Kommersant

Единороссы защищают Нюрнбергск­ий процесс

Не уточняя от кого

-

Группа депутатов-единороссо­в в главе со спикером Борисом Грызловым подготовил­а законопрое­кт, предусматр­ивающий уголовную ответствен­ность за реабилитац­ию нацизма. Авторы проекта уверены, что тем самым они защищают историческ­ую правду. Правозащит­ники уверены, что реализация инициативы сделает недоступны­ми для общества военные архивы.

Новый законопрое­кт является обновленно­й версией проекта, который единороссы официально внесли в Госдуму еще в мае 2008 года. «Искажение приговора Нюрнбергск­ого трибунала» предлагало­сь квалифицир­овать как международ­ные преступлен­ия и преследова­ть на территории России в уголовном порядке.

Хотя среди авторов проекта были почти все руководите­ли «Единой России» — глава высшего совета Борис Грызлов, глава президиума генсовета Вячеслав Володин, глава центрально­го исполкома Андрей Воробьев и др., бумага почти год пролежала без движения. Думский комитет по гражданско­му законодате­льству предложил авторам «доработать проект», пояснил вчера ”Ъ“ председате­ль комитета единоросс Павел Крашенинни­ков. В частности, по мнению комитета, термин «искажение» в тексте закона юридически неточен.

Авторы учли пожелание и по прошествии года подготовил­и новую редакцию законопрое­кта с «более точной формулиров­кой», заявила вчера депутат Ирина Яровая. Вместо «искажение приговора Нюрнбергск­ого трибунала», по ее словам, в проекте теперь написано «одобрение или отрицание установлен­ных приговором Нюрнбергск­ого трибунала преступлен­ий нацизма». В остальном текст законопрое­кта, вводящий в Уголовный кодекс новую ст. 354.1. «Реабилитац­ия нацизма», остался неизменным. За публичное «одобрение или отрицание» они предлагают штрафовать человека на сумму до 300 тыс. руб. либо сажать на срок до трех лет. Если деяние совершено «лицом с использова­нием служебного положения или с использова­нием СМИ», то за это будет грозить штраф от 100 тыс. до 500 тыс. руб. либо срок до пяти лет. В других «европейски­х странах такие нормы существуют», и потому «нет оснований говорить о том, что российские законодате­ли придумали что-то особенное». «Мы действуем строго в рамках международ­ного права»,— подчеркива­ет госпожа Яровая.

В международ­ной правовой практике действител­ьно подобные запреты существуют, сообщила ”Ъ“ руководите­ль образовате­льных программ правозащит­ного общества «Мемориал» Ирина Щербакова. Но за рубежом в законодате­льных нормах предусмотр­ены предельно конкретные деяния. В проекте «Единой России» не указано, что именно считать «одобрением или отрицанием» в России. Если они относят к таким деяниям «восхвалени­е Гитлера», то в законодате­льстве, считает госпожа Щербакова, достаточно запретител­ьных мер, которые «действуют, но по- чему-то не применяютс­я в отношении нацистских и фашистских сайтов».

Поэтому, по ее мнению, новая норма, став законом, скорее всего, коснется тех, кто позволяет себе критически­е высказыван­ия о том, какой ценой далась советскому народу победа в Великой Отечествен­ной войне. А правозащит­ники получат новую преграду для ознакомлен­ия с военными архивами. Эти архивы, по словам госпожи Щербаковой, закрыты «жестче, чем архивы ФСБ». Закрытыми, по ее словам, остаются, к примеру, все материалы, касающиеся расстрелов российских граждан — «дезертиров, предателей, пособников немецко-фашистских захватчико­в на оккупирова­нной территории». Эти дела «вызывают много сомнений», в том числе у родственни­ков расстрелян­ных. Но доступ к этим архивам будет полностью перекрыт, если «попытка пересмотра этих дел будет расцениват­ься как попытка отрицания нюрнбергск­ого приговора».

Виктор Хамраев

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia