И во­ров­ство, и вдох­но­ве­нье

На экра­нах — по­бе­ди­тель Канн­ско­го фе­сти­ва­ля-2018 В про­кат вы­шел фильм «Ма­га­зин­ные во­риш­ки» ре­жис­се­ра Хи­ро­кад­зу Кор­э­э­ды, при­нес­ший Япо­нии пя­тую в ис­то­рии по­бе­ду на Канн­ском фе­сти­ва­ле. Что сто­ит за этим успе­хом, объ­яс­ня­ет

Kommersant - - КУЛЬТУРА СПОРТ -

«М

ага­зин­ные во­риш­ки» — порт­рет мар­ги­наль­ной се­мьи, про­мыш­ля­ю­щей кто чем мо­жет, и не в по­след­нюю оче­редь кра­жа­ми в су­пер­мар­ке­тах. Да и се­мьей в на­чаль­ном смыс­ле сло­ва ее не на­зо­вешь. Ско­рее — ма­лень­кая са­мо­де­я­тель­ная ор­га­ни­за­ция, обос­но­вав­ша­я­ся в жи­лом про­стран­стве, пре­дель­но тес­ном да­же по япон­ским стан­дар­там. Сбив­ше­е­ся в куч­ку об­ще­ство непри­ка­ян­ных душ. Хо­тя по­чти все чле­ны се­мьи не брез­гу­ют об­ма­ном и вся­ки­ми мел­ки­ми ма­хи­на­ци­я­ми, а стар­шая дочь под­ра­ба­ты­ва­ет в пип-шоу, ге­рои филь­ма не толь­ко не вы­зы­ва­ют осуж­де­ния у ав­то­ров и у зри­те­лей, но вполне мо­гут слу­жить об­раз­цом мо­ра­ли. Мо­ра­ли бо­лее вы­со­кой, чем де­мон­стри­ру­ют при­лич­ные и по­чи­та­е­мые чле­ны об­ще­ства.

Ед­ва сво­дя концы с кон­ца­ми, эти «опу­щен­ные» бед­ня­ки бе­рут под свою опе­ку со­сед­скую де­воч­ку, фак­ти­че­ски вы­бро­шен­ную ро­ди­те­ля­ми на ули­цу. Они про­дле­ва­ют жизнь оди­но­кой ста­ру­хе. А сын и отец, раз­лу­чен­ные без­душ­ны­ми со­ци­аль­ны­ми служ­ба­ми, при­знав­ши­ми, что маль­чи­ку бу­дет луч­ше в дет­до­ме, ис­пы­ты­ва­ют в мо­мент про­ща­ния чув­ство та­кой ду­шев­ной бли­зо­сти, ка- кое ред­ко бы­ва­ет меж­ду ро­ди­те­ля­ми и детьми в бла­го­по­луч­ных се­мьях.

Кор­э­э­да, глав­ный пост­сен­ти­мен­та­лист со­вре­мен­но­го ки­но, имел шанс стать три­ум­фа­то­ром Канн­ско­го фе­сти­ва­ля го­раз­до рань­ше. Он участ­во­вал в его ос­нов­ном кон­кур­се це­лых пять раз на­чи­ная с 2001 го­да и еще два­жды — в кон­кур­се про­грам­мы «Осо­бый взгляд». По­лу­чить боль­шую канн­скую на­гра­ду Кор­э­э­де до по­ры до вре­ме­ни ме­шал недо­ста­ток энер­гии в его ум­ной и тон­кой ре­жис­су­ре. За­то ко­гда ре­жис­сер при­вез в Канн кар­ти­ну «Ни­кто не узна­ет» — дра­му о бро- шен­ных де­тях и их по­пыт­ках вы­жить в джун­глях ме­га­по­ли­са, это про­из­ве­ло та­кое впе­чат­ле­ние, что приз за луч­шую муж­скую роль жю­ри, про­игно­ри­ро­вав круп­ных ак­те­ров-кон­ку­рен­тов из дру­гих кон­курс­ных филь­мов, при­су­ди­ло под­рост­ку Юе Яги­ре. Эта прон­зи­тель­ная ис­то­рия бы­ла ос­но­ва­на на ре­аль­ных фак­тах, что ста­но­вит­ся ко­зы­рем и «Ма­га­зин­ных во­ри­шек», чей сю­жет на­ве­ян скан­даль­ной га­зет­ной хро­ни­кой. Кор­э­э­да про­тя­ги­ва­ет мост меж­ду эк­зи­стен­ци­аль­ной дра­мой и до­куд­ра­мой. И ши­ре — меж­ду ки­не­ма­то­гра­фом ХХ и ХХI ве­ка.

Ведь в на­ши дни, в от­ли­чие от тех, ко­гда 56-лет­ний Кор­э­э­да толь­ко на­чи­нал ре­жис­сер­скую ка­рье­ру, уже не ра- бо­та­ют мо­де­ли клас­си­че­ско­го ав­тор­ско­го ки­не­ма­то­гра­фа, да­же с жан­ро­вой под­пит­кой. Все боль­ше в мир fiction вхо­дит non-fiction, а дра­ма­тур­ги­ей и жиз­ни, и ис­кус­ства управ­ля­ют по­ли­ти­ко-эко­но­ми­че­ские кри­зи­сы. И вот вы­иг­ры­ва­ет взя­тый из жиз­ни сю­жет, во­брав­ший в се­бя всю же­сто­кость со­вре­мен­но­го ми­ро­по­ряд­ка и всю ин­стинк­тив­ную си­лу со­про­тив­ле­ния то­го, что еще оста­лось от по­ня­тий че­ло­веч­но­сти и бес­ко­ры­стия. Ма­га­зин­ные во­риш­ки — а во­все не чест­но раз­бо­га­тев­шие оли­гар­хи — ока­за­лись ге­ро­я­ми на­ше­го вре­ме­ни.

Од­на­ко све­сти Кор­э­э­ду к апо­ло­гии бла­го­род­ной бед­но­сти ни­как не уда­ет­ся, и сам ре­жис­сер ре­ши­тель­но про­ти­вит­ся это­му, де­лая рез­кие ша­ги в сто­ро­ну де­тек­тив­но-су­деб­ной дра­мы, как в филь­ме «Тре­тье убий­ство». Или за­мыш­ляя ки­но о слож­ных от­но­ше­ни­ях по­жи­лой ма­те­ри-ак­три­сы и ее до­че­ри. Этот про­ект, сна­ча­ла под на­зва­ни­ем «Прав­да о Кат­рин», а по­том про­сто «Прав­да», был анон­си­ро­ван еще до звезд­но­го ча­са Кор­э­э­ды. Боль­ше все­го в нем впе­чат­ля­ет ка­стинг: Кат­рин Де­нев, Жю­льетт Би­нош, Лю­ди­вин Са­нье, Итан Хо­ук. Как прой­дет пе­ре­сад­ка япон­ской сли­вы на ев­ро­пей­скую поч­ву, мы узна­ем че­рез год-два — ско­рее все­го, на том же Канн­ском фе­сти­ва­ле.

В на­ши дни, в от­ли­чие от тех, ко­гда 56-лет­ний Кор­э­э­да толь­ко на­чи­нал ре­жис­сер­скую ка­рье­ру, уже не ра­бо­та­ют мо­де­ли клас­си­че­ско­го ав­тор­ско­го ки­не­ма­то­гра­фа, да­же с жан­ро­вой под­пит­кой

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.