Как пап­ство бы­ло ма­лень­ким

Сер­гей Ход­нев о том, как в кол­лек­ции Ва­ти­ка­на от­ра­зи­лась его ис­то­рия

Kommersant Weekend - - Aфиша -

2016 год — год вы­ста­вок. Та­ким мы его и за­пом­ним. Кри­зис, не кри­зис, санк­ции, не санк­ции, а лю­ди сто­ят в од­ной му­зей­ной оче­ре­ди за дру­гой. Сто­я­ли на Се­ро­ва, сто­ят на Ра­фа­э­ля, а в де­каб­ре бу­дут сто­ять на Ва­ти­кан — элек­трон­ные би­ле­ты на пер­вый ме­сяц ра­бо­ты вы­став­ки, го­во­рят, уже за­кон­чи­лись

Пла­кат­ной со­бы­тий­но­сти тут, ко­неч­но, еще боль­ше. Боль­шой меж­го­су­дар­ствен­ный про­ект, судь­ба ко­то­ро­го ре­ша­лась на вы­со­чай­шем уровне что в го­су­дар­стве- го­ро­де Ва­ти­кан, что в го­су­дар­стве Рос­сий­ская Фе­де­ра­ция. Пер­вая вы­став­ка, пред­став­ля­ю­щая в Москве под­ве­дом­ствен­ные Свя­то­му пре­сто­лу ху­до­же­ствен­ные со­бра­ния, так ска­зать, мо­но­гра­фи­че­ским об­ра­зом. Сен­са­ци­он­ная щед­рость ва­ти­кан­ских му­зей­щи­ков, от­пу­стив­ших на вы­став­ку не пять и не де­сять, а со­рок ше­дев­ров, и по­чти все они по­ки­да­ют пап­скую Пи­на­ко­те­ку крайне ред­ко, а то и не вы­ез­жа­ли от­ту­да во­об­ще.

И на­ко­нец, ес­ли да­же за­крыть гла­за на все эти гро­мо­глас­ные об­сто­я­тель­ства, мы име­ем де­ло с та­ким пе­реч­нем имен и про­из­ве­де­ний, ана­ло­гов ко­то­ро­му в Москве не бы­ва­ло де­ся­ти­ле­ти­я­ми. «Фран­циск Ас­сиз­ский» Мар­га­ри­тоне д’Арец­цо, об­раз свя­то­го, на­пи­сан­ный все­го лишь че­рез пол­ве­ка по­сле его смер­ти, и ве­ли­ко­леп­ная «Св. Еле­на » Ве­ро­не­зе; ма­лень­кие гри­зай­ли Ра­фа­э­ля и огром­ное «Му­че­ни­че­ство св. Эраз­ма » Пус­се­на из ба­зи­ли­ки св. Пет­ра; «Пье­та » Джо­ван­ни Бел­ли­ни и «По­ло­же­ние во гроб» Ка­ра­ва­д­жо; «От­дых на пу­ти в Еги­пет » Фе­де­ри­ко Ба­роч­чи, слад­кий, как за­пах ро­зо­во­го мас­ла, и тро­га­тель­но- су­ро­вые при­ми­ти­вы; жи­тий­ные сце­ны ки­сти Фра Бе­а­то Ан­дже­ли­ко и Эр­ко­ле де Ро­бер­ти. А еще Пе­руд­жи­но, Гви­до Ре­ни, Кор­реджо, Гвер­чи­но, Пьет­ро да Кор­то­на, и да­же хруп­ких му­зи­ци­ру­ю­щих ан­ге­лов Ме­лоц­цо да Фор­ли, ко­то­рые по сте­пе­ни су­ве­нир­ной из­вест­но­сти уве­рен­но мо­гут со­пер­ни­чать с ан­ге­лоч­ка­ми «Сикс­тин­ской Ма­дон­ны », — и тех при­вез­ли. Хро­но­ло­гия — от по­яс­но­го «Бла­го­слов­ля­ю­ще­го Хри­ста » XII ве­ка до « Астро­но­ми­че­ских на­блю­де­ний » До­на­то Кре­ти (1710- е го­ды), за­нят­ной се­рии бу­ко­ли­че­ских пей­за­жей с изоб­ра­же­ни­я­ми пла­нет и све­тил, ко­то­рая бы­ла со­зда­на не с ту­ман­ны­ми сим­во­ли­ко-аст­ро­ло­ги­че­ско- бла­го­по­же­ла­тель­ны­ми ви­да­ми (как бы­ло бы, ве­ро­ят­но, в на­ча­ле XVII сто­ле­тия), а с вполне праг­ма­ти­че­ски­ми це­ля­ми — как при­зыв к оче­ред­но­му пон­ти­фи­ку с прось­бой под­дер­жать устрой­ство об­сер­ва­то­рии.

Но вы­став­ка, ку­ра­то­ром ко­то­рой с рос­сий­ской сто­ро­ны вы­сту­па­ет Ар­ка­дий Ип­по­ли­тов, пре­тен­ду­ет на нечто бо­лее внят­ное и чет­ко сфор­му­ли­ро­ван­ное, чем про­сто де­мон­стра­ция всех этих ди­пло­ма­ти­че­ских и ло­ги­сти­че­ских удач (что го­во­рить, при­ят­ная, как го­ра по­дар­ков под но­во­год­ней ел­кой, но столь же бес­си­стем­ная). Про­ект со­вер­шен­но прин­ци­пи­аль­ным об­ра­зом снаб­ди­ли за­го­лов­ком «Roma Aeterna », «Веч­ный Рим », и глав­ным сю­же­том ее пред­ла­га­ет­ся ви­деть са­мо бы­то­ва­ние быв­шей им­пе­ра­тор­ской сто­ли­цы в хри­сти­ан­скую эпо­ху, са­му функ­цию апо­столь­ской сто­ли­цы как все­лен­ской мит­ро­по­лии, чья куль­тур­ная зна­чи­мость так ме­ня­ет­ся от Сред­не­ве­ко­вья к Ре­нес­сан­су и от ба­рок­ко к зре­ло­му Но­во­му вре­ме­ни. Во­об­ще го­во­ря, да­ле­ко не все из пред­став­лен­ных жи­во­пис­цев — рим­ляне (хоть по рож­де­нию, хоть по удель­но­му ве­су их имен­но что рим­ских ра­бот), да­ле­ко не все при­ве­зен­ные ве­щи так ис­по­кон ве­ку и при­над­ле­жа­ли рим­ским пон­ти­фи­кам, да­ле­ко не все жи­во­пис­ные со­кро­ви­ща, ко­то­ры­ми сла­вит­ся Рим, со­сре­до­то­че­ны имен­но в ва­ти­кан­ской Пи­на­ко­те­ке (ибо есть еще и га­ле­рея Бор­ге­зе, и па­лац­цо Бар­бе­ри­ни, и пи­на­ко­те­ка Ка­пи­то­лий­ских му­зеев

плюс де­сят­ки и де­сят­ки хра­мов). Но кон­цеп­ция есть кон­цеп­ция, и да­же про­стран­ствен­ное ре­ше­ние вы­став­ки, спро­ек­ти­ро­ван­ное Сер­ге­ем Чо­ба­ном, вы­гля­дит как иеро­глиф, при­зван­ный пе­ре­да­вать ве­ли­чие все то­го же звуч­но­го за­го­лов­ка. «Веч­ный » — зал в ви­де вось­ми­уголь­ни­ка, сим­во­ла веч­но­сти, неста­ре­ю­ще­го «вось­мо­го дня тво­ре­ния ». «Рим » — ком­на­та, очер­та­ния ко­то­рой по­вто­ря­ют план ба­зи­ли­ки св. Пет­ра, сре­до­сте­ния ка­то­ли­че­ско­го Го­ро­да и ка­то­ли­че­ско­го ми­ра.

То­гда, ко­неч­но, да­же ба­наль­ная хро­но­ло­ги­че­ская кан­ва при­об­ре­та­ет из­вест­ное крас­но­ре­чие. С од­ной сто­ро­ны, XII век, ко­то­рый не по­ро­дил ни од­но­го ве­ли­ко­го па­пу; вре­мя, ко­гда пон­ти­фи­ки и в Ри­ме- то не все­гда се­ли­лись на­дол­го, по­то­му что при­хо­ди­лось то сбе­гать от в оче­ред­ной раз взбун­то­вав­ших­ся раз­бой­ни­ков- ба­ро­нов, то ве­сти нескон­ча­е­мую борь­бу с им­пе­ра­то­ра­ми; эпо­ха, твор­че­ский и ду­хов­ный уро­вень ко­то­рой в смыс­ле кон­крет­но рим­ских до­сти­же­ний, бу­дем чест­ны, пре­крас­но де­мон­стри­ру­ет все тот же «Бла­го­слов­ля­ю­щий Хри­стос » — вещь до­сто­чти­мая и дра­го­цен­ная, но срав­не­ние с ис­кус­ством со­вре­мен­ной ей ком­ни­нов­ской Ви­зан­тии бу­дет для нее не слиш­ком лест­но.

С дру­гой сто­ро­ны, на­ча­ло XVIII ве­ка, ко­гда мо­гу­ще­ство Свя­то­го пре­сто­ла стре­ми­тель­но ухо­ди­ло в про­шлое; как раз в ту по­ру, ко­гда Кре­ти пи­сал свои « Астро­но­ми­че­ские на­блю­де­ния», пап­ские во- йска по­след­ний раз по­пы­та­лись ввя­зать­ся в боль­шой об­ще­ев­ро­пей­ский кон­фликт (это бы­ла вой­на за ис­пан­ское на­след­ство), но со­всем неудач­но,— а даль­ше бы­ло Про­све­ще­ние, вол­на се­ку­ля­ри­за­ци­он­ных ре­форм, го­не­ния на иезу­и­тов, за­кры­тия мо­на­сты­рей, « раз­да­ви­те га­ди­ну ». Ка­кое тут мо­гу­ще­ство, где сне­га бы­лых вре­мен. Studiate la matematica, зай­ми­тесь-ка луч­ше ма­те­ма­ти­кой, как пре­зри­тель­но по­со­ве­то­ва­ла Жан-Жа­ку Рус­со ве­не­ци­ан­ка, с ко­то­рой у него ни­че­го не по­лу­чи­лось; вот и пап­ство, по­ми­мо аст­ро­но­мии, ста­ло в XVIII ве­ке все­рьез за­ни­мать­ся на­коп­лен­ны­ми ху­до­же­ствен­ны­ми со­кро­ви­ща­ми, и сла­ва Ва­ти­ка­на как кон­гло­ме­ра­та му­зеев ро­дом имен­но из то­го сто­ле­тия.

Обе ве­хи груст­но­ва­тые, но имен­но в про­ме­жут­ке меж­ду ни­ми — все то, что пре­вра­ти­ло ма­ло­люд­ный, ди­кий, за­пу­щен­ный го­род, где ко­зы щип­лют тра­ву меж­ду врос­ши­ми в зем­лю ко­лон­на­ми Фору­ма (а вол­ки в го­лод­ные зи­мы до­би­ра­ют­ся до Ка­пи­то­лия), в те­пе­реш­нюю ту­ри­сти­че­скую Мек­ку. Меж­ду Алек­сан­дром VI Бор­джиа и Фран­цис­ком I Бер­го­льо — рас­сто­я­ние, ка­жет­ся, в несколь­ко све­то­вых лет, но путь от знат­но­го пу­те­ше­ствен­ни­ка кон­ца XVII ве­ка, ко­то­рый рвет­ся в Бель­ве­дер­ский двор по­смот­реть на со­от­вет­ству­ю­ще­го Апол­ло­на, до ки­тай­ско­го ту­ри­ста с пал­кой для сел­фи не так уж и да­лек. И чем боль­ше мир­ской вла­сти те­ря­ло пап­ство, тем боль­ше вы­иг­ры­ва­ло как обе­ре­га­тель со­бран­но­го в апо­сто­ли­че­ских па­ла­тах ис­кус­ства. Соб­ствен­но, и те­перь уни­каль­ность Ва­ти­ка­на не толь­ко в том, что боль­ше ни у од­но­го из пра­вя­щих ныне мо­нар­хов нет кол­лек­ции, ко­то­рая хо­тя бы на рас­сто­я­ние пу­шеч­но­го вы­стре­ла мог­ла бы при­бли­зить­ся к со­бра­ни­ям пап­ских му­зеев, но и в том, на­сколь­ко ин­тим­но там со­еди­ня­ют­ся ис­кус­ство и про­то­коль­но-го­су­дар­ствен­ный офи­ци­оз, ше­бут­ной modus vivendi боль­шо­го об­ще­до­ступ­но­го му­зея и жи­вая са­краль­ность. Се­крет ста­рин­ный и, хо­чет­ся на­де­ять­ся, в са­мом де­ле веч­ный. «Roma Aeterna. Ше­дев­ры Пи­на­ко­те­ки Ва­ти­ка­на. Бел­ли­ни, Ра­фа­эль, Ка­ра­ва­д­жо». Го­су­дар­ствен­ная Тре­тья­ков­ская га­ле­рея, с 25 но­яб­ря по 19 фев­ра­ля

Джен­ти­ле да Фа­б­ри­а­но. «Сце­ны жи­тия св. Ни­ко­лая Чу­до­твор­ца: св. Ни­ко­лай усми­ря­ет бу­рю и спа­са­ет ко­рабль», око­ло 1425 го­да

Па­о­ло Ве­ро­не­зе. «Ви­де­ние св. Еле­ны», око­ло 1575–1580 го­дов

Ма­ри­от­то ди Нар­до. «Рож­де­ство», око­ло 1385 го­да

Ра­фа­эль. «Ми­ло­сер­дие», 1507 год

Ка­ра­ва­д­жо. «По­ло­же­ние во гроб», 1603–1604 го­ды

Джо­ван­ни Бел­ли­ни. «Опла­ки­ва­ние Хри­ста с Ио­си­фом Ари­ма­фей­ским, Ни­ко­ди­мом и Ма­ри­ей Маг­да­ли­ной», око­ло 1471–1474 го­дов

Пе­руд­жи­но. «Св. Юсти­на», 1495–1498 го­ды

Мар­га­ри­тоне д’Арец­цо. «Фран­циск Ас­сиз­ский», 1250–1270 го­ды

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.