Чиж в ру­ке

Оль­га Волкова о са­мом неза­тей­ли­вом пи­том­це

Kommersant Weekend - - дорогие удовольствия -

Чи­жик- пы­жик, где ты? Не «где ты был» — это- то мы зна­ем: и про вод­ку зна­ем, и про Фон­тан­ку. И во­об­ще — ты был вез­де, клет­ка с чи­жи­ком, он же чиж обык­но­вен­ный, он же Spinus spinus, ви­се­ла в каж­дом при­лич­ном рос­сий­ском до­ме. И не толь­ко в при­лич­ном: ве­се­лые и по­кла­ди­стые чи­жи во­ди­лись и в дво­рян­ских особ­ня­ках, и в сту­ден­че­ских ка­мор­ках, и в ка­ба­ках, и в кло­пов­ни­ках по­сто­я­лых дво­ров, и да­же в со­всем уж и ма­ло­по­чтен­ных за­ве­де­ни­ях ти­па бор­де­ля. Чи­жи­ка мож­но счи­тать наи­бо­лее де­мо­кра­тич­ным изо всех до­маш­них пи­том­цев. Сло­вом, с «где ты был» нам все по­нят­но.

А вот где ты сей­час? Ми­лый чи­жик по­чти вы­тес­нен из на­ших до­мов и сер­дец — спер­ва жел­тень­ки­ми ка­на­рей­ка­ми, а по­том вся­ки­ми неве­ро­ят­ны­ми эк­зо­та­ми ти­па по­пу­га­ев ара и про­че­го в этом ду­хе. Ко­неч­но, яр­кий ара вы­гля­дит ку­да на­ряд­нее скромного чи­жи­ка, да и ро­стом этот по­пу­га­и­ще по­чти в пол­че­ло­ве­ка. Но вы когда- ни­будь слы­ша­ли, как по­ет тот же ара? Он, зна­е­те ли, не по­ет, а орет, при­чем пре­про­тив­ней­шим об­ра­зом...

А чи­жик имен­но что по­ет, и очень при­ят­но. Не как со­ло­вей, нет — пес­ня чи­жи­ка про­ще и неза­тей­ли­вее, за­то она ми­лее и уют­нее изыс­кан­ных со­ло­вьи­ных тре­лей. То есть ес­ли со­ло­вей — это опер­ная ди­ва, то чи­жик — та­лант­ли­вый со­сед­ский маль­чиш­ка с ги­та­рой, в ко­то­ро­го влюб­ле­ны все од­но­класс­ни­цы.

В фи­зи­че­ском плане чиж — су­ще­ство суб­тиль­ное на­столь­ко, что его га­ба­ри­ты при­бли­жа­ют­ся к от­ри­ца­тель­ным ве­ли­чи­нам: в нем все­го око­ло 14 грам­мов жи­во­го ве­са и с де­сять сан­ти­мет­ров ро­ста. Да и окрас чи­жи­ка скром­ный, со­сто­я­щий из неброс­ких от­тен­ков зе­ле­но- жел­то- се­ро­го цве­та. Прав­да, у сам­ца на го­ло­ве есть еще и маленькая чер­ная ша­поч­ка и что- то ти­па чер­ной же бо­род­ки, и все рав­но осо­бо эф­фект­ной внеш­ность этой птич­ки не на­зо­вешь. Впро­чем, внеш­ность чи­жу нуж­на не для кра­со­ты, а для мас­ки­ров­ки, и в этом смыс­ле он по­кра­шен наи­луч­шим об­ра­зом: в ле­су его за­ме­тить труд­но.

Скром­ный род­ствен­ник щег­ла и ка­на­рей­ки, их со­брат по се­мей­ству вьюр­ко­вых, наш Spinus spinus, к сча­стью, не от­но­сит­ся к ред­ким пти­цам: в ле­сах на­шей с ва­ми Евра­зии чи­жи­ков не мень­ше, чем, на­при­мер, бе­лок. И, как и бел­ки, чи­жи не стес­ня­ют­ся по­яв­лять­ся на дач­ных участ­ках или да­же в го­род­ских пар­ках. Сби­ва­ют­ся в ма­лень­кие стай­ки и, си­дя на вет­ках или пор­хая меж­ду де­ре­вья­ми, непре­стан­но де­лят­ся друг с дру­гом но­во­стя­ми. Их са­мое лю­би­мое сло­во зву­чит по­хо­же на « чи­лик » или « чи­ж­ж­жи » — ви­ди­мо, по­это­му их и на­зва­ли чи­жи­ка­ми. А еще они говорят « цви- цви », « пи-ли », « ти­ли- ти » , « чул- ки » и мно­го че­го еще — очень болт­ли­вые пер­на­тые. Вер­нее, не болт­ли­вые, а об­щи­тель­ные, что пре­крас­но из­вест­но каж­до­му вла­дель­цу этой скром­ной птич­ки.

По­ми­мо тро­га­тель­но­го, на­ве­ва­ю­ще­го ро­ман­ти­че­ские меч­та­ния пе­ния у чи­жа есть и дру­гие до­сто­ин­ства, глав­ное из ко­то­рых — его уди­ви­тель­ный ха­рак­тер. Эта кро­шеч­ная и со­вер­шен­но без­за­щит­ная птич­ка так и не ста­ла чрез­мер­но осто­рож­ной и по­до­зри­тель­ной — на­про­тив, она из­вест­на сво­ей неве­ро­ят­ной до­вер­чи­во­стью и да­же доб­ро­той.

Обыч­ный чиж бес­пе­чен на­столь­ко, что его от­но­си­тель­но про­сто пой­мать — как имен­но, рас­ска­зы­вать мы тут луч­ше не бу­дем, по­то­му что за­чем же ло­вить воль­но­го чи­жа, когда его мож­но ку­пить у за­вод­чи­ка, при­чем все­го руб­лей за 200– 500, ну или за ты­ся­чу, ес­ли он об­ла­да­ет осо­бо выдающимися во­каль­ны­ми дан­ны­ми? Хо­тя, с дру­гой сто­ро­ны, на во­ле чи­жи жи­вут от си­лы два- три го­да, за­то в клет­ке этот ма­лыш за­про­сто про­по­ет все де­сять, а то и пят­на­дцать лет.

Од­на­ко от­ку­да бы ни взялся у вас чи­жик — пой­ма­ли ли вы воль­ную пти­цу в ку­стах или же ку­пи­ли его у за­вод­чи­ка,— мо­же­те быть прак­ти­че­ски уве­ре­ны: вы до­воль­но быст­ро ста­не­те дру­зья­ми. По­то­му что да­же со­вер­шен­но ди­кий чиж не бу­дет изоб­ра­жать гор­до­го пле­нен­но­го ор­ла: для при­ли­чия па­ру ча­сов по­вол­но­вав­шись и по­ме­тав­шись по клет­ке, он возь­мет себя в ру­ки, успо­ко­ит­ся и при­мет­ся за еду. День-два — и он пе­ре­ста­нет пу­гать­ся под­хо­дя­щих к клет­ке лю­дей. Еще па­ра дней, мак­си­мум неделя — и нач­нет петь. Сло­вом, не прой­дет и ме­ся­ца, как рож­ден­ный сво­бод­ным чи­жик ста­нет ве­сти себя так, слов­но клет­ка для него дом род­ной, а лю­ди — са­мые лю­би­мые и до­ро­гие род­ствен­ни­ки.

Та­кая бес­печ­ность — это у чи­жей во­все не от глу­по­сти, а, ско­рее, от пе­ре­из­быт­ка оп­ти­миз­ма, поз­во­ля­ю­ще­го этим ве­се­лым птич­кам быть до­воль­ны­ми тем, что у них есть. А эта за­вид­ная спо­соб­ность сви­де­тель­ству­ет о боль­шом уме.

Не ду­май­те, что для чи­жа все лю­ди на од­но ли­цо: эта кро­ха пре­крас­но от­ли­ча­ет сво­их от чу­жих. Чу­жие ему, ско­рее все­го, бу­дут ли­бо по­до­зри­тель­ны, ли­бо без­раз­лич­ны, за­то сво­им он все­гда рад, при­чем обыч­но он не стес­ня­ет­ся эту свою ра­дость де­мон­стри­ро­вать. При при­бли­же­нии любимого хо­зя­и­на чи­жик при­ни­ма­ет­ся гром­ко ще­бе­тать и тро­га­тель­но су­е­тить­ся — пры­га­ет, чи­ри­ка­ет и на­гляд­но ли­ку­ет. И не на­до ду­мать, что он вуль­гар­но ждет уго­ще­ния, нет, он бу­дет рад вас ви­деть, да­же когда его кор­муш­ка пол­на от­бор­ных се­ме­чек. Сло­вом, он вас лю­бит со­вер­шен­но бес­ко­рыст­но и он го­тов вас вся­че­ски об­лас­кать. По­си­деть у хо­зя­и­на на го­ло­ве? За­про­сто! По­иг­рать ва­ши­ми во­ло­сам? С удо­воль­стви­ем! Неж­но по­кле­вать че­ло­ве­че­ские бро­ви или уши? Лег­ко! Чиж все­гда рад по­хо­дить по ва­ше­му пле­чу, а ес­ли поз­во­ли­те, он может при­лечь по­спать в ва­ших ла­до­нях. Боль­шин­ство чи­жей пре­спо­кой­но вы­ле­та­ют по­гу­лять по до­му, а по­том по ко­ман­де воз­вра­ща­ют­ся в свой до­мик.

Чи­жи чрез­вы­чай­но дру­же­люб­ны, об­щи­тель­ны, по­кла­ди­сты и на­столь­ко всем до­воль­ны, что да­же не стре­мят­ся улиз­нуть в открытую фор­точ­ку. Ну а слу­чай­но вы­брав­ше­го­ся, на­при­мер, на бал­кон чи­жи­ка нетруд­но за­звать об­рат­но — сто­ит лишь на­сы­пать на ла­донь ка­кую-ни­будь вкус­ность, и бег­лец, ско­рее все­го, тут же ки­нет­ся под­креп­лять­ся. Од­на­ко это во­все не зна­чит, что хо­зя­ин чи­жа дол­жен ста­но­вит­ся таким же бес­печ­ным, как его пи­то­мец,— вы­пус­кая птич­ку по­ле­тать по до­му, все ок­на все же сто­ит про­ве­рить. Да, чиж вро­де бы не по­мыш­ля­ет о по­бе­ге, но за­чем же его ис­ку­шать? И еще чи­жа луч­ше не до­пус­кать до кух­ни — вдруг лег­ко­мыс­лен­ной и лю­бо­пыт­ной птич­ке за­хо­чет­ся, на­при­мер, заглянуть в ки­пя­щую на пли­те ка­стрю­лю? А ей за­хо­чет­ся, мо­же­те не со­мне­вать­ся: чи­жи­ки во­об­ще пол­ны эн­ту­зи­аз­ма, им все ин­те­рес­но. Они и в клет­ке все вре­мя чем- то за­ня­ты — пры­га­ют, вер­тят­ся, ска­чут по стен­кам, по­ви­са­ют вниз го­ло­вой. И, ко­неч­но, по­ют, при­чем по­чти круг­лый год, пре­ры­ва­ясь раз­ве что на линь­ку.

Опи­сы­вать сло­ва­ми чье- то пе­ние — за­ня­тие небла­го­дар­ное. Вот я и не бу­ду, ска­жу толь­ко, что по­ют чи­жи вполне бла­го­звуч­но — ко­му- то их тре­ли на­по­ми­на­ют тихую скрип­ку, ко­му- то — жур­ча­ние ру­чей­ка. Их ре­пер­ту­ар до­воль­но раз­но­об­ра­зен, по­то­му что по­ми­мо ис­пол­не­ния ме­ло­дий соб­ствен­но­го со­чи­не­ния они еще и пре­крас­но ко­пи­ру­ют си­ниц, ка­на­ре­ек, ов­ся­нок, щег­лов или ко­го по­лу­чит­ся. А их сла­дост­ная пе­сен­ка обыч­но за­кан­чи­ва­ет­ся вне­зап­но — вдруг ме­ло­дия пре­ры­ва­ет­ся рез­ким « чррр» или « чи­ж­ж­жик!». И ти­ши­на. Вы­ступ­ле­ние за­вер­ше­но. По край­ней ме­ре, на ка­кое- то вре­мя, ну а там уж как пой­дет: воз­мож­но, под­кре­пив­шись и пе­ре­дох­нув, чи­жик ре­шит ис­пол­нить что-ни­будь еще.

Что ка­са­ет­ся сов­ме­сти­мо­сти чи­жа с про­чи­ми до­маш­ни­ми пи­том­ца­ми, то тут осо­бых про­блем нет: чиж чрез­вы­чай­но ужив­чив. Ра­зу­ме­ет­ся, бы­ло бы недаль­но­вид­но са­жать чи­жа в од­ну клет­ку с кон­до­ром, а вот с раз­ной пти­чьей неза­ди­ри­стой ме­люз­гой ти­па щег­ла он, ско­рее все­го, по­ла­дит. Ну а что ка­са­ет­ся со­бак и осо­бен­но ко­шек, то тут на­до быть осто­рож­нее: чи­жик бы и с ни­ми по­дру­жил­ся, но вот что ду­ма­ют о по­доб­ной друж­бе со­ба­ки и осо­бен­но кош­ки?

Тех­ни­че­ская сто­ро­на со­дер­жа­ния чи­жа не пред­став­ля­ет ни­ка­ких про­блем: ему не ну­жен огром­ный во­льер, вполне до­ста­точ­но нор­маль­ной, сред­них раз­ме­ров клет­ки, обо­ру­до­ван­ной до­ми­ком и жер­доч­ка­ми, по ко­то­рым шуст­рой пи­чуж­ке бу­дет при­ят­но пры­гать. В ка­че­стве сво­е­го ро­да иг­ру­шек чи­жи­ку при­го­дят­ся сухие травинки, пе­рыш­ки, мох — он бу­дет пе­ре­би­рать эти со­кро­ви­ща и пе­ре­кла­ды­вать их с ме­ста на ме­сто, со­об­ра­зу­ясь со сво­и­ми эс­те­ти­че­ски­ми за­про­са­ми.

Чиж очень чи­сто­пло­тен, он лю­бит ку­пать­ся, по­это­му в его клет­ке долж­но быть две ем­ко­сти с во­дой — од­на для пи­тья, дру­гая для бан­ных про­це­дур. Ко­неч­но, нуж­на ему и кор­муш­ка, на­пол­нен­ная зер­но­вой сме­сью из зо­о­ма­га­зи­на. Мож­но пред­ло­жить чи­жу ли­стик са­ла­та, ку­со­чек яб­ло­ка и мор­ко­ви, ино­гда крош­ку ва­ре­но­го яйца… В об­щем, ни­че­го эк­зо­ти­че­ско­го он у вас не по­про­сит. А вы все­го лишь долж­ны ме­нять ему во­ду, чи­стить клет­ку и по­боль­ше с ним об­щать­ся — жить в оди­но­че­стве чи­жи­ки не лю­бят, им скуч­но. Так что, ес­ли у вас нет воз­мож­но­сти уде­лять ва­ше­му пи­том­цу до­ста­точ­но вни­ма­ния, за­ве­ди­те ему по­друж­ку. Прав­да, па­ра чи­жи­ков может вдруг на­чать раз­мно­жать­ся, нево­ля в этом де­ле им ча­сто во­все не ме­ша­ет. И вот как- то так, неза­мет­но, вы из ка­ко­го- ни­будь ба­наль­но­го топ- ме­не­дже­ра или оли­гар­ха пре­вра­ти­тесь в за­вод­чи­ка чи­жи­ков, и ва­ша жизнь об­ре­тет под­лин­ный смысл.

Чиж бу­дет рад вас ви­деть, да­же когда его кор­муш­ка пол­на от­бор­ных се­ме­чек

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.