«Пти­чий лоб»

Ма­лень­кую Са­шу Зю­ки­ну спа­сет опе­ра­ция

Kommersant - - РУСФОНД RUSFOND.RU - Ва­ле­рий Па­нюш­кин, Там­бов­ская об­ласть

Че­ты­рех­ме­сяч­ная Са­ша жи­вет с ма­мой и па­пой в де­ревне Кру­тые Вы­сел­ки в Там­бов­ской об­ла­сти. У де­воч­ки рань­ше вре­ме­ни — еще в ма­те­рин­ской утро­бе — срос­лись ко­сти че­ре­па, по­это­му он пе­ре­стал рас­ти и мозг не мо­жет раз­ви­вать­ся. Ес­ли не сде­лать опе­ра­цию, Са­ша бу­дет ум­ствен­но от­ста­лой, сле­пой и глу­хой. Ес­ли сде­лать опе­ра­цию, Са­ша бу­дет раз­ви­вать­ся нор­маль­но и вско­ре ни­кто не уви­дит раз­ни­цы меж­ду ней и дру­ги­ми детьми.

Ху­же все­го бы­ло пер­вые три ча­са по­сле ро­дов. В па­ла­те ин­тен­сив­ной те­ра­пии. Еще до то­го, как по­ехать в род­дом, Ва­лен­ти­на зна­ла: что-то пошло не так. Ма­ло то­го что та­зо­вое пред­ле­жа­ние, так еще и на УЗИ вид­но: у ре­бен­ка ка­кая-то бе­да с го­ло­вой. По­это­му ке­са­ре­во се­че­ние, по­это­му сроч­но. Ва­лен­ти­на при­е­ха­ла в род­дом и лег­ла на опе­ра­ци­он­ный стол с тя­же­лым серд­цем.

Но ко­гда опе­ра­ция за­кон­чи­лась, ко­гда де­воч­ку вы­та­щи­ли, ко­гда она за­кри­ча­ла, Ва­лен­ти­на в этой по­сле­ро­до­вой про­лак­ти­но­вой и ок­си­то­ци­но­вой эй­фо­рии бы­ла счаст­ли­ва. Все хо­ро­шо! Кри­чит, жи­ва, здо­ро­ва!

Это­го сча­стья бы­ло несколь­ко ми­нут. По­том но­во­рож­ден­ную Са­шу за­бра­ли и унес­ли. Ва­лен­ти­ну пе­ре­ве­ли в па­ла­ту ин­тен­сив­ной те­ра­пии, и там аку­шер­ка ска­за­ла: «Сей­час по­дой­дет нео­на­то­лог и рас­ска­жет, что с ре­бен­ком».

Как «что с ре­бен­ком»?! Эй­фо­рию как ру­кой сня­ло. Аку­шер­ка вы­шла, а Ва­лен­ти­на ле­жа­ла бес­по­мощ­ная по­сле суб­ду­раль­но­го нар­ко­за и по­вто­ря­ла один и тот же во­прос: что с ре­бен­ком?

Она ду­ма­ла, что вот, на­вер­ное, эти несколь­ко ми­нут по­сле опе­ра­ции — это и бы­ло все то вре­мя, ко­то­рое ей вы­па­ло дер­жать Са­шу на руках. Вра­чи ведь по­че­му-то унес­ли но­во­рож­ден­ную. Там ведь с го­ло­вой бы­ла ка­кая-то бе­да. Что там на­ча­лось в го­ло­ве? Ура­ган­ный отек моз­га? Не­об­ра­ти­мые про­цес­сы? Ку­да по­нес­ли ре­бен­ка? В мла­ден­че­скую ре­ани­ма­цию? Бо­рют­ся там еще за его жизнь или уже кон­ста­ти­ро­ва­ли смерть моз­га?

Три ча­са Ва­лен­ти­на ле­жа­ла в па­ла­те ин­тен­сив­ной те­ра­пии. На­ко­нец дверь от­кры­лась, и во­шла док­тор-нео­на­то­лог. Она се­ла ря­дом с кро­ва­тью и сде­ла­ла се­рьез­ное ли­цо. И ста­ла рас­ска­зы­вать про де­фор­ма­цию че­ре­па.

«Так она жи­ва?» – по­ду­ма­ла Ва­лен­ти­на

А док­тор рас­ска­зы­ва­ла про за­кры­тый род­ни­чок.

«Жи­ва, – ду­ма­ла Ва­лен­ти­на. – Жи­ва!»

Док­тор рас­ска­зы­ва­ла про ран­нее сра­ще­ние че­реп­ных швов. «Жи­ва! Жи­ва! Жи­ва!» Док­тор про­из­но­си­ла сло­во «три­го­но­це­фа­лия» и объ­яс­ня­ла, что без опе­ра­ции, рас­кры­ва­ю­щей рань­ше вре­ме­ни за­рос­шие че­реп­ные швы, го­ло­ва не мо­жет рас­ти и де­тям с три­го­но­це­фа­ли­ей угро­жа­ют сле­по­та, глу­хо­та и ум­ствен­ная от­ста­лость.

А Ва­лен­ти­на ду­ма­ла: «Жи­ва! Жи­ва моя де­воч­ка!»

Ночь Ва­лен­ти­на по­чти не спа­ла. Но не от пе­ре­жи­ва­ний, а от­то­го что бы­ло слиш­ком мно­го дел. За ночь она на­шла в ин­тер­не­те все, что мож­но бы­ло най­ти про три­го­но­це­фа­лию и сра­ще­ние че­реп­ных швов.

На­ут­ро при­нес­ли Са­шу. Она ко­по­ши­лась у Ва­лен­ти­ны на руках и ис­ка­ла грудь. Ва­лен­ти­на по­зво­ни­ла му­жу и ска­за­ла, что все в по­ряд­ке. Что опе- ра­ция про­шла успеш­но, кро­во­те­че­ния нет, де­воч­ка ро­ди­лась и сра­зу за­кри­ча­ла, толь­ко… толь­ко вот у нее немнож­ко «пти­чий лоб». А муж сна­ча­ла по­ду­мал, что «пти­чий лоб» — это ка­кая-то Ва­лен­ти­ни­на фан­та­зия в свя­зи с пе­ре­не­сен­ным стрес­сом, и ска­зал: «Ну сла­ва бо­гу, что все в по­ряд­ке».

Ес­ли сде­лать опе­ра­цию, то все в по­ряд­ке. Да, это слож­ная опе­ра­ция. Да, для нее нуж­но мо­де­ли­ро­ва­ние и са­мо­рас­са­сы­ва­ю­щи­е­ся пла­сти­ны, ко­то­рые при­да­дут че­ре­пу пра­виль­ную фор­му, и вы­ни­мать их по­том не при­дет­ся. Да, ни­ка­кие го­су­дар­ствен­ные кво­ты не по­кры­ва­ют пред­опе­ра­ци­он­но­го ком­пью­тер­но­го мо­де­ли­ро­ва­ния и по­куп­ки био­ре­з­ор­би­ру­е­мых пла­стин. Да, нуж­ны день­ги. Но ес­ли мы с ва­ми их со­бе­рем, то че­рез па­ру лет, гля­дя на Са­шу, вы и не до­га­да­е­тесь, что у нее ко­гда-то был «пти­чий лоб». Вы уви­ди­те, как она бе­га­ет и ша­лит. Вы уви­ди­те, как она по­ка­зы­ва­ет паль­цем на со­бак и ко­шек. Вы услы­ши­те, как она учит­ся раз­го­ва­ри­вать. Как все де­ти.

ФО­ТО НА­ДЕЖ­ДЫ ХРАМОВОЙ

Сра­зу по­сле рож­де­ния вра­чи унес­ли Са­шу, а нео­на­то­лог объ­яс­ни­ла ее ма­ме, что та­кое де­фор­ма­ция че­ре­па

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.