«Со­всем нет ощу­ще­ния, что это рус­ский пер­со­наж»

На­та­лья Оси­по­ва о сво­ей Ана­ста­сии

Kommersant Weekend - - Aфиша -

В Лон­доне в Ко­вент-Гар­дене воз­об­но­ви­ли « Ана­ста­сию» Кен­не­та Мак­мил­ла­на — ба­лет, ос­но­ван­ный на ис­то­рии безум­ной Ан­ны Ан­дер­сон, ко­то­рая бо­лее 40 лет вы­да­ва­ла се­бя за спас­шу­ю­ся от рас­стре­ла ве­ли­кую княж­ну Ана­ста­сию, млад­шую из че­ты­рех до­че­рей по­след­не­го рос­сий­ско­го им­пе­ра­то­ра Ни­ко­лая II. Сен­са­ци­ей лон­дон­ской пре­мье­ры ста­ла при­ма- ба­ле­ри­на ан­глий­ской труп­пы На­та­лья Оси­по­ва. Мест­ные кри­ти­ки на­зва­ли Ана­ста­сию од­ной из луч­ших пар­тий рос­сий­ской ба­ле­ри­ны. Ма­рия Си­дель­ни­ко­ва об­су­ди­ла с На­та­льей Оси­по­вой ее но­вую роль, жизнь в Лон­доне и ожи­да­ние пу­сто­ты

Бри­тан­ские кри­ти­ки в вос­тор­ге от ва­шей « Ана­ста­сии », о пре­мье­ре пи­са­ли вза­хлеб. А вы до­воль­ны этой пар­ти­ей?

Очень до­воль­на. Хо­тя не все три спек­так­ля по­лу­чи­лись, как мне хо­те­лось. Один раз недо­бра­ла, дру­гой, на­обо­рот, пе­ре­бор­щи­ла, и толь­ко в од­ном спек­так­ле сло­жи­лось все, как на­до. Ана­ста­сия дей­стви­тель­но ста­ла од­ной из мо­их луч­ших ро­лей. Я на­ко­нец- то опять за­го­ре­лась и по­гру­зи­лась в пар­тию с го­ло­вой. И зри­те­ли при­ни­ма­ли ее очень хо­ро­шо, осо­бен­но тре­тий акт.

Что вы зна­ли об « Ана­ста­сии»?

Ни­че­го не зна­ла, но ко­гда Ке­вин ( Ке­вин О’ Ха­ра, ху­до­же­ствен­ный ру­ко­во­ди­тель The Royal Ballet, Covent Garden.— Weekend) ска­зал « Мак­мил­лан » , я сра­зу от­ве­ти­ла « да! ». Этой мой хо­рео­граф, и я го­то­ва тан­це­вать лю­бой его ба­лет. « Ма­нон » и « Ро­мео и Джу­льет­та » — од­ни из са­мых лю­би­мых. Но с « Ана­ста­си­ей » я на са­мом де­ле не пред­став­ля­ла, на что со­гла­ша­юсь. Уже по­том по­лез­ла в YouTube, на­шла па-де-де Ма­тиль­ды Кше­син­ской и тан­цов­щи­ка и ужас­ну­лась: оно аб­со­лют­но клас­си­че­ское, очень слож­ное. Ду­маю: «Бо­же, на что я под­пи­са­лась?!» Я еще не зна­ла, что Ана­ста­сия — это дру­гая пар­тия. В об­щем, ре­пе­ти­ции на­ча­лись с чи­сто­го ли­ста: и это са­мое ин­те­рес­ное — со­зда­вать роль ин­ту­и­тив­но. Шла от дви­же­ний и от му­зы­ки, и толь­ко по­том на­ча­ла вни­кать в сю­жет, в кон­текст, чи­тать ис­то­рию.

Ко­гда на За­па­де бе­рут­ся за рус­скую те­му, ча­сто по­лу­ча­ет­ся клюк­ва. Нуж­на ли в прин­ци­пе ба­ле­ту ис­то­ри­че­ская до­сто­вер­ность?

« Ана­ста­сию» нель­зя смот­реть как ис­то­ри­че­ский ба­лет. Это те­атр — что- то утри­ро­ван­но, что- то неточ­но, что- то при­ду­ма­но. Но мне нра­вит­ся, ко­гда жизнь под­ки­ды­ва­ет ис­кус­ству та­кие сю­же­ты. Я вос­при­ни­ма­ла « Ана­ста­сию» про­сто как ис­то­рию, ко­то­рую мне рас­ска­зы­ва­ет Мак­мил­лан. Есть, ко­неч­но, в ба­ле­те смеш­ные сце­ны, ко­гда он пы­та­ет­ся изоб­ра­зить ре­во­лю­цию. Но Ана­ста­сию мне бы­ло ин­те­рес­но иг­рать: со­всем не бы­ло ощу­ще­ния, что это рус­ский пер­со­наж. Та­тья­на в «Оне­гине» Кр­эн­ко — это рус­ский мен­та­ли­тет, ха­рак­тер, эмо­ции. И ко­гда ее тан­цу­ют рус­ские ба­ле­ри­ны, пар­тия зву­чит ина­че. В « Ана­ста­сии » это­го нет, нет ощу­ще­ния Рос­сии.

Вы ве­ри­те, что па­ци­ент­ка пси­хи­ат­ри­че­ской боль­ни­цы Ан­на Ан­дер­сон и есть чу­дом вы­жив­шая княж­на Ана­ста­сия? Вы тан­цу­е­те ее как Ана­ста­сию?

Аб­со­лют­но. Как ума­ли­шен­ную ее нель­зя тан­це­вать. Все, что воз­ни­ка­ет в ее го­ло­ве в тре­тьем ак­те,— это ре­аль­но пе­ре­жи­тое: встре­ча с сест­ра­ми, рас­стрел, Рас­пу­тин. Мак­мил­лан умер до то­го, как бы­ли най­де­ны остан­ки цар­ской се­мьи. Я об­ща­лась с его вдо­вой, Де­бо­рой, и она под­твер­ди­ла, что он был уве­рен в спа­се­нии Ана­ста­сии. Это неод­но­знач­ная ис­то­рия, в ней до сих пор мно­го во­про­сов и со­мне­ний. Но ве­ра Мак­мил­ла­на пе­ре­да­лась и мне.

Ва­ша Ана­ста­сия — кто она? Ис­то­ри­че­ский пер­со­наж? При­ду­ман­ная ва­ми жен­щи­на? Или это от­ча­сти вы?

Как все мои ро­ли, она обо мне. В каж­дой пар­тии я на­хо­жу свое чув­ство, ко­то­рое хо­чу до­не­сти до зри­те­ля. В тре­тьем ак­те есть силь­ная те­ма — по­те­ря се­бя. Во­прос, кто ты в этом ми­ре, в опре­де­лен­ный мо­мент жиз­ни за­да­ет се­бе каж­дый. Мне ис­пол­ни­лось 30 лет, я чув­ствую, как ме­ня­юсь. Я ина­че смот­рю на про­фес­сию, у ме­ня к ней но­вые тре­бо­ва­ния.

И что вы сей­час от нее жде­те?

До­би­вать­ся ро­лей и из­вест­но­сти — к это­му я уже немно­го осты­ла. Сей­час хо­чу за­ни­мать­ся тем, что мне дей­стви­тель­но ин­те­рес­но. Ис­кать хо­рео­гра­фов, ра­бо­тать вме­сте с ни­ми, хо­чу са­ма про­дви­гать ба­лет­ное ис­кус­ство.

Ваш про­ект с Sadler’s Wells — со­вре­мен­ная про­грам­ма спек­так­лей, ко­то­рые по­ста­ви­ли для вас Си­ди Лар­би Шер­ка­уи, Рас­сел Ма­ли­фант, Ар­тур Пи­та,— шаг в этом на­прав­ле­нии?

Да, ко­неч­но, это проб­ный ка­мень, зна­ком­ство с раз­ны­ми хо­рео­гра­фа­ми, ра­бо­та в раз­ных сти­лях. Оста­лась ли я до­воль­на? Да, но толь­ко спу­стя несколь­ко ме­ся­цев по­сле пре­мье­ры, ко­гда по­яви­лась осмыс­лен­ность в ис­пол­не­нии и зри­те­ли ста­ли го­раз­до луч­ше при­ни­мать про­грам­му. Мо­е­му те­лу тре­бу­ет­ся вре­мя, что­бы во­брать в се­бя пла­сти­че­ский язык. Сна­ча­ла пы­та­ешь­ся уго­дить хо­рео­гра­фу, что в ито­ге ред­ко ока­зы­ва­ет­ся пра­виль­ной так­ти­кой. На­до рас­сла­бить­ся и де­лать так, как те­бе под­ска­зы­ва­ет ин­ту­и­ция и те­ло. Со­вре­мен­ная хо­рео­гра­фия — это жи­вой ор­га­низм. Трио Qutb с Шер­ка­уи мы до­ве­ли до ума толь­ко к пя­то­му- ше­сто­му спек­так­лю. Пи­та то­же пе­ре­де­лы­вал и со­кра­щал «Run Mary Run», ко­то­рый он при­ду­мал для нас с Сер­ге­ем По­лу­ни­ным (парт­нер Оси­по­вой на сцене и в жиз­ни.— Weekend). Это не та­нец в чи­стом ви­де, а от­рыв­ки из жиз­ни этой па­ры, и в каж­дом нуж­но со­здать свою ат­мо­сфе­ру, что­бы зри­те­ли не жда­ли от нас тан­ца, но чув­ство­ва­ли на­стро­е­ние. Сна­ча­ла нам это не очень уда­лось. Но мне нра­вит­ся этот спек­такль и те­ма — лю­бовь до гро­бо­вой дос­ки.

Опять про се­бя тан­цу­е­те?

Нет, как раз в этом ду­эте ма­ло лич­но­го. Моя ге­ро­и­ня слиш­ком вуль­гар­на. Я се­бе та­ко­го в жиз­ни ни­ко­гда не поз­во­ля­ла. Я очень стес­ни­тель­ная, ни­ко­гда так не гу­ля­ла по маль­чи­кам, по дис­ко­те­кам. Все это про­шло ми­мо. Ни­ко­гда не влюб­ля­лась в ху­ли­га­нов, bad boy — со­всем не мой тип, мне нра­ви­лись маль­чи­ки по­скром­нее. Раз­ве что в кон­це «Run Mary Run» есть один близ­кий мне мо­тив. По­сле смер­ти сво­е­го воз­люб­лен­но­го ге­ро­и­ня так и не мо­жет най­ти се­бя в жиз­ни, не мо­жет встре­тить дру­го­го муж­чи­ну. Я ее по­ни­маю, по­то­му что я са­ма — очень вер­ный че­ло­век, и то, что люб­лю, оста­ет­ся со мной на всю жизнь.

Сер­гей раз­де­ля­ет ва­шу страсть к со­вре­мен­но­му ре­пер­ту­а­ру?

От­ча­сти. Эта про­грам­ма бы­ла ему ин­те­рес­на. Я ви­де­ла, что он тан­це­вал с удо­воль­стви­ем. Но все же в про­фес­сии у нас раз­ные вку­сы, мы со­вер­шен­но раз­ные ар­ти­сты и к ро­лям под­хо­дим по- раз­но­му. Это нор­маль­но.

Ком­форт­но ли вам вме­сте на сцене?

Да, по­то­му что мы очень хо­ро­шо друг дру­га по­ни­ма­ем. Еще на сцене ин­те­рес­но встре­чать­ся, по­то­му что там мы — дру­гие, со­всем не по­хо­жие на се­бя в жиз­ни. Это стран­но, как буд­то ты с дру­гим че­ло­ве­ком встре­тил­ся. Ре­пе­ти­ро­вать тя­же­ло — не скрою, но это нор­маль­но. В за­ле эмо­ции бе­рут верх — так ру­гать­ся мож­но толь­ко с близ­ким че­ло­ве­ком. С дру­ги­ми парт­не­ра­ми та­ко­го се­бе не поз­во­лишь, все­гда со­хра­ня­ет­ся ди­стан­ция, ува­же­ние, сквозь зу­бы, но го­во­ришь « спа­си­бо ». А тут — ни­ка­ких гра­ниц, ни­ка­ко­го кон­тро­ля, пре­тен­зии, упре­ки, ис­кры ле­тят во все сто­ро­ны!

Где се­го­дня ваш дом — в Москве или уже все- та­ки в Лон­доне?

В Лон­доне. Ко­вент- Гар­ден стал мо­им те­ат­ром, это моя труп­па, я за­хо­жу в свою раз­де­вал­ку, в свой зал, здесь уже все род­ное. Да и Лон­дон я те­перь счи­таю сво­им до­мом. Ку­пи­ла здесь квар­ти­ру, в Ма­лень­кой Ве­не­ции. Мне здесь очень хо­ро­шо и ком­форт­но, в этом го­ро­де я на­учи­лась быть са­мо­сто­я­тель­ной. Жить в Москве сей­час не хо­чу, хо­тя люб­лю воз­вра­щать­ся.

Ни­ка­кой но­сталь­гии? По Боль­шо­му те­ат­ру?

Ко­неч­но, в Боль­шом то­же все род­ное, но но­сталь­гии нет. Хо­тя по лю­дям ску­чаю. Вот со­всем недав­но, на­при­мер, тан­це­ва­ла с за­ме­ча­тель­ным Сла­вой Ло­па­ти­ным. В па­мя­ти ожи­ли все на­ши спек­так­ли, чу­дес­ная « Силь­фи­да », я все ду­ма­ла, сколь­ко все­го мы еще мог­ли бы вме­сте стан­це­вать. По пе­да­го­гу сво­е­му, Ма­рине Вик­то­ровне Кон­дра­тье­вой, ску­чаю. Лю­би­мая пуб­ли­ка, мно­гие зна­ют ме­ня с дет­ства. Вы­хо­дишь на сце­ну и ка­жет­ся, что в за­ле всех зна­ешь. Это все­гда боль­шая под­держ­ка. Но все осталь­ное уже в про­шлом. Сей­час дру­гой этап. При­гла­сят — все­гда при­еду, все­гда ра­да. Но по­ка в пла­нах вы­ступ­ле­ний в Боль­шом те­ат­ре нет.

Как вас из­ме­ни­ла ра­бо­та в Ко­вент- Гар­дене? В чем раз­ни­ца меж­ду ба­ле­ри­ной Оси­по­вой в мос­ков­ской вер­сии и лон­дон­ской?

Как ба­ле­ри­на я не из­ме­ни­лась, но на­учи­лась вла­деть со­бой, по­взрос­ле­ла бла­го­да­ря сво­им ге­ро­и­ням, ста­ла про­фес­си­о­наль­нее. На­учи­лась иг­рать в эти из­ме­не­ния, ко­гда мне это нуж­но. Вот Аштон, вот Мак­мил­лан, мо­гу стан­це­вать их по мест­ным пра­ви­лам, с бри­тан­ски­ми ма­не­ра­ми: по­ду­мать о ру­ках, о па­у­зах, о по­ло­же­нии кор­пу­са. Хо­ти­те? По­жа­луй­ста, вот вам ан­глий­ская шко­ла. А мо­гу обо всем за­быть, вы­ско­чить в лю­бой мо­мент и пой­ти враз­нос. Я по- преж­не­му эмо­ци­о­наль­на, иду на по­во­ду у чувств.

Вы мно­го га­стро­ли­ру­е­те — был Боль­шой, за­тем Нью- Йорк, впе­ре­ди Пермь, Мюн­хен. Как это ска­зы­ва­ет­ся на от­но­ше­ни­ях в труп­пе? У ба­ле­та Ко­вент- Гар­де­на ре­пу­та­ция труп­пы со слож­ным ха­рак­те­ром.

Не знаю, у ме­ня все про­сто. В те­ат­ре ко мне очень хо­ро­шо от­но­сят­ся, и ес­ли мо­гут, все­гда от­пус­ка­ют, еще ни­ко­гда не от­ка­зы­ва­ли. За че­ты­ре го­да я ни ра­зу не по­чув­ство­ва­ла к се­бе нега­тив­но­го от­но­ше­ния — ни со сто­ро­ны ру­ко­вод­ства, ни от кол­лег, ни от кор­де­ба­ле­та. На­обо­рот, ко­гда я тан­цую, они ра­ду­ют­ся, под­дер­жи­ва­ют ме­ня. На­вер­ня­ка есть те, ко­му я не нрав­люсь. Но мне про них ни­че­го не из­вест­но. С при­ма- ба­ле­ри­на­ми у нас то­же дру­же­ские нор­маль­ные от­но­ше­ния. Нам нече­го де­лить. Си­сте­ма устро­е­на так, что спек­так­лей всем хва­та­ет. Ни­кто не об­де­лен. Ес­ли ты при­ма и хо­чешь ка­кую- то пар­тию, ты ее по­лу­ча­ешь.

Ва­ша про­фес­си­о­наль­ная меч­та?

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.