­ные чер­те­жи. По­ди по­ка­жи ка­кую- ни­будь овощ­ную лав­ку в Рам­ал­ле, где Му­саб встре­чал­ся с ку­ра­то­ром Го­не­ном Бен Ицх­а­ком: ад­ре­сок- то, по­ди, еще «ак­ти­вен».

Шир­ман об­ре­чен ис­поль­зо­вать но­вост­ные сю­же­ты: ре­чи Юсе­фа на ми­тин­гах, жи­во­пис­ней­шие па­ра­ды ха­ма­сов­цев, по- ку­ше­ния смерт­ни­ков. Их объ­ек­тив­ность об­ман­чи­ва. Из них яв­ству­ет од­но. Пло­хие лю­ди ни с то­го ни с се­го взры­ва­ют се­бя вме­сте с де­сят­ка­ми обы­ва­те­лей в люд­ных ме­стах. Будь оп­ти­ка Шир­ма­на «ши­ро­ко­фо­кус­ной », ему при­шлось бы ска­зать непри­ят­ные ве­щи. На­при­мер, то, что борь­ба с Ха­ма­сом — вечная история борь­бы с джин­ном, ко­то­ро­го са­ми спец­служ­бы вы­пу­сти­ли из бу­тыл­ки. На пер­вых по­рах они пе­сто­ва­ли Ха­мас, рас­счи­ты­вая ру­ка­ми ре­ли­ги­оз­ных фа­на­ти­ков уни­что­жить свет­ских марк­си­стов Яси­ра Ара­фа­та. Но Шир­ман от­стра­ня­ет­ся от кон­тек­ста, рас­ска­зы­вая част­ную ис­то­рию двух оди­но­ких лю­дей, « ко­то­рые на­учи­лись до­ве­рять друг дру­гу ».

Кон­текст вос­ста­но­вит лю­бой лю­бо­зна­тель­ный зри­тель. Ху­же то, что Шир­ман не из­бе­жал со­блаз­на ви­зу­аль­но­го « ожив­ля­жа », на­чи­нил фильм эпи­зо­да­ми, ко­то­рые не на­зо­вешь да­же ин­сце­ни­ров­ка­ми, по­сколь­ку в них ни­че­го не про­ис­хо­дит. Так, «ат­мо­сфер­ная му­зы­ка » ку­стар­но­го тол­ка. Му­саб го­во­рит об олив­ко­вом де­ре­ве как сим­во­ле Па­ле­сти­ны, и ка­ме­ру жи­во­пис­но ослеп­ля­ет солн­це, за­пу­тав­ше­е­ся в его кроне. Речь за­хо­дит о проверках на блок­по­стах — зри­те­лям бьют в гла­за ар­мей­ские про­жек­то­ра. Вполне бес­смыс­лен­ные съем­ки ка­мер ви­део­на­блю­де­ния или па­но­ра­мы с вер­то­ле­тов, по идее, обо­га­ща­ют фильм саспен­сом.

Ви­зу­аль­ный му­сор вре­дит филь­му на­столь­ко, что по­на­ча­лу при­ни­ма­ешь двух муж­чин, про­из­но­ся­щих с экра­на мо­но­ло­ги, за ак­те­ров. Од­на­ко же мо­ло­дой че­ло­век с вы­ра­зи­тель­ны­ми боль­ны­ми гла­за­ми — на­ту­раль­ный Му­саб. А пол­ный муж­чи­на, по­хо­жий на всех ки­нош­ных вир­ту­о­зов пла­ща и кин­жа­ла,— са­мый что ни на есть от­став­ник Го­нен.

Их история ба­наль­на — ни­ка­кой ближ­не­во­сточ­ной спе­ци­фи­ки. Фран­цу­зы в Ал­жи­ре так успеш­но вер­бо­ва­ли пле­нен­ных, что па­ра­нойя шпи­о­но­ма­нии в пар­ти­зан­ском стане унес­ла сот­ни жиз­ней. Несколь­ко ли­де­ров ИРА го­да­ми ра­бо­та­ли на бри­тан­цев. На­вер­ное, по­доб­ное про­ис­хо­ди­ло и в Чечне.

Это чи­сто тех­но­ло­ги­че­ская история, ис­клю­ча­ю­щая лю­бые мо­раль­ные оцен­ки. Да, пыт­ки это пло­хо, но на лю­бой « гряз­ной » войне их при­ме­ня­ют и под­поль­щи­ки, и спец­служ­бы. Так что не со­всем по­нят­но от­вра­ще­ние Му­са­ба, ко­то­ро­го уже пы­та­ли из­ра­иль­тяне, к пыт­кам, прак­ти­ку­е­мым Ха­ма­сом.

Но, при всей ба­наль­но­сти и тех­но­ло­гич­но­сти ис­то­рии, она, по биб­лей­ско­му сче­ту, от­вра­ти­тель­но ир­ра­ци­о­наль­на. Ес­ли на­зы­вать ве­щи сво­и­ми име­на­ми, это история пре­да­тель­ства соб­ствен­но­го от­ца, ко­то­ро­го Му­саб па­ра­док­саль­ным об­ра­зом лю­бит и ува­жа­ет. Му­саб дав­но жи­вет в Шта­тах, и, как это ни смеш­но, ему креп­ко дал по го­ло­ве по­верх­ност­ный фрей­дизм. Де­скать, пре­да­тель­ство от­ца — по­пыт­ка ис­ку­пить по­зор из­на­си­ло­ва­ния, ко­то­ро­му его в неж­ном воз­расте под­верг сын со­се­да как раз на сбо­ре оли­вок,— дей­ствии бы­то­вом, но и сим­во­ли­че­ском. А за­од­но ми­ни­ми­зи­ру­ет свою ви­ну, пред­по­ла­гая, что отец знал о двой­ной иг­ре сы­на: ну муж же все­гда до­га­ды­ва­ет­ся об из­мене же­ны.

Го­нен мно­жит ме­та­фо­ры, как бы объ­яс­ня­ю­щие при­ро­ду от­но­ше­ний ку­ра­то­ра с аген­том. Под­хва­ты­вая фрей­дист­скую ли­нию, объ­яс­ня­ет, что ку­ра­тор дол­жен стать для аген­та сим­во­ли­че­ским от­цом. Раз­ви­вая ли­нию па­ле­стин­ско­го сим­во­лиз­ма, име­ну­ет Му­са­ба «олив­ко­вым де­ре­вом », ко­то­рое « Шин- Бет » за­бот­ли­во по­ли­ва­ла и оку­чи­ва­ла. Но « сын- де­ре­во » — еще и од­на из фи­гур, ко­то­рые хлад­но­кров­но дви­га­ет шах­ма­тист- ку­ра­тор. Но шах­ма­тист сам во вла­сти « пеш­ки » ( да хо­тя бы и « сло­на »), а не она — в его вла­сти. Са­мое опас­ное, что мо­жет слу­чить­ся с ку­ра­то­ром,— стать ис­крен­ним дру­гом « сы­на »: агент — это преж­де все­го опас­ней­ший по­тен­ци­аль­ный враг.

Оче­вид­но, все ме­та­фо­ры вер­ны и та­лант ку­ра­то­ра имен­но в том и за­клю­ча­ет­ся, что­бы иг­рать на всех ре­ги­страх од­но­вре­мен- но и ис­кренне, то хо­ля « де­ре­во», то жерт­вуя « фи­гу­рой » . Глав­ное — лю­бой це­ной вы­тес­нить из со­зна­ния аген­та са­мо по­ня­тие пре­да­тель­ства. Оче­вид­но, с Му­са­бом это не вполне уда­лось, ко­ли он по­рвал с раз­вед­кой. За­то игра в «сим­во­ли­че­ско­го от­ца » уда­лась: Му­саб взбун­то­вал­ся, ко­гда Го­не­на сме­ни­ли на дру­го­го ку­ра­то­ра.

Оба ге­роя при­зна­ют­ся в же­ла­нии вне­сти в жизнь яс­ность, взяв в ру­ки ав­то­мат. Го­нен — по­сле оче­ред­но­го смер­то­нос­но­го взры­ва: по­нят­ный срыв тай­но­го аген­та. Но 18-лет­ний Му­саб- то воз­меч­тал об ав­то­ма­те — на по­куп­ке ору­жия он и по­пал­ся — по­сле убий­ства Ицх­а­ка Ра­би­на. Не изу­ми­тель­но ли, что им дви­га­ла месть за из­ра­иль­ско­го по­ли­ти­ка, не услож­ня­ет ли это ма­ни­хей­скую кар­ти­ну кон­флик­та?

Го­во­рят, « кро­ты » нуж­ны, что­бы предот­вра­щать тер­ро­ри­сти­че­ские ак­ты. Так, да не так. Чем цен­нее агент, тем боль­шим ко­ли­че­ством со­оте­че­ствен­ни­ков спецслужба жерт­ву­ет ра­ди его без­опас­но­сти. Вот он пре­ду­пре­жда­ет о го­то­вя­щем­ся взры­ве, его мож­но предот­вра­тить, но то­гда про­тив­ник вычислит пре­да­те­ля. Сле­до­ва­тель­но, пусть по­гиб­нут еще де­сять- два­дцать че­ло­век, но агент воз­вы­сит­ся в иерар­хии под­по­лья —и в один пре­крас­ный день обез­гла­вит его. Толь­ко вот этот пре­крас­ный день ми­ра ни­ко­гда не на­сту­па­ет: от­ча­сти и по­то­му, что спец­служ­бам не ну­жен мир. « Шин- Бет » до­би­ва­лась от Му­са­ба, что­бы тот отра­с­тил бо­ро­ду и внед­рил­ся в во­ору­жен­ное кры­ло Ха­мас. Он же скло­нил от­ца к пе­ре­ми­рию с Из­ра­и­лем, чем взбе­сил « Шин- Бет ». Воз­мож­но, спец­служ­бы вы­тес­ня­ют осо­зна­ние то­го, что мир им не ну­жен, столь же успеш­но, как Му­саб вы­тес­нил са­мо по­ня­тие пре­да­тель­ства.

Фильм ма­ло что до­ба­вит к то­му, что мы зна­ем из ро­ма­нов Ле Кар­ре: па­ра­нойя, как и бы­ло ска­за­но. Зная, что вско­ре спец­наз при­дет за от­цом, да еще и со­жжет от­чий дом, Му­саб « от­вле­ка­ет­ся, де­лая что- то для се­мьи », го­то­вя празд­нич­ный ужин. Но­вый ку­ра­тор про­ве­ря­ет его на по­ли­гра­фе, а Му­саб не мо­жет от­ве­тить, пла­ни­ро­вал ли он тер­ро­ри­сти­че­ские ата­ки. Ко­неч­но, пла­ни­ро­вал. Тер­ро­ри­стом он ока­зы­ва­ет­ся и для США, от­ка­зав­ших ему в по­ли­ти­че­ском убе­жи­ще. Вый­дя из иг­ры, он — ми­шень и Ха­ма­са, и « Шин- Бет ». Чу­до — то, что США при­ня­ли Му­са­ба по­сле вме­ша­тель­ства Го­не­на, и он, хо­тя, как со­об­ща­ют фи­наль­ные тит­ры, вы­нуж­ден по­сто­ян­но пе­ре­ез­жать с ме­ста на ме­сто, од­на­ко же вы­хо­дит на сце­ны фе­сти­ва­лей, где по­лу­ча­ет на­гра­ды « Зе­ле­ный принц ». Но бы­ва­ют ли чу­де­са в под­поль­ном ми­ре?

Са­мое стран­ное в филь­ме — кадры неко­е­го без­за­бот­но­го пля­жа. Рай пре­да­те­лей, шпи­он­ский парадиз? Воз­мож­но. Но в сухом остатке мо­раль филь­ма про­ста: ре­бя­та, не иг­рай­те в шпи­он­ские иг­ры, пре­да­тель­ство не сто­ит свеч.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.