Под зна­ком ко­раб­ля

Дмит­рий Ре­нан­ский о « Бил­ли Бад­де » в Боль­шом те­ат­ре

Kommersant Weekend - - Содержание -

Од­на из клю­че­вых му­зы­каль­ных драм ХХ ве­ка — «Бил­ли Бадд » Бен­джа­ми­на Брит­те­на — впер­вые пред­став­ле­на на сто­лич­ной сцене в сов­мест­ной по­ста­нов­ке с Ан­глий­ской на­ци­о­наль­ной опе­рой. Ми­ро­вая пре­мье­ра спек­так­ля аме­ри­кан­ско­го ре­жис­се­ра Дэ­ви­да Ол­де­на со­сто­я­лась че­ты­ре го­да на­зад в Лон­доне, но, ка­жет­ся, имен­но в се­го­дняш­ней Москве ока­за­лась в нуж­ное вре­мя в нуж­ном ме­сте. Рос­сийск а я пре­мье­ра «Бил­ли Бад­да » со­сто­я­лась со­всем недав­но — три го­да на­зад, в Ми­хай­лов­ском те­ат­ре, так что ны­неш­нее по­яв­ле­ние пар­ти­ту­ры Брит­те­на в Боль­шом не мог­ло не спро­во­ци­ро­вать да­ле­ко иду­щие раз­мыш­ле­ния о том, как при­чуд­ли­во в глав­ных опер­ных до­мах та­су­ют ре­пер­ту­ар­ную ко­ло­ду. По­ста­нов­ка за­ру­беж­ной опе­ры ХХ ве­ка у нас до сих пор вос­при­ни­ма­ет­ся как экс­тра­ва­гант­ный шаг, гра­ни­ча­щий с куль­тур­тре­гер­ским по­дви­гом, так что каж­дый те­атр в по­пыт­ке мак­си­маль­но ди­стан­ци­ро­вать­ся от кон­ку­рен­тов ищет свою уни­каль­ную ни­шу — если, ска­жем, па­ру лет на­зад в Ека­те­рин­бур­ге за­мах­ну­лись на «Са­тья­гра­ху » Фи­ли­па Глас­са, то по­ста­но­вок дру­гих опер аме­ри­кан­ских ком­по­зи­то­ров- ми­ни­ма­ли­стов от Кам­чат­ки до Ка­ли­нин­гра­да не сто­ит ждать еще несколь­ко се­зо­нов. В та­ких об­сто­я­тель­ствах при­сталь­ное вни­ма­ние к «Бил­ли Бад­ду » вы­гля­дит, мяг­ко го­во­ря, неожи­дан­но: при всем по­чте­нии к клас­си­ку бри­тан­ской му­зы­ки его пя­тая по сче­ту опе­ра не «Свя­той Фран­циск Ас­сиз­ский» Мес­си­а­на и не «Солдаты» Цим­мер­ма­на — в ре­пер­ту­ар­ном ли­сте ожи­да­ния сто­лич­ной му­зы­каль­ной сце­ны име­ют­ся на­зва­ния и по­важ­нее. Но так уж со­шлись звез­ды — преды­ду­щее ру­ко­вод­ство Боль­шо­го бы­ло на­це­ле­но на тес­ное сотрудничество с Ан­глий­ской на­ци­о­наль­ной опе­рой, и вме­сте с ген­де­лев­ской « Ро­де­лин­дой » (ее в Москве по­ка­за­ли про­шлой зи­мой) в пла­нах по­явил­ся то­гда еще ра­ри­тет­ный « Бил­ли Бадд ». Новый ди­рек­тор Боль­шо­го от обя­за­тельств по вы­пус­ку про­ек­та не от­ка­зал­ся — и, как те­перь вы­яс­ни­лось, пра­виль­но сде­лал: в ре­пер­ту­а­ре те­ат­ра впер­вые за несколь­ко лет по­явил­ся спек­такль, иде­аль­но точ­но по­па­да­ю­щий в нерв вре­ме­ни. На пер­вый взгляд труд­но пред­ста­вить се­бе что-ли­бо бо­лее от нас се­го­дняш­них да­ле­кое, чем ос­но­ван­ный на позд­ней по­ве­сти Ген­ри Мел­вил­ла «Бил­ли Бадд» — хроника бро­ман­са, под­пи­ты­ва­е­мо­го за­мкну­той ко­ра­бель­ной ат­мо­сфе­рой и жест­ко про­пи­сан­ным ре­гла­мен­том во­ен­но­го бы­та. Де­я­тель­ный, иро­нич­ный, лю­бя­щий флир­то­вать с мас­скуль­том Дэ­вид Ол­ден по­чти ни­чем не вы­да­ет сво­е­го при­сут­ствия в пре­дель­но тра­ди­ци­он­ной по­ста­нов­ке, вы­гля­дя­щей so last season с ее кол­лек­ци­ей ана­хро­нич­ных ре­жис­сер­ских хо­дов и ти­пич­но опер­ной тя­же­ло­вес­ной ста­ти­кой. По­на­ча­лу да­же ка­жет­ся, что Ол­де­ну хо­те­лось со­чи­нить па­ра­фраз дру­го­го ше­дев­ра, дей­ствие ко­то­ро­го то­же про­ис­хо­дит в за­мкну­том муж­ском кол­лек­ти­ве,— «Цель­но­ме­тал­ли­че­ской обо­лоч­ки», но тень Куб­ри­ка ис­че­за­ет при­мер­но на пят­на­дца­той ми­ну­те спек­так­ля, так и не ма­те­ри­а­ли­зо­вав­шись на под­мост­ках. Да, из 1797 го­да дей­ствие пе­ре­не­се­но в эпо­ху Пер­вой ми­ро­вой, но саспен­са этот пе­ре­нос не при­бав­ля­ет: на са­мом де­ле со­бы­тия это­го «Бил­ли Бад­да» про­ис­хо­дят где- то в от­вле­чен­но- услов­ном про­стран­стве опер­ной ру­ти­ны, пус­кай да­же из­ряд­но обла­го­ро­жен­ной сце­но­гра­фом По­лом Стейн­бер­гом. Тем бо­лее бе­з­услов­но на этом фоне зву­ча­ние му­зы­ки Бен­джа­ми­на Брит­те­на — и де-

ло тут, ко­неч­но, не толь­ко в сум­ме уси­лий ди­ри­же­ра- пер­фек­ци­о­ни­ста Уи­лья­ма Лей­си и меж­ду­на­род­ной ко­ман­ды пев­цов во гла­ве с вы­да­ю­щим­ся те­но­ром, лю­би­мым ак­те­ром Дмит­рия Чер­ня­ко­ва Джо­ном Да­ша­ком. «Бил­ли Бадд » ис­пол­нен в Боль­шом вполне впе­чат­ля­ю­щим об­ра­зом, его хоть сей­час мож­но выпускать на ком­пакт- дис­ке, но ку­да бо­лее силь­ное впе­чат­ле­ние про­из­во­дит да­же не са­ма ин­тер­пре­та­ция, а ее ре­зо­нанс в со­ци­о­куль­тур­ной аку­сти­ке вре­ме­ни. Мон­таж­ные склей­ки осу­ществ­ля­ют­ся в во­об­ра­же­нии зри­те­лей по­ми­нут­но, а вме­сте с ни­ми — со­вер­шен­но неза­ви­си­мо от про­ис­хо­дя­ще­го на ре­аль­ных под­мост­ках — воз­ни­ка­ет тот са­мый « спек­такль в го­ло­ве », о ко­то­ром гре­зят се­го­дняш­ние те­ат­раль­ные аван­гар­ди­сты. В крат­ком пе­ре­ска­зе сю­жет «Бил­ли Бад­да » зву­чит при­мер­но так. На борт во­ен­но­го фре­га­та «Не­укро­ти­мый » с тор­го­во­го суд­на «Пра­ва че­ло­ве­ка » за­вер­бо­ва­ны трое, в том чис­ле и юный мо­ряк Бил­ли Бадд. Ко­гда, с эн­ту­зи­аз­мом при­вет­ствуя на­ча­ло но­вой жиз­ни, он во все­услы­ша­ние про­ща­ет­ся с « Пра­ва­ми че­ло­ве­ка », офи­це­ры при­ни­ма- ют это про­ща­ние за при­зыв к мя­те­жу — без вся­ких ка­вы­чек. В спек­так­ле в цен­тре вни­ма­ния ока­зы­ва­ет­ся сам « Не­укро­ти­мый ». Бунт — то, че­го боль­ше все­го бо­ят­ся на ко­раб­ле, ми­ни­а­тюр­ной мо­де­ли по­ли­цей­ско­го го­су­дар­ства, жи­ву­ще­го по за­ко­нам « вер­ти­ка­ли вла­сти » . Суд слеп, кле­вет­ни­ки ис­кус­ны, бор­цы за сво­бо­ду кос­но­языч­ны. Вни­зу — мол­ча­ли­вое боль­шин­ство, в пря­мом смыс­ле ли­шен­ное пра­ва го­ло­са: в фи­наль­ной сцене хор не по­ет — мы­чит без слов, с за­кры­тым ртом. На­вер­ху — стро­гий, но спра­вед­ли­вый хо­зя­ин, эф­фек­тив­ный ме­не­джер, под чут­ким ру­ко­вод­ством ко­то­ро­го вот- вот бу­дет раз­бит враг. Но­си­тель чу­жо­го язы­ка и чуж­дых цен­но­стей, рас­про­стра­ня­ю­щий ре­во­лю­ци­он­ную чу­му и утвер­жда­ю­щий иде­а­лы сво­бо­ды, ра­вен­ства и брат­ства, вы­зы­ва­ет от­вра­ще­ние, да­же бу­дучи скры­тым плот­ной за­ве­сой ту­ма­на. Ба­таль­ные сце­ны вы­гля­дят эпи­зо­да­ми мас­со­во­го пси­хо­за: во­ору­жен­ная до зу­бов ар­мия сра­жа­ет­ся с неви­дим­кой, с при­зра­ком, с хи­ме­рой — но вой­на мо­би­ли­зу­ет, дер­жит в то­ну­се и учит до­воль­ство­вать­ся тем, что есть. Все со­бы- тия и пер­со­на­жи вы­мыш­ле­ны, лю­бые сов­па­де­ния слу­чай­ны. Од­на­жды ны­неш­ний ген­ди­рек­тор Боль­шо­го Вла­ди­мир Урин уже вы­пус­кал опе­ру Брит­те­на, по­став­лен­ную ре­жис­се­ром по фа­ми­лии Ол­ден,— де­ло бы­ло ле­том 2012- го в Муз­те­ат­ре Ста­ни­слав­ско­го и Не­ми­ро­ви­ча- Дан­чен­ко. То­гда брат- близ­нец по­ста­нов­щи­ка « Бил­ли Бад­да » Кри­сто­фер Ол­ден сочинил пре­дель­но от­кро­вен­ный и ак­ту­аль­ный спек­такль, ове­ще­ствив всю фрей­дист­скую подо­пле­ку « Сна в лет­нюю ночь» и спро­во­ци­ро­вав еще за­дол­го до пре­мье­ры ни­кем не пред­ви­ден­ный скан­дал. Про­шло че­ты­ре го­да, при­шла со­всем дру­гая эпо­ха, и те­перь Дэ­вид Ол­ден слов­но бы на­ме­рен­но от­ка­зы­ва­ет­ся за­да­вать му­зы­ке Брит­те­на ка­кие бы то ни бы­ло во­про­сы, пус­кай да­же са­мые на­ив­ные, хо­тя, ка­за­лось бы, ма­те­ри­а­ла для ана­ли­за в «Бил­ли Бад­де» ед­ва ли мень­ше, чем в «Сне в лет­нюю ночь». И вот что, по­жа­луй, са­мое ин­те­рес­ное: во­пре­ки уси­ли­ям по­ста­нов­щи­ков в спек­так­ле Боль­шо­го ак­ту­аль­но­сти все рав­но хоть от­бав­ляй. Прав­да, со­всем ино­го, не скан­даль­но­го сор­та.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.