Са­фа­ри в под­ва­ле

« Сп­лит » Най­та М. Шья­ма­ла­на

Kommersant Weekend - - Содержание - Ва­си­лий Ко­рец­кий

о «Сп­ли­те» Най­та М. Шья­ма­ла­на

В про­кат вы­хо­дит « Сп­лит » Най­та М. Шья­ма­ла­на — страш­ная сказ­ка о кра­са­ви­це и чу­до­ви­ще, вы­да­ю­щая се­бя за клау­стро­фо­би­че­ский трил­лер

К лэр ( блон­дин­ка), Мар­сия ( аф­ро­аме­ри­кан­ка) и Кей­си (брю­нет­ка), три пух­ло­ще­кие уче­ни­цы кол­ле­джа по­хи­ще­ны на ав­то­сто­ян­ке тор­го­во­го цен­тра в Фи­ла­дель­фии по­сле празд­но­ва­ния дня рож­де­ния Кл­эр. По­хи­ти­тель, че­ло­век с внеш­но­стью се­рий­но­го на­силь­ни­ка ( Джеймс Ма­кэвой), за­пи­ра­ет девушек в од­ной из ком­нат ка­ко­го- то ги­гант­ско­го под­ва­ла. Но во­все не за тем, че­го так бо­ят­ся Кл­эр и Мар­сия. А за­чем — так сра­зу и не ска­жешь: по­ме­шан­ный на чи­сто­те и по­ряд­ке гос­по­дин в оч­ках (он пред­став­ля­ет­ся как Ден­нис) — толь­ко од­но из об­ли­чий по­хи­ти­те­ля, че­ло­ве­ка с ин­те­рес­ным пси­хи­че­ским рас­строй­ством. Все­го в этом те­ле жи­вет 23 лич­но­сти, но за вре­мя филь­ма де­воч­кам до­ве­дет­ся по­зна­ко­мить­ся лишь с пя­тью: брезг­ли­вым Ден­ни­сом ( Ма­кэвой в бом­бе­ре и очоч­ках), стро­гой ста­рой де­вой по име­ни Пат­ри­ция ( Ма­кэвой в виш­не­вом джем­пе­ре и на каб­лу­ках), ше­пе­ля­вым маль­чиш­кой Хейд­ви­гом ( Ма­кэвой в тре­ни­ро­воч­ных шта­нах), ма­нер­ным мо­де­лье­ром Бар­ри ( Ма­кэвой в ка­кой- то бо­гем­ной хла­ми­де) и, на­ко­нец, Зве­рем ( го­лый по по­яс Ма­кэвой, па­ро­ди­ру­ю­щий су­пер­ге­ро­ев из экра­ни­за­ций ко­мик­сов). Вла­де­лец все­го это­го шум­но- го, по­сто­ян­но спо­ря­ще­го меж­ду со­бой кол­лек­ти­ва не по­яв­лял­ся в сво­ем те­ле уже го­да три; впро­чем, к фи­на­лу и он нена­дол­го за­гля­нет в мрач­ный под­вал.

« Сп­лит » — воз­вра­ще­ние Шья­ма­ла­на в боль­шое вы­со­ко­бюд­жет­ное ($100 млн) кино по­сле ка­мер­но­го экс­пе­ри­мен­та «Ви­зит » (его бюд­жет был все­го $ 5 млн). Впро­чем, боль­шие фи­нан­со­вые мощ­но­сти нуж­ны Шья­ма­ла­ну в первую оче­редь на опла­ту Джейм­са Ма­кэвоя (пер­во­на­чаль­но на роль ма­нья­ка, кста­ти, пла­ни­ро­вал­ся Хо­акин Фе­никс) и неко­то­ро­го ко­ли­че­ства спе­ц­эф­фек­тов. В осталь­ном «Сп­лит » — фильм еще бо­лее ка­мер­ный и экс­пе­ри­мен­таль­ный, чем «Ви­зит ». Дей­ствие тут раз­де­ле­но меж­ду все­го дву­мя ло­ка­ци­я­ми: свет­лым ка­би­не­том ста­руш­ки- пси­хи­ат­ра, к ко­то­рой по­хи­ти­тель хо­дит на при­ем, на­дев веж­ли­вую мас­ку гея Бар­ри, и тем­ным под­ва­лом, где Ма­кэвой устра­и­ва­ет фе­е­ри­че­ский мо­но­спек­такль с тан­ца­ми, пе­ре­оде­ва­ни­ем и про­стран­ны­ми мо­но­ло­га­ми обо всем на све­те.

Этот спек­такль не был бы столь эф­фек­тен, ес­ли бы ме­та­мор­фо­зы ан­та­го­ни­ста не от­ра­жа­лись в огром­ных гла­зах за­дум- чи­вой глав­ной ге­ро­и­ни, брю­нет­ки Кей­си. Бе­лая во­ро­на и, ка­за­лось бы, ти­пич­ная жертва, в экс­тре­маль­ных об­сто­я­тель­ствах, она неожи­дан­но ста­но­вит­ся охот­ни­цей — хит­рой, тер­пе­ли­вой, ли­шен­ной над­мен­ной са­мо­уве­рен­но­сти, но спо­соб­ной по­чти на те­ле­па­ти­че­ский кон­такт с хищ­ным зве­рем. Это пре­вра­ще­ние, по­жа­луй, глав­ный дра­ма­ти­че­ский ви­раж филь­ма. Кино Шья­ма­ла­на все­гда со­че­та­ло утри­ро­ван­ную, по­чти ска­зоч­ную жан­ро­вую фор­му с эк­зи­стен­ци­аль­ной про­бле­ма­ти­кой —и в « Сп­ли­те » за­ни­ма­тель­ная ти­по­ло­гия ха­рак­те­ров мас­ки­ру­ет на­сто­я­щую пси­хо­ло­ги­че­скую дра­му, не за­вер­ша­ю­щу­ю­ся к то­му же хеп­пи- эн­дом.

Сквоз­ная те­ма охо­ты ( в дет­стве Кей­си хо­ди­ла с от­цом на оле­ней, то­гда же она ста­ла жерт­вой дя­ди- пе­до­фи­ла — и все про­ис­хо­дя­щее в под­ва­ле вос­при­ни­ма­ет те­перь че­рез приз­му это­го опы­та) при­об­ре­та­ет в филь­ме со­вер­шен­но ниц­ше­ан­ское из­ме­ре­ние. Шья­ма­лан от­важ­но вы­сту­па­ет про­тив оп­ти­ми­сти­че­ской жи­тей­ской фи­ло­со­фии успе­ха, хо­ро­ше­го на­стро­е­ния и по­зи­ти­виз­ма: хо­ро­шие « пра­виль­ные » де­воч­ки, ис­кренне ве­ря­щие в уро­ки ОБЖ и при­леж­но по­се­щав­шие кур­сы са­мо­обо­ро­ны, как и по­ло­же­но блон­дин­кам в хор­рор- филь­ме, пер­вы­ми па­дут под уда­ра­ми зла. Вы­жи­ва­ют толь­ко ме­че­ные, трав­ми­ро­ван­ные, подран­ки, аут­сай­де­ры, пес­си­ми­сты — в об­щем, те, ко­му се­го­дняш­няя поп- пси­хо­ло­гия не остав­ля­ет шан­са на сча­стье. В фи­на­ле Шья­ма­лан вскользь по­ка­зы­ва­ет на экране скульп­тур­ную груп­пу — лев, взре­вев­ший над ра­нен­ной стре­лой льви­цей. Хищ­ник, став­ший жерт­вой,— дви­га­тель сю­же­та «Сп­ли­та », от­прав­ля­ю­ще­го зри­те­ля на сво­е­го ро­да са­фа­ри, где ему, как и вся­ко­му хо­ро­ше­му охот­ни­ку, при­дет­ся про­ник­нуть­ся ува­же­ни­ем к пло­то­яд­но­му зве­рю (и это не ме­та­фо­ра).

Впро­чем, к этим уро­кам жиз­ни не сто­ит от­но­сить­ся слиш­ком се­рьез­но. Шья­ма­лан в первую оче­редь фор­ма­лист, а не про­по­вед­ник, и ори­ги­наль­ные на­блю­де­ния за жиз­нью нуж­ны ему для ре­ше­ния чи­сто де­ко­ра­тив­ных за­дач, для тра­ве­стии сю­жет­ной ло­ги­ки гол­ли­вуд­ско­го жан­ра и ак­тер­ско­го ам­плуа. Ма­кэвой, тан­цу­ю­щий хард­басс под Бей­он­се, гор­до вы­ша­ги­ва­ю­щий в юб­ке­ка­ран­да­ше или иг­ра­ю­щий процесс иг­ры ( лич­но­сти, жи­ву­щие в со­зна­нии по­хи­ти­те­ля, неред­ко при­тво­ря­ют­ся од­на дру­гой),— вот глав­ная пре­лесть этой сказ­ки о кра­са­ви­це и чу­до­ви­ще, вы­да­ю­щей се­бя за клау­стро­фо­би­че­ский трил­лер.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.