Зом­би про­тив всех

Са­га о бок­се­ре Рок­ки Баль­боа про­дол­жа­ет­ся

Kommersant - - КУЛЬТУРА -

В про­кат вы­шел фильм Сти­ве­на Кейпла-млад­ше­го «Крид 2» (Creed II). Вось­мая гла­ва са­ги о бок­се­ре Рок­ки Баль­боа и од­но­вре­мен­но вто­рой фильм о его лю­би­мом уче­ни­ке Адо­ни­се Кри­де по­ка­за­лись Ми­ха­и­лу Тро­фи

мен­ко­ву ис­то­ри­ей не столь­ко о бок­се­рах, сколь­ко о зом­би.

Ино­гда они, ко­неч­но, воз­вра­ща­ют­ся. Но не до та­кой же сте­пе­ни! Гол­ли­вуд­ский но­во­бра­нец Кейпл-млад­ший от­крыл ящик Пан­до­ры, в ко­то­рый еще в 1985 го­ду Рок­ки (Силь­вестр Стал­лоне) за­гнал си­лы ми­ро­во­го зла. На сво­бо­ду из ящи­ка вы­рвал­ся ис­тин­ный со­вет­ский ари­ец Иван Дра­го (Дольф Лунд­грен), отрас­тив­ший за трид­цать с лиш­ним лет, ко­то­рые он про­бо­м­же­вал по ки­ев­ским по­мой­кам, не толь­ко неопрят­ную се­дую бо­ро­ду, но и недю­жин­ную жаж­ду ме­сти. По­ра­же­ние в мат­че за зва­ние чем­пи­о­на ми­ра в тя­же­лом ве­се, ко­то­рое неко­гда на­нес ему Рок­ки, сто­и­ло ему ка­рье­ры и се­мьи. Хо­ро­шо еще, что «в ГУЛАГ» не от­пра­ви­ли за урон пре­сти­жу со­вет­ско­го спор­та.

Из ни­от­ку­да воз­ник­ла и Люд­ми­ла Дра­го, бро­сив­шая опо­зо­рив­ше­го­ся му­жа. Бри­гит­та Ниль­сен еще силь­нее, чем Лунд­грен, сма­хи­ва­ет на экс­гу­ми­ро­ван­но­го зом­би. Тем бо­лее что за все, пусть и недол­гое, вре­мя, от­ве­ден­ное ей на экране, она про­из­но- сит од­ну-един­ствен­ную фра­зу, да­ю­щу­ю­ся, ка­жет­ся, ей с тру­дом.

У па­роч­ки жи­вых мерт­ве­цов об­на­ру­жил­ся еще и зве­ро­по­доб­ный от­прыск Вик­тор, сыг­ран­ный ру­мын­ским бок­се­ром Фло­ри­а­ном Мун­тя­ну и еще бо­лее злоб­ный, чем его отец. Бро­сив тас­кать це­мент на угрю­мых ки­ев­ских строй­пло­щад- ках, он вы­ны­ри­ва­ет в США и непо­нят­но на ка­ких ос­но­ва­ни­ях — в спор­тив­ном ми­ре он ни­кто и звать его ни­как — вы­зы­ва­ет на бой толь- ко что став­ше­го чем­пи­о­ном ми­ра Кри­да. Си­ту­а­цию отя­го­ща­ет то, что Адо­нис — сын Апол­ло Кри­да, стар­ше­го дру­га Рок­ки, за­би­то­го Дра­го­стар­шим на рин­ге до смер­ти.

В об­щем, фильм со­об­ща­ет оте­че­ствен­ным зри­те­лям две но­во­сти — как во­дит­ся, плохую и хо­ро­шую. Пло­хая но­вость: Рос­сия оста­ет­ся для Гол­ли­ву- да си­но­ни­мом ада. «Ты едешь в ад» — так пря­мо Рок­ки и го­во­рит Кри­ду, от­прав­ля­ю­ще­му­ся в Моск­ву на свой бой кро­ва­вый, свя­той и пра­вый. Хо­ро­шая но­вость: Гол­ли­вуд по-преж­не­му счи- та­ет Укра­и­ну Рос­си­ей, а ки­ев­ские сце­ны в про­ло­ге вы­дер­жа­ны в са­мых что ни на есть де­прес­сив­ных то­нах.

Увы, се­мей­ке Дра­го от­ве­де­но слиш­ком ма­ло вре­ме­ни и ме­ста. А ведь толь­ко их гри­ма­сы, оска­лы и ры­ча­ние хоть как-то ожив­ля­ют это в це­лом невы­но­си­мо скуч­ное и ба­наль­ное зре­ли­ще. Ес­ли ка­жет­ся, что чер­ная шля­па, с ко­то­рой не рас­ста­ет­ся Рок­ки, и та иг­ра­ет вы­ра­зи­тель­нее, чем ее хо­зя­ин, то что го­во­рить о Майк­ле Б. Джор­дане, сыг­рав­шем Кри­да, или сла­ща­вой Тес­си Томп­сон в ро­ли его же­ны Бьян­ки. Бьян­ка «утеп­ле­на» сво­им та­лан­том пе­ви­цы, как по ма- но­ве­нию вол­шеб­ной па­лоч­ки при­но­ся­щим ей кон­трак­ты с луч­ши­ми ка­ли­фор­ний­ски­ми лей­б­ла­ми, а так­же глу­хо­той и бе­ре­мен­но­стью.

«Утеп­лять» са­мо­го Кри­да — за­ня­тие без­на­деж­ное по опре­де­ле­нию: его бы хоть чуть-чуть оче­ло­ве­чить. Эта мис­сия воз­ло­же­на на Рок­ки, сып­лю­ще­го муд­ры­ми со­ве­та­ми, зву­ча­щи­ми из­де­ва­тель­ски па­ро­дий­но. Так, объ­яс­няя Кри­ду, как в че­ло­ве­че­ском об­ще­стве при­ня­то пред­ла­гать жен­щи­нам ру­ку и серд­це, Рок­ки со­ве­ту­ет ему «от­клю­чить мозг»: «Пусть го­во­рит твое серд­це». А еще «не поз­во­лять вле­зать се­бе в ду­шу» и «при­ве­сти ум в по­ря­док». Так и ждешь, что Крид, по­хло­пав рес­ни­ца­ми, по­ин­те­ре­су­ет­ся, где, соб­ствен­но го­во­ря, рас­по­ло­же­ны в его ор­га­низ­ме мозг, серд­це и ду­ша и с чем их во­об­ще едят.

Но и на­жи­тая непо­силь­ным мор­до­бо­ем муд­рость Рок­ки мерк­нет пе­ред ин­ту­и­тив­ной муд­ро­стью Бьян­ки. Пе­ред бо­ем, воз­но­ся­щим Кри­да на бок­сер­ский олимп, она на­по­ми­на­ет ему о необ­хо­ди­мо­сти ра­бо­тать пра­вой, не за­бы­вая при этом и про ле­вую ру­ку.

Впро­чем, спра­вед­ли­вость тре­бу­ет при­знать: ни­что­жен не толь­ко и не столь­ко «Крид 2», сколь­ко сам жанр бок­сер­ско­го филь­ма. Точ­нее го­во­ря, он ни­что­жен в сво­ем со­вре­мен­ном ви­де. Ис­чез­ли че­ло­ве­че­ские и со­ци­аль­ные мо­ти­ви­ров­ки, неко­гда вы­во­див­шие на ринг гол­ли­вуд­ских бок­се­ров, вклю­чая мо­ло­до­го Рок­ки. Мир сжал­ся до пре­де­лов рин­га, на ко­то­ром че­ло­ве­ко­по­доб­ные су­ще­ства ка­ле­чат друг дру­га. Впро­чем, сам Рок­ки, вдох­нов­ляя пе­ре­ло­ман­но­го Адо­ни­са на по­бе­ду над Вик­то­ром, про­из­но­сит фра­зу, убий­ствен­ную для жан­ра. Что-то вро­де «Ты же лю­бишь боль!». Но ес­ли весь смысл бок­са сво­дит­ся к то­му, что лю­дям нра­вит­ся тер­петь и при­чи­нять боль, чем филь­мы о бок­се от­ли­ча­ют­ся от са­до­ма­зо­хист­ско­го пор­но?

Так и ждешь, что Крид, по­хло­пав рес­ни­ца­ми, по­ин­те­ре­су­ет­ся, где, соб­ствен­но го­во­ря, рас­по­ло­же­ны в его ор­га­низ­ме мозг, серд­це и ду­ша и с чем их во­об­ще едят

Ес­ли чер­ная шля­па, с ко­то­рой не рас­ста­ет­ся Рок­ки (Силь­вестр Стал­лоне), и та иг­ра­ет вы­ра­зи­тель­нее, чем ее хо­зя­ин, то что го­во­рить о Майк­ле Б. Джор­дане, сыг­рав­шем Кри­да

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.