Ме­га­по­лис в та­ба­кер­ке

« Призрак в до­спе­хах » Ру­пер­та Сан­дер­са Ва­си­лий Ко­рец­кий

Kommersant Weekend - - афиша -

В про­кат вы­шел «Призрак в до­спе­хах » Ру­пер­та Сан­дер­са, иг­ро­вая, нас­коль­ко это воз­мож­но, ин­сце­ни­ров­ка куль­то­во­го ки­бер­панк- мульт­филь­ма Ма­мо­ру Осии

Уи­льям Гиб­сон в пе­ре­ска­зах Черт­ко­ва и Пче­лин­це­ва, мульт­филь­мы « Аки­ра » и « Призрак в до­спе­хах » на VHS — та­ким се­бе пред­став­ля­ли ки­бер­панк в Рос­сии на­ча­ла 2000-х. Сквозь мно­го­слов­ность рус­ско­го пе­ре­во­да и шум за­ез­жен­но­го ви­део юным рей­ве­рам в пласт­мас­со­вых шта­нах вид­не­лись об­ра­зы див­но­го но­во­го ми­ра, смесь циф­ро­вой анар­хии и фи­нан­со­вой дик­та­ту­ры. Ги­гант­ские, веч­но тем­ные го­ро­да- аг­ло­ме­ра­ции, рай­ские са­ды ки­бер­про­стран­ства ( уто­пии, недо­ся­га­е­мой для бед­ных рос­сий­ских поль­зо­ва­те­лей, вхо­див­ших в ин­тер­нет по dial- up), нескон­ча- емый дождь, вжив­лен­ные пря­мо в мозг опто­во­ло­кон­ные ка­бе­ли, ди­кая улич­ная мо­да. « Не­да­ле­кое бу­ду­щее », вре­мя и ме­сто дей­ствия ки­бер­панк- ро­ма­нов, ка­за­лось страш­ным, но за­хва­ты­ва­ю­щим вы­хо­дом из фу­ку­я­мов­ско­го ми­ра оста­но­вив­шей­ся на­все­гда ис­то­рии. Мы то­гда и не по­до­зре­ва­ли, что гло­баль­ный мир, в ко­то­ром кор­по­ра­тив­ный ка­пи­тал за­ме­нил пра­ви­тель­ства, а анар­хия ста­ла не сим­во­лом свободы, но след­стви­ем но­во­го вар­вар­ства, уже на­сту­пал, неви­ди­мый за фа­са­дом те­ле­но­во­стей. Что стран­ный и жи­во­пис­ный мир тру­щоб и бес­че­ло­веч­ных небо­скре­бов бу­дет вот- вот по­стро­ен у нас на гла­зах — пря­мо в Москве, на быв­ших по­лях филь­тра­ции и на Чер­ки­зов­ском рын­ке, рос­сий­ском ана­ло­ге гон­конг­ско­го Ко­улу­на. В об­щем, что бу­ду­щее уже тут — «Now future », как пи­са­ли ки­бер- пан­ки, скре­стив­шие сло­га­ны панк- ро­ка и «Май­к­ро­соф­та ».

Се­го­дняш­ний ре­мейк « Призра­ка в до­спе­хах » , жи­во­пис­но­го ани­ме Ма­мо­ру Осии, сня­то­го по од­но­имен­но­му ко­мик­су в 1995- м,— это в ка­ком- то смыс­ле еще од­но во­пло­ще­ние то­го са­мо­го « неда­ле­ко­го бу­ду­ще­го » . Ос­нов­ная кол­ли­зия этой ис­то­рии — конфликт дол­га ( его сим­во­лом ста­но­вит­ся без­упреч­ное ме­ха­ни­че­ское те­ло глав­ной ге­ро­и­ни, ан­дро­и­да Мо­то­ко Ку­са­на­ги) и чувств, за ко­то­рые от­ве­ча­ет ее жи­вой че­ло­ве­че­ский мозг, хра­ни­тель та­ких ру­ди­мен­тар­ных фе­но­ме­нов, как но­сталь­гия, при­вя­зан­но­сти и вос­по­ми­на­ния. В син­те­зе этих ан­ти­тез — са­ма суть ки­бер­пан­ка, все­гда опи­сы­ва­ю­ще­го про­ти­во­есте­ствен­ный со­юз вы­со­ких тех­но­ло­гий и низ­ких ин­стинк­тов, син­те­ти­ки и сен­ти­мен­таль­но­сти, про­шло­го и бу­ду­ще­го. Про­из­ве­ден­ный бла­го­да­ря транс­на­ци­о­наль­но­му кор­по­ра­тив­но­му со­труд­ни­че­ству ( сту­ди­ей DreamWorks, ча­стич­но слив­шей­ся с ки­тай­ской Shanghai Film Group), но­вый «Призрак » и сам ка­жет­ся на­сто­я­щим био­ро­бо­том, хи­мер­ным со­зда­ни­ем, в ко­то­ром че­ло­ве­че­ская ду­ша ори­ги­наль­но­го, ру­ко­твор­но­го мульт­филь­ма пе­ре­са­же­на в си­ли­ко­но­вое те­ло но­вей­ших спе­ц­эф­фек­тов.

В но­вом « Призра­ке » слож­ная ки­бер­ми­фо­ло­гия ори­ги­наль­ных ко­мик­са и ани­ме ре­ду­ци­ро­ва­на до по­нят­ных гол­ли­вуд­ских оп­по­зи­ций. Ес­ли ис­ход­ная исто­рия бы­ла де­тек­ти­вом, раз­во­ра­чи­вав­шим­ся ско­рее в неви­ди­мом ми­ре ки­бер­про­стран­ства и со­зна­ния Мо­то­ко Ку­са­на­ги (с ней всту­па­ла в те­ле­па­ти­че­ский кон­такт некая ра­зум­ная циф­ро­вая сущ­ность, в ре­зуль­та­те че­го Ку­са­на­ги вос­ста­ва­ла про­тив кор­рум­пи­ро-

ван­но­го пра­ви­тель­ства и мыс­лен­но сли­ва­лась с ком­пью­тер­ным ра­зу­мом), то сей­час зри­тель име­ет де­ло с тра­ди­ци­он­ным сю­же­том об об­ре­те­нии утра­чен­ной па­мя­ти в ду­хе Бор­на. Тут ро­бот- по­ли­цей­ская (Скар­летт Йо­ханс­сон) с по­мо­щью за­га­доч­но­го ха­ке­ра вспо­ми­на­ет тай­ну их об­ще­го про­ис­хож­де­ния и на­хо­дит — пусть и на мгно­ве­ние — боль­шую че­ло­ве­че­скую лю­бовь. Ну а по­том, как по­ло­же­но, от­кры­ва­ет огонь по шта­бам.

Впро­чем, го­во­рить о ре­ви­зии или пе­ре­осмыс­ле­нии жан­ра тут, к сча­стью, не при­хо­дит­ся. Ра­бо­та со­зда­те­лей но­во­го « Призра­ка » сво­дит­ся в ос­нов­ном к фор­маль­но­му пе­ре­не­се­нию эс­те­ти­ки (и кон­крет­ных ми­зан­сцен) ани­ма­ци­он­но­го филь­ма в объ­ем­ный мир IMАХ и ком­пью­тер­ной си­му­ля­ции ре­аль­но­сти. Глав­ный вы­зов, ко­неч­но, свя­зан с иг­ро­вой при­ро- дой ре­мей­ка. Не­ров­ная, ме­ха­ни­че­ская пла­сти­ка ри­со­ван­ных фи­гур в филь­ме Ма­мо­ру Осии со­зда­ва­ла ат­мо­сфе­ру ме­га­по­ли­са в та­ба­кер­ке, так что все пер­со­на­жи ка­за­лись тут за­вод­ны­ми ма­не­ке­на­ми. Сан­дерс ра­бо­та­ет с жи­вы­ми ак­те­ра­ми, и ему, ко­неч­но, до­бить­ся ме­ха­ни­за­ции ку­да слож­нее. По­это­му в ход идет все. И фи­зио­ло­ги­че­ские осо­бен­но­сти ак­те­ров (на роль на­чаль­ни­ка СБ, где слу­жит ге­ро­и­ня, взяли Та­к­э­си Ки­та­но, ли­цо ко­то­ро­го мно­го лет на­зад пре­вра­ти­лось в мас­ку из- за ча­стич­но­го па­ра­ли­ча ми­ми­че­ских мышц), и их про­фес­си­о­наль­ные на­вы­ки (Скар­летт Йо­ханс­сон уже иг­ра­ла « обо­лоч­ку » в филь­ме Джо­на­та­на Глей­зе­ра «По­будь в мо­ей шку­ре»), и, ко­неч­но, грим — стек­лян­ные гла­за, ме­ха­ни­че­ские пла­сти­ны и все­воз­мож­ные си­ли­ко­но­вые на­клад­ки, сти­ра­ю­щие или очуж­да­ю­щие при­выч­ную ми­ми­ку. Не охва­че­ны улуч- ше­ни­я­ми толь­ко ан­та­го­нист, злой хо­зя­ин вы­пус­ка­ю­щей био­ро­бо­тов кор­по­ра­ции ( Пи­тер Фер­ди­нан­до), и со­чув­ству­ю­щая глав­ной ге­ро­ине жен­щи­на- уче­ный ( Жю­льетт Би­нош, по­сто­ян­но изоб­ра­жа­ю­щая ги­пер­тро­фи­ро­ван­ное уча­стие и сер­деч­ность).

Впро­чем, в CGI- ми­ре «Призра­ка » жи­вое, бе­з­услов­но, про­иг­ры­ва­ет си­му­ля­к­ру во всех от­но­ше­ни­ях. Глав­ным дей­ству­ю­щим ли­цом тут во­об­ще вы­сту­па­ет не Йо­ханс­сон и уж тем бо­лее не Би­нош, а са­ма де­ко­ра­ция го­ро­да бу­ду­ще­го, об­ман­чи­во жи­во­го, фак­тур­но­го, пе­ре­ли­ва­ю­ще­го­ся ор­га­низ­ма, к ко­то­ро­му зри­тель под­клю­ча­ет­ся тут же, слов­но к ка­кой- то ней­ро­се­ти.

Ре­жис­сер Сан­дерс, быв­ший кли­п­мей­кер, и преж­де от­ли­чал­ся боль­шой лю­бо­вью к кра­си­вой кар­тин­ке, ча­сто сри­со­ван­ной у дру­гих, по­это­му здесь его та­лант при­хо­дит­ся как нель­зя кста­ти. Не пред­ла­гая ни- че­го прин­ци­пи­аль­но но­во­го, « Призрак » вполне успеш­но пе­ре­да­ет са­му ау­ру филь­ма- про­то­ти­па. То есть тот са­мый « призрак », элек­трон­ный эв­фе­мизм ду­ши, не уни­что­жа­е­мый ни­ка­ки­ми транс­фор­ма­ци­я­ми и адап­та­ци­я­ми оста­ток, ко­то­рый в ми­фо­ло­гии ори­ги­наль­но­го, япон­ско­го « Призра­ка » вы­год­но от­ли­чал циф­ро­вой сле­пок ра­зу­ма от его при­род­но­го ори­ги­на­ла. Исто­рия, со­чи­нен­ная ко­гда- то ко­микс­мей­ке­ром Ма­са­мунэ Си­ро, бро­са­ла вы­зов бе­нья­ми­нов­ской фи­ло­со­фии ко­пии и ори­ги­на­ла, и фильм Сан­дер­са слов­но стре­мит­ся под­кре­пить де­лом эти ере­ти­че­ские рас­суж­де­ния: его ко­пия по­лу­чи­лась да­же луч­ше и, глав­ное, по­движ­нее эта­ло­на. Хо­тя бы по­то­му, что ни од­но ко­пи­ро­ва­ние не об­хо­дит­ся без сбо­ев и по­мех, из ко­то­рых и рож­да­ет­ся жизнь, чтоб там ни го­во­ри­ли пу­ри­сты и на­чет­чи­ки.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.