Пос­сум-ле­тя­га

Оль­га Вол­ко­ва о ко­рот­ко­го­ло­вой ле­та­ю­щей бел­ке

Kommersant Weekend - - Содержание - Оль­га Вол­ко­ва

о ко­рот­ко­го­ло­вой ле­та­ю­щей бел­ке

Нач­ну- ка я с са­мо­го глав­но­го: пос­сум — это вам не опо­ссум! Ни­ко­гда их не пу­тай­те, ина­че мо­жет по­лу­чить­ся нелов­ко: вро­де как ска­зать во­ро­ну, что он муж во­ро­ны, а это во­об­ще не так. Вот и пос­сум с опо­ссу­мом — со­вер­шен­но раз­ные зве­ри, да­же не род­ствен­ни­ки, они и жи­вут- то на про­ти­во­по­лож­ных кра­ях зем­ли: опо­ссу­мы — аме­ри­кан­цы, по­ссу­мы — ав­стра­лий­цы, в край­нем слу­чае — но­во­гви­ней­цы и тасман­цы. Ну а на­зы­ва­ют­ся они по­хо­же из- за оче­ред­но­го за­блуж­де­ния: про­сто неким ис­сле­до­ва­те­лям Ав­стра­лии в по­за­про­шлом веке уда­лось уви­деть в ку­стах что- то непо­нят­ное. Непо­нят­ное быст­ро мель­ка­ло и по­че­му- то на­ве­я­ло оче­вид­цам мыс­ли об опо­ссу­мах… С тех пор мир их упор­но пу­та­ет. Хо­тя об­ще­го у них — раз­ве что на­ли­чие сум­ки.

Я ни­че­го не имею про­тив опо­ссу­мов, они пре­крас­ны (хо­тя вы­ра­же­ние ли­ца у боль­шин­ства из них до­воль­но вред­ное) и уди­ви­тель­ны — все- та­ки сум­ча­тые для со­вре­мен­ной Аме­ри­ки не со­всем ха­рак­тер­ны. Но пос­сум, ма­лень­кий са­хар­ный пос­сум, он вне кон­ку­рен­ции. Ес­ли по­ду­мать, то по сте­пе­ни оча­ро­ва­тель­но­сти, уми­ли­тель­но­сти и во­об­ще все­го то­го, что се­го­дня при­ня­то на­зы­вать бо­га­тым сло­вом «ми­ми­ми», са­хар­ные по­ссу­мы пре­вос­хо­дят да­же щен­ков, ко­тят и кар­ли­ко­вых кро­ли­ков. То есть, ви­ди­мо, во­об­ще всех.

У него и имя ми­лое, ведь он не про­сто пос­сум, а пос­сум са­хар­ный. Не то что­бы он сам был слад­ким — раз­ве что в пе­ре­нос­ном смыс­ле, «сла­день­кий» та­кой,— про­сто он слад­кое лю­бит: фрук­ты, сок, нек­тар. Впро­чем, и это имя­мя у уне­го него не со­всем окон­ча­тель­ное: по­ссу­мов на све­те мно­го, и боль­шин­ство­шин­ство из них от­но­сят­ся к се­мей­ству кус­ку­со­вых. А наш са­хар­ный­ный пос­сум — он из се­мей­ства сум­ча­тых ле­тяг. По­это­му офи­ци­аль­но­но он так и на­зы­ва­ет­ся — са­хар­ная сум­ча­тая ле­тя­га. А еще он са­хар­ный­ый ле­та­ю­щий пос­сум. Или кар­ли­ко­вая сум­ча­тая ле­тя­га. Или ко­рот­ко­го­ло­ва­яо­го­ло­вая ле­та­ю­щая бел­ка. Или во­об­ще Petaurus breviceps.

Все это как- то слож­но и скуч­но. Да и не­важ­но. По­то­му что­то как са­хар­но­го по­ссу­ма ни на­зо­ви, он в лю­бом слу­чае оста­нет­ся фан­та­сти­ан­та­сти­че­ски ми­лым со­че­та­ни­ем гла­зок, ушек, ла­пок, хво­сти­ка, шер­сти, по­ло­со­чек и мяг­ко­го гу­сто­го ме­ха. И ле­та­тель­ной мем­бра­ны, ы, чего- то ти­па пе­ре­пон­ки, ко­то­рую вид­но, толь­ко ко­гда пос­сум от­прав­ля­ет­ся ав­ля­ет­ся в по­лет. Причем пор­ха­ет, вер­нее, па­рит он на вполне при­лич­но­еч­ное рас­сто­я­ние — смеш­но рас­то­пы­рив­шись и рас­пра­вив «кры­лья», », пос­сум мо­жет про­ле­теть мет­ров сто, а то и боль­ше.

Из- за этой ле­та­тель­ной пе­ре­пон­ки пос­сум ка­жет­ся до­воль­ноль­но пух­лень­ким — в сло­жен­ном ви­де мем­бра­на его силь­но пол­нит, ибо сви­са­ет по бо­кам мяг­кой ба­хро­мой. А так- то он вполне строй­ный, изящ­ный, ле­ту­ну лиш­ний вес ни к че­му, вот он и ве­сит грам­мов 100– 150. Причем рост, в смыс­ле — дли­на, для та­ко­го ве­са у него вполне при­лич­ный: ес­ли без хво­ста, то наш пос­сум мо­жет вы­тя­нуть­ся сан­ти­мет­ров на 15–20. Ну а ес­ли с хво­стом, то он по­лу­чит­ся вдвое круп­нее, ибо его пре­крас­ный хвост та­кой же, а то и боль­шей дли­ны, что и вся осталь­ная ле­тя­га. Причем дли­на — это не един­ствен­ное до­сто­ин­ство по­ссу­мо­ва хво­ста: он, то есть хвост, еще и очень гиб­кий. Он слу­жит ру­лем во вре­мя по­ле­та — это раз. Два — за­кру­чи­вая пу­ши­стый хво­стик в ту­гую пру­жи­ну, пос­сум за­про­сто хва­та­ет им вся­кие нуж­но­сти ти­па ве­то­чек и пе­ре­но­сит их с ме­ста на ме­сто. Три — этот хвост про­сто очень кра­си­вый… Впро­чем, у по­ссу­ма нет некра­си­вых де­та­лей. К то­му же он вы­гля­дит очень доб­ро­же­ла­тель­ным и при­ят­ным на ощупь, так что ру­ки к нему тя­нут­ся пря­мо са­ми со­бой.

Чьи имен­но ру­ки по­тя­ну­лись к нему пер­вы­ми — неиз­вест­но. Впро­чем, боль­шое спа­си­бо хо­зя­и­ну этих неве­до­мых рук: бла­го­да­ря ему все мы по­лу­чи­ли воз­мож­ность по­се­лить в сво­ем до­ме та­кую вот пре­лесть (и все­го за каких- то 10– 15 ты­сяч руб­лей). Причем по­се­лить, не ис­пы­ты­вая при этом осо­бых угры­зе­ний со­ве­сти: са­хар­ные по­ссу­мы не от­но­сят­ся к ис­че­за­ю­щим ви­дам, по­то­му что непло­хо при­спо­саб­ли­ва­ют­ся к из­ме­не­ни­ям окру­жа­ю­щей сре­ды. И от недо­стат­ка сво­бо­ды они вро­де бы не стра­да­ют — ес­ли, ко­неч­но, с ни­ми пра­виль­но об­ра­щать­ся.

Пра­виль­ное об­ра­ще­ние с са­хар­ным по­ссу­мом — это в первую оче­редь обес­пе­че­ние его под­хо­дя­щим об­ще­ством. В при­ро­де эти ми­лые ле­тя­ги жи­вут в ком­па­нии се­бе по­доб­ных, они ужас­но об­щи­тель­ные, по­это­му, ес­ли вам не под си­лу об­за­ве­стись це­лой ко­ло­ни­ей ле­та­ю­щих бе­лок, будь­те доб­ры ком­пен­си­ро­вать оди­но­кой ле­тя­ге де­фи­цит об­ще­ния. А то ей ста­нет скуч­но, а за­ску­чав­шая, все­ми по­ки­ну­тая са­хар­ная бе­лоч­ка мо­жет ли­бо впасть в де­прес­сию, ли­бо пре­вра­тить­ся в мрач­ное и да­же ку­са­чее су­ще­ство. И мсти­тель­ное — так, некий са­хар­ный пос­сум, на­дол­го остав­лен­ный в оди­но­че­стве (он счи­тал­ся очень руч­ным и ци­ви­ли­зо­ван­ным, по­это­му об­хо­дил­ся во­об­ще без клет­ки), со­брал все свои иг­руш­ки и уто­пил их в ак­ва­ри­уме.

Так что при­дет­ся вам с ним раз­го­ва­ри­вать, брать его на руч­ки, пус­кать пол­зать по но­гам и ру­кам, пред­ла­гать ему иг­руш­ки — го­дят­ся ко­ша­чьи — и вы­пус­кать его, та­ко­го бодро­го и лю­бо­пыт­но­го, по­гу­лять по до­му. Причем де­лать вам все это при­дет­ся бли­же к но­чи: по­ссу­мы — жи­вот­ные су­ме­реч­ные, днем они от­ды­ха­ют. И вам на­до бу­дет это учи­ты­вать — что­бы ле­тя­ге луч­ше от­ды­ха­лось, днем его лю­дям по­ло­же­но со­блю­дать ти­ши­ну. То есть ря­дом с клет­кой или во­лье­ром не стоит орать, петь, вклю­чать му­зы­ку и ра­бо­тать с пер­фо­ра­то­ром. Ну а ес­ли вам по­за­рез на­до по­об­щать­ся с по­ссу­мом имен­но днем — за­дер­ни­те за­на­вес­ки на ок­нах: зна­ю­щие лю­ди уве­ря­ют, что са­хар­ный ма­лыш ре­шит, буд­то на­сту­пил ве­чер, и не очень рас­стро­ит­ся из- за неуроч­но­го про­буж­де­ния.

Хо­тя во­об­ще- то луч­ше бы вы оста­ви­ли его в по­кое — спя­щих зве­рей тре­во­жить непо­лез­но. На­бе­ри­тесь тер­пе­ния и жди­те ве­че­ра. И ко­гда услы­ши­те за­бав­ный лай — бе­ги­те дру­жить с ва­шим по­ссу­мом: он проснул­ся и зо­вет лю­би­мых хо­зя­ев. Причем под­зы­ва­ет он их обыч­но имен­но ла­ем, по­хо­жим на тяв­ка­нье ма­лень­кой со­бач­ки. А еще он уме­ет чи­ри­кать, ши­петь, гу­деть, скре­же­тать — вполне раз­го­вор­чи­вое су­ще­ство.

Ес­ли вы в со­сто­я­нии обес­пе­чить сво­е­го по­ссу­ма дей­стви­тель­но огром­ным во­лье­ром — на­столь­ко боль­шим, что вы са­ми мо­же­те ту­да за­хо­дить и об­щать­ся с этим ми­лым зве­рем,— са­хар­ной бел­ке это­го бу­дет до­ста­точ­но. Но ес­ли он жи­вет в обыч­ной, хоть, ко­неч­но, все рав­но не ма­лень­кой клет­ке — то­гда при­дет­ся вы­пус­кать его на про­гул­ку по до­му. Ра­зу­ме­ет­ся, не без при­смот­ра; впро­чем, даж же хо­ро­шо при­смот­рен­ный пос­сум успе­ет хо­ро­шень­ко по­ме­тить о окрест­но­сти, и с этим при­дет­ся сми­рить­ся: как ни смеш­но, но и у этих ми­лых крох мно­гие сам­цы во­об­ра­жа­ют се­бя до­ми­нант­ны­ми а аль­фа­ми, в чем ста­ра­ют­ся убе­дить весь окру­жа­ю­щий мир.

И это един­ствен­ный по­ссу­мо­вый недо­ста­ток. В осталь­ном же это очень люб­ве­обиль­ные, ми­лые и ум­ные зве­ри. По- сво­е­му ум­ные — да, к туа­ле­ту их при­учить не по­лу­ча­ет­ся, нуж­ду они справ­ля­ют там, где за­хо­те­лось, в том чис­ле и в полете. Но имя свое они знают — ес­ли счи­та­ют необ­хо­ди­мым, яв­ля­ют­ся на зов. Не­ко­то­рые да­же го­то­вы по при­ка­зу от­прав­лять­ся в клет­ку — впро­чем, по­че­му бы и нет? Клет­ка — их ма­лая ро­ди­на, там у по­ссу­ма есть уют­ное гнез­до (ти­па дуп­ла, или кар­тон­ная ко­роб­ка, или до­мик для хо­мя­ка), и вет­ки с ли­а­на­ми для ла­за­нья, и ко­ле­со для мо­ци­о­на, и иг­руш­ки — по­ссу­мы очень по­движ­ные и про­вор­ные, и ес­ли они не спят, то же­ла­ют как­ни­будь по­раз­влечь­ся. Ну или по­есть — это де­ло они очень лю­бят. Они бы­ли бы рады раз­де­лить хо­зяй­ский ужин, но че­ло­ве­че­ская еда им не по­лез­на. Сыр, шо­ко­лад и тем бо­лее кол­ба­са — это­го им да­вать не на­до. А на­до им по­боль­ше фрук­тов, немно­го кор­мо­вых на­се­ко­мых, ку­со­чек яй­ца, ка­пель­ку тво­ро­га, дет­ское пи­та­ние, нежир­ные йо­гур­ты… Но все в ме­ру — пол­неть по­ссу­мам нель­зя, они на­чи­на­ют бо­леть. И еще для них опа­сен недо­ста­ток каль­ция, так что вы уж за этим про­сле­ди­те.

Хо­зя­ев они узна­ют и яв­но к ним при­вя­за­ны, но обыч­но не одоб­ря­ют каких- то че­ло­ве­че­ских пе­ре­мен. Осо­бен­но аро­ма­ти­че­ских — хо­зя­ин, сме­нив­ший пар­фюм, мо­жет быть да­же слег­ка уку­шен, по­то­му что пос­сум уве­рен: его че­ло­век дол­жен все­гда пах­нуть оди­на­ко­во. С про­чи­ми до­маш­ни­ми пи­том­ца­ми по­ссу­мы, как пра­ви­ло, ла­дят непло­хо — дру­жат с кры­са­ми, снис­хо­ди­тель­ны к кро­ли­кам, а из со­бак и ко­шек неред­ко де­ла­ют вер­ных ска­ку­нов, пре­спо­кой­но ез­дят у них на спине, ес­ли « ло­шад­ка » не воз­ра­жа­ет. А вот ма­лень­ких де­тей с са­хар­ны­ми ле­тя­га­ми луч­ше не со­че­тать — непо­ни­ма­ю­щий ре­бе­нок мо­жет на­чать слиш­ком силь­но лю­бить та­кую плю­ше­вую ла­поч­ку. Ла­поч­ке же столь горячие объ­я­тия, ско­рее все­го, не по­нра­вят­ся. Во­об­ще- то по­ссу­мы со­всем не агрес­сив­ные, раз­ве что с боль­шо­го пе­ре­пу­гу.

Ма­лень­кий пос­сум лег­ко мо­жет по­те­рять­ся в квар­ти­ре. Преж­де все­го про­верь­те — а не спит ли он у вас кар­мане? По­том по­гля­ди­те в негла­же­ном бе­лье, в пла­тя­ных шка­фах и… да вез­де посмот­ри­те! По­то­му что не­ко­то­рые осо­бо изоб­ре­та­тель­ные по­ссу­мы устра­и­ва­ют­ся от­ды­хать, на­при­мер, внут­ри ру­ло­на бу­маж­ных по­ло­те­нец. Или в хо­зяй­ской сум­ке. Или где угод­но — тем­ные, тес­ные, теп­лые ме­ста на­по­ми­на­ют ле­тя­гам о ма­те­рин­ской сум­ке. По­это­му, по­ка пос­сум не най­ден, из до­ма луч­ше во­об­ще ни­че­го, да­же му­сор, не вы­но­сить. На­до на­глу­хо за­пе­реть все окна и две­ри и ждать ве­че­ра, ко­гда ле­тя­га из­во­лит проснуть­ся и за­шу­мит.

Уход за по­ссу­мом необре­ме­ни­те­лен: чи­стить клет­ку, лик­ви­ди­ро­вать мет­ки — вот, по­жа­луй, и все де­ла. Мыть его на на­до — он это­го не лю­бит, сам очи­ща­ет­ся, с рас­че­сы­ва­ни­ем то­же справ­ля­ет­ся са­мо­сто­я­тель­но. Жи­вет лет 12 — и да­же, бы­ва­ет, боль­ше: по­ссу­мы- ре­корд­сме­ны до­сти­га­ли по­чтен­но­го во­сем­на­дца­ти­ле­тия. И все эти го­ды они оста­ва­лись все те­ме же ми­лы­ми, тро­га­тель­ны­ми, об­щи­тель­ны­ми, раз­го­вор­чи­вы­ми су­ще­ства­ми, вре­мя от вре­ме­ни гор­до па­ря­щи­ми над хо­зяй­ским обе­ден­ным сто­лом.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.