Раз­гуль­ные мерт­ве­цы

Kommersant Weekend - - Содержание - Иван Да­вы­дов

В про­кат вы­хо­дит мульт­фильм сту­дии Pixar « Тай­на Ко­ко » о мек­си­кан­ском маль­чи­ке Ми­ге­ле, ко­то­рый пу­те­ше­ству­ет по ми­ру мерт­вых. На кон­тур­ной кар­те ми­ро­вой ани­ма­ции за­кра­ше­ны сра­зу два бе­лых пят­на — стра­на Мек­си­ка и мир мерт­вых, ко­то­рый в мек­си­кан­ской куль­ту­ре со­всем не так пе­ча­лен и стра­шен, как в ев­ро­пей­ской

Мер т вые жи­вут ве­се­лее жи­вых. Го­ро­да у мерт­вых кра­си­вее. На че­ре­пах у мерт­вых (а все мерт­вые — это хо­дя­чие ске­ле­ты с гла­за­ми) — кра­си­вые та­ту­и­ров­ки. Или гра­ви­ров­ки — не сра­зу и со­об­ра­зишь, как тут пра­виль­но вы­ра­зить­ся. Одеж­да у иных ис­тле­ла, но и это их не пор­тит. Все в ми­ре мерт­вых яр­кое, по­чти сле­пя­щее, как фон ав­то­порт­ре­тов Фри­ды Ка­ло. Сама Фри­да, кста­ти, боль­шой и ува­жа­е­мый че­ло­век в этом си­я­ю­щем ми­ре. Оно и не­уди­ви­тель­но: это ведь мек­си­кан­ские мерт­вые.

Это те са­мые ске­ле­ты, ко­то­рых мек­си­кан­цы так лю­бят ри­со­вать на своих уди­ви­тель­ных таб­лич­ках ре­таб­лос. Ре­таб­лос при­ня­то жерт­во­вать в храм, из­ба­вив­шись от ка­кой- ни­будь бе­ды. Ча­стый сю­жет таб­ли­чек — столк­но­ве­ние с мерт­ве­ца­ми, вы­шед­ши­ми из мо­гил на про­гул­ку. У мек­си­кан­ских ске­ле­тов есть спе­ци­аль­ный день для та­ких про­гу­лок — Диа де Му­эр­тос, День мерт­вых, ве­се­лый се­мей­ный празд- ник, ко­гда жи­вые на­ря­жа­ют­ся мерт­ве­ца­ми и вспо­ми­на­ют своих умер­ших. А умер­шие со­вер­шен­но ле­галь­но при­хо­дят в го­сти к жи­вым. Глав­ное — что­бы пом­ни­ли, что­бы бы­ло ко­му для те­бя ис­печь хлеб мерт­ве­цов, спе­ци­аль­ную ри­ту­аль­ную бул­ку. Ди­кая, спо­соб­ная и на­пу­гать, и оча­ро­вать ев­ро­пей­ца смесь ка­то­ли­циз­ма с об­ря­да­ми, ко­то­рые прак­ти­ко­ва­ли еще майя.

Соб­ствен­но, День мерт­вых, а вер­нее, ночь мерт­вых — вре­мя дей­ствия но­во­го пол­но­мет­раж­но­го мульт­филь­ма сту­дии Pixar. Гла­за­ми глав­но­го ге­роя — маль­чи­ка Ми­ге­ля, ко­то­рый хо­чет стать му­зы­кан­том, но вы­нуж­ден чи­стить обувь,— мы и ви­дим го­ро­да мерт­вых, их до­маш­них пи­том­цев, уме­ю­щих ле­тать и пе­ре­ли­ва­ю­щих­ся все­ми цве­та­ми ра­ду­ги, их празд­ни­ки, их пе­ча­ли.

Да, у мерт­вых бы­ва­ют пе­ча­ли, по­то­му что жизнь мерт­вых — не веч­ная жизнь. По­сле обыч­ной смер­ти есть еще окон­ча­тель­ная смерть, ко­гда в ми­ре жи­вых за­бы­ва­ют о по­кой­ном и он ис­че­за­ет, рас­тво­ря­ет­ся в воз­ду­хе, пе­ре­ста­ет быть. « Ухо­дит ту­да, от­ку­да ни­кто по­ка не воз­вра­щал­ся », — объ­яс­ня­ет Ми­ге­лю его Вер­ги­лий, обо­рван­ный и ни­ко­му не нуж­ный ни на том, ни на этом све­те ске­лет по име­ни Эк­тор. Это, кста­ти, тон­кая шут­ка. Мерт­вые во­об­ще лю­бят по­шу­тить. Дру­гой мерт­вец, про­жи­ва­ю­щий в ши­кар­ном двор­це се­ньор де ла Круз, луч­ший ги­та­рист Мек­си­ки, ко­то­ро­му Ми­гель нра­вит­ся, ис­кренне же­ла­ет маль­чи­ку доб­ра: «На­де­юсь, ты ско­ро умрешь и мы сно­ва встре­тим­ся».

Пра­пра­баб­ку Ми­ге­ля ко­гда- то бро­сил муж- му­зы­кант, и по­это­му в его се­мье му­зы­ка под за­пре­том. По­ко­ле­ние за по­ко­ле­ни­ем пред­ки маль­чи­ка та­ча­ют баш­ма­ки, и ес­ли вдруг ми­мо их до­ма про­хо­дит пья­ный ги­та­рист, спе­шат за­хлоп­нуть ок­на. Ми­гель чув­ству­ет в се­бе дар, по на­след­ству до­став­ший­ся от лег­ко­мыс­лен­но­го пра­пра­де­да, тай­но учит­ся иг­рать на ги­та­ре и хо­чет от­сто­ять свое пра­во за­ни­мать­ся глав­ным для него де­лом. Это за­вяз­ка ис­то­рии, но сама исто­рия, как до­воль­но быстро вы­яс­ня­ет­ся, о дру­гом. « Тай­на Ко­ко » — исто­рия о па­мя­ти, ко­то­рая толь­ко и спо­соб­на на­пол­нить смыс­лом жизнь жи­вых и про­длить жизнь мерт­вых.

А еще «Тай­на Ко­ко» — де­тек­тив, хоть и не силь­но за­пу­тан­ный, по­то­му что и жи­вые, и мерт­вые склон­ны к со­вер­ше­нию пре­ступ­ле­ний, и рас­пу­ты­вать эти пре­ступ­ле­ния Ми­ге­лю при­хо­дит­ся сра­зу в обо­их ми­рах. И вре­ме­на­ми — бо­е­вик: мерт­вые, ес­ли то­го тре­бу­ет честь се­мьи, ис­кус­но ко­ло­тят дру­гих мерт­вых. И мю­зикл: ре­жис­се­рам, Ли Ан­кри­чу, ко­то­рый сде­лал «Кор­по­ра­цию мон­стров», «В по­ис­ках Не­мо» и три «Ис­то­рии иг­ру­шек », и Эд­ри­а­ну Мо­лине, для ко­то­ро­го это пер­вая боль­шая ра­бо­та, уда­лось пой­мать дух вы­ду­ман­ной, без­услов­но, немно­го от­кры­точ­ной, но та­кой при­тя­га­тель­ной Мек­си­ки, где все по­ют и все на чем- ни­будь иг­ра­ют — да хоть на соб­ствен­ных че­ре­пах, ес­ли нет под ру­кой иных ин­стру­мен­тов. Хо­тя ча­ще, ра­зу­ме­ет­ся, на ги­та­рах.

Да, и глав­ное: на­до ведь вер­нуть­ся в мир жи­вых до рас­све­та, по­то­му что ина­че на­все­гда оста­нешь­ся в ми­ре мерт­вых. А это не очень про­стая за­да­ча, ко­гда за то­бой го­нят­ся по­кой­ные чле­ны се­мьи, ко­то­рые то­же не хо­тят, что­бы ты брен­чал на ги­та­ре, быв­ший ку­мир, ока­зав­ший­ся за­кон­чен­ным него­дя­ем, и ске­ле­ты- по­ли­цей­ские — на том све­те то­же есть по­ли­цей­ские, ку­да же без них. Но все, ра­зу­ме­ет­ся, кон­чит­ся хо­ро­шо, ду­тые ре­пу­та­ции рух­нут, неспра­вед­ли­во за­бы­тых — вспом­нят, а Ми­гель по­лу­чит ги­гант­ское сомбре­ро, ко­стюм ма­ри­а­чи и ги­та­ру.

В об­щем, это, по­жа­луй, сто­ит уви­деть и по­ка­зать де­тям — на­при­мер, для то­го что­бы убе­дить­ся: о смер­ти то­же мож­но раз­го­ва­ри­вать ве­се­ло. Ну и что­бы узнать тай­ну Ко­ко, ра­зу­ме­ет­ся ( Ко­ко — это пра­баб­ка Ми­ге­ля, са­мый ста­рый из жи­вых чле­нов се­мьи, дочь то­го са­мо­го лег­ко­мыс­лен­но­го ги­та­ри­ста, из­за ко­то­ро­го се­мья от­ка­за­лась от му­зы­ки).

А еще на по­след­них ми­ну­тах филь­ма, ко­гда, ка­жет­ся, все яс­но и ни­ку­да не деть­ся от за­ко­но­мер­но­го, чуть сен­ти­мен­таль­но­го хеп­пи- эн­да, вдруг вы­яс­ня­ет­ся, по­че­му имен­но кош­ки — са­мые вли­я­тель­ные из до­маш­них пи­том­цев, спо­соб­ные за­щи­тить хо­зя­и­на от лю­бых вра­гов на том и на этом све­те. Осо­бен­но, ко­неч­но, на том.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.