Го­речь Огур­цо­ва

Та­тья­на Але­ши­че­ва о Джи­ме Кэр­ри в сериале «Шу­чу »

Kommersant Weekend - - Сериалы -

Ка­бель­ный ка­нал Showtime по­ка­зы­ва­ет дра­му про груст­но­го кло­у­на в ис­пол­не­нии Джи­ма Кэр­ри, со­здан­ную сце­на­ри­стом «Ко­ся­ков » Дей­вом Холь­стей­ном и Ми­ше­лем Гон­дри

Мис т ер П ик лз , по- на­ше­му, Огур­цов ( Джим Кэр­ри),— ве­ду­щий по­пу­ляр­ней­ше­го дет­ско­го шоу «Вре­мя ку­кол» на те­ле­ви­де­нии, эта­кий те­ле­нянь, ко­то­рый « вы­рас­тил вас, ва­ше­го сы­на и ва­ше­го при­ем­но­го сы­на со сво­е­го ди­ва­на в сту­дии ». Во­круг пе­ре­да­чи кру­тит­ся ли­цен­зи­ро­ван­ная ин­ду­стрия на сто мил­ли­о­нов дол­ла­ров, про­да­ю­щая филь­мы, иг­руш­ки и книж­ки, толь­ко вот сам Джефф Пи­клз/ Пик­ки­рил­ло, ка­жет­ся, по­ло­мал­ся. Год на­зад в ав­то­ка­та­стро­фе по­гиб его сын Фил — из- за взбе­сив­ше­го­ся све­то­фо­ра в ма­ши­ну его же­ны, ко­то­рая вез­ла сы­но­вей- близ­не­цов в шко­лу, въе­хал гру­зо­вик. Джил Пик­ки­рил­ло и вто­рой близ­нец Уилл в аварии не по­стра­да­ли, но счаст­ли­вая се­мей­ная жизнь Огур­цо­вых рух­ну­ла. Джил на­до­е­ло чи­тать со­бо­лез­но­ва­ния, ад­ре­со­ван­ные исключительно Джеф­фу, так что она за­бра­ла Уил­ла и ушла. Те­перь Джефф — вос­крес­ный папа и по­пу­ляр­ная те­лезвез­да без се­мьи, за­то с про­грес­си­ру­ю­щим нев­ро­зом. И то ска­зать: Джил за­ве­ла лю­бов­ни­ка, а Уилл на­шел дру­зей по­взрос­лее, с ко­то­ры­ми ку­рит дурь на мо­ги­ле брата- близ­не­ца.

Вся эта ис­то­рия вро­де бы лишь оче­ред­ной па­ра­фраз клас­си­че­ско­го сюжета про груст­но­го кло­у­на. Со­всем недав­но мы уже ви­де­ли по­хо­жее шоу « Уми­рая со сме­ху » про неза­дач­ли­вых стен­да­пе­ров, где Джим Кэр­ри был про­дю­се­ром, а в ка­че­стве од­но­го из сце­на­ри­стов вы­сту­пал Дейв Холь­стейн, со­чи­нив­ший и ны­неш­ний сериал. Но в «Шу­чу » ма­стер- класс ак­тер­ско­го бы­то­ва­ния в кад­ре да­ет сам Кэр­ри, по боль­шо­му сче­ту впер­вые об­ра­тив­ший­ся к те­ле­ви­зи­он­ной дра­ма­тур­гии и, как мно­гие име­ни­тые гол­ли­вуд­ские ли­це­деи, на­шед­ший на ТВ от­ду­ши­ну и по­ле для ма­нев­ра. От него в этой роли глаз не ото­рвать — ка­жет­ся, впер­вые со вре­мен «Веч­но­го си­я­ния чи­сто­го ра­зу­ма », их преды­ду­ще­го сов­мест­но­го с Гон­дри де­ти­ща, Кэр­ри иг­ра­ет все­рьез. Толь­ко здесь ре­жис­сер и ак­тер вы­сту­па­ют на гра­ни фо­ла, вся­кий раз под­пус­кая в шоу ци­низ­ма и уга­ра, ко­гда оно ста­но­вит­ся слиш­ком ро­ман­тич­ным,— что­бы мы, не дай бог, не по­ду­ма­ли, что они неж­ные. Чего сто­ит од­на сце­на на кон­серв­ном за­во­де, где пе­ре­бра­сы­ва­ют­ся ре­пли­ка­ми ра­бот­ни­цы, за­ка­ты­ва­ю­щие ма­ри­но­ван­ные огур­цы в бан­ки. «Вот смот­рю я на эти огур­цы, и все вре­мя вспо­ми­наю по­гиб­ше­го па­рень­ка Пи­кл­зов…» — «Как те­бе это уда­лось, Шей­ла, мать твою! Те­перь, гля­дя на них, я то­же не смо­гу думать ни о чем дру­гом — ты на­все­гда ис­пор­ти­ла для ме­ня огур­цы!»

Те­перь по­ло­же­ние дел та­ко­во: есть ми­стер Пи­клз — доб­рый нянь из те­ле­ви­зо­ра, ко­то­ро­му пол­стра­ны до­ве­ря­ет сво­их де­тей, и есть склон­ный к депрессии, за­мо­ро­чен­ный Джефф Пик­ки­рил­ло с раз­би­тым серд­цем. Они ни в ко­ем слу­чае не долж­ны пе­ре­сечь­ся, ведь это мо­жет на­вре­дить обо­им. Но Джефф, по инер­ции тя­ну­щий лям­ку, внут­ри уже пе­ре­ро­дил­ся: те­перь он мечтает де­лать шоу о смер­ти и одо­ле­ва­ет этим сво­е­го отца Се­ба (Фр­энк Лан­гел­ла), про­дю­се­ра «Вре­ме­ни ку­кол», ко­то­рый толь­ко и хо­чет, что удер­жать се­мей­ное пред­при­я­тие на пла­ву. Но Джеф­фу шлея под хвост по­па- ла: « Каж­дый ре­бе­нок в Аме­ри­ке, слу­чись что- то ужас­ное, дол­жен сде­лать вид, что ни­че­го это­го нет. Но де­ти и так зна­ют, что небо го­лу­бое — по­ка оно не нач­нет на них па­дать! Я хо­чу по­го­во­рить с ни­ми о том, что у ма­мы и па­пы и всех, ко­го они ко­гда- ни­будь лю­би­ли, есть срок годности».— «То­гда они пе­ре­ста­нут пить мо­ло­ко », — уре­зо­ни­ва­ет сво­е­го рас­по­я­сав­ше­го­ся сы­на Себ. Но Джефф, сам при­дав­лен­ный сва­лив­шим­ся небом, зна­ет, что, ес­ли с детьми не го­во­рить об их чувствах, они ста­но­вят­ся ти­хи­ми, а по­том имен­но эти де­ти по­явят­ся на ТВ в по­ли­цей­ских свод­ках.

Де­ти — это, ко­неч­но, мы. Это с на­ми Джим Кэр­ри, недав­но пе­ре­жив­ший ги­бель близ­кой по­дру­ги, и его ве­се­лые со­ав­то­ры хо­тят по­го­во­рить о смер­ти и опы­те пе­ре­жи­ва­ния потери, ведь ни­кто не за­стра­хо­ван ни от чего. Вы­хо­дит смеш­но, буд­то по Харм­су: «Ти­ка­ке­ев вы­хва­тил из ко­шел­ки са­мый боль­шой огу­рец и уда­рил им Ко­ра­ты­ги­на по го­ло­ве. Ко­ра­ты­гин схва­тил­ся ру­ка­ми за го­ло­ву, упал и умер. Вот ка­кие боль­шие огур­цы про­да­ют­ся те­перь в ма­га­зи­нах!» «Kidding », Aggregate Films, 2018—

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.