500 лет Ре­фор­ма­ции. Про­ект Сер­гея Ход­не­ва Вер­ши­на ли­бе­раль­ной тео­ло­гии. По­че­му биб­лей­ско­бо­го­слов­ская уче­ность при­шла к скеп­ти­циз­му

Kommersant Weekend - - Содержание -

«Из огром­но­го и мно­го­об­раз­но­го со­став а, ко­то­рый до тех пор на­зы­вал­ся„ ре­ли­ги­ей “, из то­го це­ло­го, ко­то­рое со­дер­жа­ло Еван­ге­лие и свя­тую во­ду, все­об­щее свя­щен­ство и дер­жав­но­го па­пу, Хри­ста-Спа­си­те­ля и св. Ан­ну, ре­ли­гия бы­ла вы­ве­де­на и со­сре­до­то­че­на на глав­ных фак­то­рах, на Бо­жьем сло­ве и ве­ре»,— тор­же­ствен­но от­че­ка­нил про­фес­сор Гар­нак. Несколь­ко со­тен сту­ден­тов, на­бив­ших­ся в ауди­то­рию Бер­лин­ско­го уни­вер­си­те­та, встре­ти­ли гимн лю­те­ро­вой Ре­фор­ма­ции ап­ло­дис­мен­та­ми — как встре­ча­ли и все 16 лек­ций Гар­на­ка о сущ­но­сти хри­сти­ан­ства. Ви­дан­ное ли де­ло: под са­мый за­на­вес по­зи­ти­вист­ско­го XIX ве­ка в де­ло­ви­то-про­грес­сив­ной сто­ли­це бур­ши со всех фа­куль­те­тов — вклю­чая есте­ствен­ные — тол­па­ми при­хо­дят по­слу­шать рас­суж­де­ния о том, в чем же она, эта сущ­ность.

Бы­ва­ют мод­ные лек­то­ры, бы­ва­ют уче­ные, фор­ми­ру­ю­щие сво­и­ми кни­га­ми ин­тел­лек­ту­аль­ную мо­ду в пла­не­тар­ном мас­шта­бе, но в од­ной лич­но­сти они сов­па­да­ют не все­гда. Адольф Гар­нак, ко­неч­но, вы­гля­дел бла­го­по­луч­ней­шим при­ме­ром та­ко­го сов­па­де­ния. Его изыс­ка­ния в об­ла­сти биб­ле­и­сти­ки и ран­ней цер­ков­ной ис­то­рии бы­ли на пе­ред­нем краю на­у­ки — вез­де, да­же в до­ре­во­лю­ци­он­ной Рос­сии, где ин­век­ти­вы про­фес­со­ра в ад­рес во­сточ­но­го хри­сти­ан­ства оч­ков ему не при­бав­ля­ли. Те са­мые лек­ции в на­пе­ча­тан­ном ви­де разо­шлись огром­ны­ми ти­ра­жа­ми. По­сле ра­бо­ты в несколь­ких про­вин­ци­аль­ных уни­вер­си­те­тах он стал штат­ным про­фес­со­ром бо­го­слов­ско­го фа­куль­те­та в Бер­лине, ему по­кро­ви­тель­ство­вал сам кай­зер; поз­же, в1914-м, он по­лу­чил и дво­рян­ство, став из Гар­на­ка фон Гар­на­ком. При всем том с уни­вер­си­тет­ской ка­фед­ры он го­во­рил ве­щи, ко­то­рые на пер­вый взгляд до стран­но­го пло­хо вя­жут­ся с этим офи­ци­оз­но- бла­го­по­луч­ным ста­ту­сом. И во­об­ще с по­ло­же­ни­ем про­фес­со­ра бо­го­сло­вия — уж ка­кой мы в оби­хо­де пред­став­ля­ем се­бе эту штат­ную еди­ни­цу. Вс­пом­ни­те, на­при­мер, вполне ис­крен­нее об­ще­ствен­ное недо­уме­ние по по­во­ду то­го, что в оте­че­ствен­ных тех­ни­че­ских ву­зах за­ду­ма­ли за­ве­сти ка­фед­ры тео­ло­гии. Тео­ло­гия — она же про дог­мы? Про нерас­суж­да­ю­щую ве­ру в то, что на­пи­са­но в ста­рых непо­нят­ных кни­гах, да?

Нет, что у Гар­на­ка не на­шлось доб­рых слов про сред­не­ве­ко­вое, до­ре­фор­ма­ци­он­ное хри­сти­ан­ство — это еще по­нят­но. Вот ка­то­ли­ки: «Тут нет ре­чи об ис­ка­же­нии, тут пол­ное из­вра­ще­ние. Ре­ли­гия по­лу­чи­ла лож­ное на­прав­ле­ние. Рим­ский ка­то­ли­цизм, взя­тый как внеш­няя цер­ковь, как учре­жде­ние пра­ва и си­лы, ни­че­го об­ще­го с Еван­ге­ли­ем не име­ет и да­же про­ти­во­ре­чит ему по су­ще­ству ». Вот пра­во­слав­ные: «Вся эта офи­ци­аль­ная цер­ков­ность с ее свя­щен­ни­ка­ми, с ее куль­том, со­су­да­ми, ри­за­ми, свя­ты­ми, ико­на­ми, аму­ле­та­ми, с ее по­ста­ми и празд­ни­ка­ми ни­че­го об­ще­го с ре­ли­ги­ей Хри­ста не име­ет. Это на­до счи­тать ан­тич­ной ре­ли­ги­ей, спле­тен­ной с неко­то­ры­ми по­ня­ти­я­ми Еван­ге­лия, или луч­ше: это — ан­тич­ная ре­ли­гия, всо­сав­шая в се­бя Еван­ге­лие».

В це­лом сам тон Гар­на­ка-лек­то­ра вы­да­ет жи­вое ре­ли­ги­оз­ное во­оду­шев­ле­ние, это ме­нее все­го бес­страст­ная фак­то­ло­гия или сен­са­ци­он­ное «сры­ва­ние по­кро­вов». «Еван­ге­лие», «Еван­ге­лие», по­вто­ря­ет он, «Хри­стос », «Хри­стос ».

«Си­най­ский ко­декс» — спи­сок Вет­хо­го и Но­во­го За­ве­та на гре­че­ском язы­ке, IV век

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.