Без чет­вер­ти весь

Ан­на Тол­сто­ва о ре­тро­спек­ти­ве Брей­ге­ля в Вене

Kommersant Weekend - - Выставки -

В Му­зее ис­то­рии ис­кус­ства в Вене от­кры­лась пер­со­наль­ная вы­став­ка Пи­те­ра Брей­ге­ля Стар­ше­го (1525/30–1569). Пер­вая в ис­то­рии: хруп­кие брей­ге­лев­ские ра­бо­ты, рас­се­ян­ные по все­му Ста­ро­му и Но­во­му Све­ту, во­об­ще неча­сто пу­те­ше­ству­ют. Сен­са­ци­он­ная рет­ро­спек­ти­ва го­то­ви­лась бо­лее ше­сти лет к юби­лею — 9 сен­тяб­ря 2019 го­да ис­пол­нит­ся 450 лет со дня смер­ти великого ни­дер­ланд­ско­го ху­дож­ни­ка. Честь на­чать празд­но­ва­ния вы­па­ла вен­ско­му Kunsthistorisches — са­мо­му боль­шо­му со­бра­нию живописи Брей­ге­ля Стар­ше­го в ми­ре

В Му­зее ис­то­рии ис­кус­ства в Вене — в си­лу габс­бург­ских гео­по­ли­ти­че­ских и эс­те­ти­че­ских ин­те­ре­сов — хра­нит­ся 12 кар­тин Брей­ге­ля. Се­го­дня ему, Стар­ше­му и Му­жиц­ко­му, ро­до­на­чаль­ни­ку ди­на­стии раз­но­об­раз­ных Брей­ге­лей — Млад­ших, Ад­ских, Рай­ских, Цве­точ­ных, Бар­хат­ных и вся­ких про­чих,— при­пи­сы­ва­ет­ся око­ло 40 жи­во­пис­ных и око­ло 60 гра­фи­че­ских ра­бот. На вен­ской вы­став­ке со­бра­но три чет­вер­ти брей­ге­лев­ских кар­тин и при­мер­но по­ло­ви­на ри­сун­ков ( утра­чен­ное и нетранс­пор­та­бель­ное пред­став­ле­но с по­мо­щью гра­вюр, вы­пус­кав­ших­ся ант­вер­пен­ским пе­чат­ни­ком Ие­ро­ни­мом Ко­ком, для ко­то­ро­го, соб­ствен­но, и ри­со­вал Брей­гель). Да­же эта про­стая ариф­ме­ти­ка де­ла­ет ре­кла­му юби­лей­но­го про­ек­та из­лиш­ней.

Впро­чем, сто­ит все же кое- что до­ба­вить. На­при­мер, что тут со­бра­ны вме­сте че­ты­ре из пя­ти со­хра­нив­ших­ся до на­ших дней кар­тин се­рии «Вре­ме­на го­да »: к трем вен­ским, « Воз­вра­ще­нию стад », « Су­мрач­но­му дню » и « Охот­ни­кам на сне­гу », при­со­еди­нил­ся « Се­но­кос » из Лоб­ко­виц­ко­го двор­ца в Пра­ге, не хва­та­ет толь­ко « Жат­вы » из Мет­ро­по­ли­тен. Са­мое вре­мя вклю­чать Ви­валь­ди, но на вы­став­ке, слава бо­гу, из­бе­га­ют де­ше­вых спе­ц­эф­фек­тов. Что по­ми­мо Брей­ге­ля на­тур­фи­ло­соф­ско­го тут по­чти ис­чер­пы­ва­ю­щим об­ра­зом пред­став­лен Брей­гель апо­ка­лип­ти­че­ский — с «Три­ум­фом Смер­ти» из Пра­до и «Бе­зум­ной Гре­той» из ант­вер­пен­ско­го Му­зея Май­ер ван ден Берг: бос­хи­ан­ские ужа­сы до­сти­га­ют та­кой кон­цен­тра­ции, что не сра­зу вспо­ми­на­ешь про от­сут­ству­ю­щее в Вене «Па­де­ние ан­ге­лов» из Брюс­се­ля. Кро­ме то­го, в Kunsthistorisches встре­ти­лись обе бес­спор­но Брей­ге­ле­вы «Ва­ви­лон­ские баш­ни »: с па­рад­ной вен­ской со­пер­ни­ча­ет рот­тер­дам­ская, чья ру­и­на вы­стро­е­на, мо­жет, и по­про­ще, но за­то иде­аль­но впи­са­на в не пред­ве­ща­ю­щий ни­че­го хо­ро­ше­го пей­заж с гро­зо­вы­ми ту­ча­ми, зло­ве­ще стя­ги­ва­ю­щи­ми­ся к муль­ти­линг­ви­сти­че­ско­му

дол­го­строю, и мор­ски­ми про­сто­ра­ми с де­ло­ви­то сну­ю­щи­ми ту­да- сю­да па­рус­ни­ка­ми. В риф­му к ним вы­став­ле­на и един­ствен­ная те­перь, ко­гда брюс­сель­ское «Па­де­ние Ика­ра » вы­черк­ну­ли из брей­ге­лев­ско­го oeuvre’а, при­знав ко­пи­ей с утра­чен­но­го ори­ги­на­ла, ма­ри­на — «Неа­по­ли­тан­ская га­вань » из Га­ле­реи До­риа- Пам­фи­ли в Ри­ме. Рим­скую кар­ти­ну, яв­ля­ю­щу­ю­ся так­же од­ним из немно­гих вполне ре­а­ли­сти­че­ских пей­за­жей ма­сте­ра, окон­ча­тель­но и бес­по­во­рот­но ат­ри­бу­ти­ро­ва­ли Брей­ге­лю Стар­ше­му имен­но в хо­де боль­шой на­уч­ной и ре­став­ра­ци­он­ной ра­бо­ты, пред­ше­ство­вав­шей вен­ской вы­став­ке.

Мо­жет быть, осо­бо взыс­ка­тель­ный зритель по­жа­ле­ет о том, что «Сле­пые » не по­ки­ну­ли Неа­по­ля, как пред­по­ла­га­лось вна­ча­ле, но немно­го­чис­лен­ные брей­ге­лев­ские хол­сты очень уяз­ви­мы, а « Прит­ча о сле­пых » и « Ми­зан­троп » из Му­зея Ка­по­ди­мон­те на­пи­са­ны как раз на хол­сте. Мо­жет быть, осо­бо при­дир­чи­вые ста­нут до­са­до­вать на то, что Брей­ге­лев «мир вверх тор­маш­ка­ми» пред­став­лен не во всей пол­но­те сво­е­го жут­ко­ва­то- ве­се­ло­го об­э­ри­ут­ско­го безу­мия, по­то­му что «Фла­манд­ские по­сло­ви­цы » из Кар­тин­ной га­ле­реи в Бер­лине не при­е­ха­ли в го­сти к вен­ским « Бит­ве Мас­ле­ни­цы и По­ста » и « Дет­ским иг­рам ». Да и «Стра­на лен­тя­ев» оста­лась в Мюн­хене. Но за­то из Ста­рой пи­на­ко­те­ки в Мюн­хене при­вез­ли « Го­ло­ву кре­стьян­ки », ко­то­рую оши­боч­но на­зы­ва­ют един­ствен­ным брей­ге­лев­ским порт­ре­том (что невер­но — речь все­го лишь об эс­ки­зе к ка­ко­му- то из « кре­стьян­ских » сю­же­тов, оби­лие ко­их в позд­ние го­ды и при­нес­ло Брей­ге­лю про­зви­ще Му­жиц­ко­го). Во­об­ще же пре­лесть вы­став­ки — в не са­мых из­вест­ных ве­щах вро­де кро­шеч­но­го тон­до «Пья­ни­ца, за­пи­ра­е­мый в сви­нар­ни­ке » из част­ной кол­лек­ции или тра­ги­че­ской гри­зайль­ной «Смер­ти Ма­рии» из Ап­тон-ха­у­са. И ко­неч­но, в возможности ви­деть жи­вьем ри­сун­ки — и ран­ние, пей­заж­ные, сде­лан­ные от­ча­сти в ита­льян­ских пу­те­ше­стви­ях и вы­да­ю­щие по­черк про­фес­си­о­наль­но­го ми­ни­а­тю­ри­ста, и та­кие за­гад­ки позд­не­го Брей­ге­ля, как «Пче­ло­во­ды» в сюр­ре­а­ли­сти­че­ских ска­фанд­рах из иво­во­го пру­та, при­ве­зен­ные из бер­лин­ско­го Гра­вюр­но­го ка­би­не­та.

Ка­за­лось бы, насто­я­щий празд­ник под­лин­ни­ков в эпо­ху все­воз­мож­ных муль­ти­ме­дий­ных шоу « ожив­ших по­ло­тен » , од­на­ко « Брей­гель » , ра­ди ко­то­ро­го по­тес­ни­ли по­сто­ян­ную экс­по­зи­цию

«Охот­ни­ки на сне­гу», 1565

«Се­но­кос», 1565

«Зим­нее по­кло­не­ние волх­вов», 1563

«Дет­ские иг­ры», 1560

«Три­умф Смер­ти», 1562

«Неа­по­ли­тан­ская га­вань», око­ло 1563

«Иску­ше­ние свя­то­го Ан­то­ния», 1556

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.