Тор­же­ство по­все­днев­но­сти

Елена Ста­фье­ва о но­вой юве­лир­ной волне

Kommersant Weekend - - дорогие удовольствия -

На юве­лир­ном рын­ке сло­жи­лась уди­ви­тель­ная си­ту­а­ция: во-пер­вых, ни­ше­вый юве­лир­ный мир, мир ма­лень­ких ма­рок, пе­ре­жи­ва­ет на­сто­я­щий взрыв, а во-вто­рых, там вдруг возник ген­дер­ный заповедник. Тра­ди­ци­он­но юве­ли­ры, за ред­ки­ми ис­клю­че­ни­я­ми, бы­ли муж­чи­на­ми, а эти но­вые ма­лень­кие мар­ки де­ла­ют­ся в ос­нов­ном жен­щи­на­ми. То есть брил­ли­ан­ты сно­ва ста­ли луч­ши­ми дру­зья­ми де­ву­шек, но уже со­вер­шен­но по-дру­го­му — но ведь и все тра­ди­ци­он­ное сей­час вы­гля­дит несколь­ко ина­че Не то что­бы 10 лет на­зад в этом биз­не­се не бы­ло мо­ло­дых жен­щин. Бо­лее то­го, при­мер­но 10 лет на­зад они и ста­ли в нем за­мет­ны. Но это бы­ли жен­щи­ны из се­мей, свя­зан­ных с люк­со­вым про­из­вод­ством, и да­же имен­но юве­лир­ным, та­кие как Гайя Ре­пос­си из се­мьи, вла­дев­шей ту­рин­ским юве­лир­ным до­мом Repossi, или Дель­фи­на Де­лет­т­ре из се­мьи Фен­ди. И для жен­щин этой пер­вой юве­лир­ной вол­ны, вы­рос­ших внут­ри люк­со­во­го ми­ра ( Дель­фи­на, на­при­мер, ста­жи­ро­ва­лась в кутюр­ном ате­лье Chanel у Ла­гер­фель­да, ко­то­рый ра­бо­та­ет с Fendi уже больше 50 лет), это был есте­ствен­ный шаг. При­мер­но то­гда же воз­ник­ла и дру­гая груп­па но­вых юве­лирш: это бы­ли жен­щи­ны, для ко­то­рых со­зда­ние укра­ше­ний бы­ло спо­со­бом свет­ской са­мо­пре­зен­та­ции, та­кие воз­ни­ка­ют в раз­ных об­ла­стях и так же лег­ко ис­че­за­ют. Но сей­час в этот биз­нес при­шли со­всем дру­гие жен­щи­ны — что на­зы­ва­ет­ся, « обычные », и в этом сло­ве мно­же­ство но­вых по­ло­жи­тель­ных смыс­лов.

У мо­ло­дых жен­щин но­вой юве­лир­ной вол­ны са­мый раз­ный бэк­гра­унд — у кого- то ху­до­же­ствен­ный, у кого- то ар­хи­тек­тур­ный, а у кого- то да­же и не гу­ма­ни­тар­ный, они ред­ко на­чи­на­ют имен­но с юве­лир­но­го, но все рас­смат­ри­ва­ют свой юве­лир­ный бренд как про­фес­си­о­наль­ное де­ло.

Сти­ли­сти­че­ски эти но­вые брен­ды ча­ще вы­би­ра­ют ми­ни­ма­лизм, бру­та­лизм, адап­ти­ро­ван­ные го­ти­ку/ба­рок­ко, эт­ни­ку, опять же адап­ти­ро­ван­ную, но в лю­бом слу­чае все лю­бят со­еди­нять дра­го­цен­ное с недра­го­цен­ным, тра­ди­ци­он­ное юве­лир­ное с нетра­ди­ци­он­ным, а так­же де­лать укра­ше­ния, при­год­ные для раз­но­го рода транс­фор­ма­ций. Так при­мер­но очер­чи­ва­ет­ся об­щее про­стран­ство, внут­ри ко­то­ро­го судь­ба каждой мар­ки уже за­ви­сит от ост­ро­умия и ори­ги­наль­но­сти ее создателей, а так­же от спе­ци­фи­че­ских ха­рак­те­ри­стик, свя­зан­ных с но­вой ре­аль­но­стью. И вот при­ме­ры.

Ми­ни­ма­лизм сей­час в этой ни­ше — од­но из глав­ных ле­кал. Все делают про­стые ак­ку­рат­ные штуч­ки, во всех вит­ри­нах что- то то­нень­кое и ма­лень­кое, про­зрач­ное, гео­мет­рич­ное или ани­ма­ли­стич­ное, но, глав­ное, ми­лое и по­нят­ное: ша­ри­ки, сер­деч­ки, жем­чу­жин­ки, ли­сти­ки, ка­муш­ки и пр. Ес­ли вста­вить это в зо­ло­то, то вот, соб­ствен­но, уже и юве­лир­ный бренд. Но тут на­чи­на­ет­ся са­мое важ­ное: нуж­но добавить что- то, что вы­де­лит твои жем­чу­жи­ны и ли­сти­ки сре­ди ты­сяч дру­гих, что заставит кли­ен­тов их от­ли­чать и вы­би­рать. Это мо­жет быть ма­лень­кая смеш­ная ви­шен­ка, как, на­при­мер, у ан­глий­ско­го брен­да Frances Wadsworth Jones, хо­зяй­ка ко­то­ро­го Фр­эн­сис Уорд­сворт Джонс при­ду­ма­ла де­лать не про­сто жем­чу­жи­ны на изящ­ной це­поч­ке, а жем­чу­жи­ны в оч­ках, с гу­ба­ми, в ко­роне и с дру­гой ани­ма­ци­ей, и уже по­па­ла с ни­ми на лон­дон­скую неде­лю мо­ды, в мод­ные шоу- ру­мы — и толь­ко что по­яви­лась в ЦУМе. Или аме­ри­кан­ка Диана Кор­да, ко­то­рая де­ла­ет сти­ли­зо­ван­ные аму­ле­ты, и фир­мен­ный аму­лет Diane Kordas в ви­де мол­нии с до­рож­кой камней.

Diane Kordas

Frances Wadsworth Jones

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.