ДЖОРДЖ АН­ДЕРВУД: ЧЕ­ЛО­ВЕК, ОДЕТЫЙ К АК ЭЛВИС ПРЕСЛИ, МОГ ПАРАЛИЗОВАТЬ ДВИ­ЖЕ­НИЕ НА УЛИ­ЦЕ

Kommersant - - КУЛЬТУРА -

На от­кры­тии вы­став­ки «Че­ло­век, ко­то­рый упал на Зем­лю» Бо­рис Ба­ра­ба­нов по­го­во­рил с ди­зай­не­ром и дру­гом Дэ­ви­да Бо­уи Джор­джем Ан­дерву­дом об их увле­че­ни­ях юно­сти, о пу­те­ше­стви­ях пев­ца по Рос­сии и бай­о­пи­ке Бо­уи. — Вы бы­ли сви­де­те­лем вос­хож­де­ния Дэ­ви­да Бо­уи к сла­ве и зна­ли лю­дей, ко­то­рые бы­ли ря­дом с ним до его про­ры­ва с Зиг­ги Стар­да­стом в 1971–1972 го­дах. Да­вай­те по­го­во­рим о неко­то­рых из них. На­сколь­ко я пом­ню, ва­шим с Дэ­ви­дом школь­ным то­ва­ри­щем был ве­ли­кий му­зы­кант Пи­тер Фр­эмп­тон. — Он был мо­ло­же нас на че­ты­ре го­да. Для этой по­ры боль­шая раз­ни­ца в воз­расте. Но нас дей­стви­тель­но кое-что свя­зы­ва­ло. Отец Пи­те­ра Оуэн Фр­эмп­тон был вли­я­тель­ной фи­гу­рой в на­шей шко­ле, и во мно­гом бла­го­да­ря ему у уче­ни­ков бы­ли са­мые ши­ро­кие воз­мож­но­сти в об­ла­сти изу­че­ния искусств. К то­му же все мы бы­ли увле­че­ны му­зы­кой. Ес­ли на ули­це был дождь, мы не пред­став­ля­ли се­бе дру­го­го вре­мя­пре­про­вож­де­ния, кро­ме как си­деть до­ма и брен­чать на ги­та­рах. Мы с Дэ­ви­дом иг­ра­ли и пе­ли все на све­те, все, что бы­ло мод­но, от Бад­ди Хол­ли и да­лее по спис­ку. И вот од­на­ж­ды отец Пи­те­ра по­про­сил ме­ня дать сы­ну несколь­ко уро­ков иг­ры на ги­та­ре. Бес­плат­но, ко­неч­но. В ка­че­стве дру­же­ско­го одол­же­ния. Я по­ка­зал Пи­те­ру несколь­ко ак­кор­дов, мо­жет быть, это бы­ла «Peggy Sue» или что-то та­кое. И че­рез две неде­ли Пи­тер иг­рал луч­ше ме­ня. А сей­час он один из луч­ших ги­та­ри­стов в ми­ре. Но по-преж­не­му от­лич­ный па­рень, очень дру­же­люб­ный. Ес­ли уж го­во­рить о та­ком да­ле­ком про­шлом, то я мо­гу рас­ска­зать, как мы с Дэ­ви­дом по­зна­ко­ми­лись. — Я бу­ду счаст­лив. — Вот пред­ставь­те се­бе 1956 год, хо­тя это и слож­но сей­час. Чер­но-бе­лое те­ле­ви­де­ние. Не слиш­ком-то ин­те­рес­ная му­зы­ка по ра­дио. И вдруг по­яв­ля­ют­ся скиф­фл-груп­пы, и это по­хо­же на на­сто­я­щий взрыв. Вы, ко­неч­но, зна­е­те, что та­кое скиф­фл. — Ну да, ко­гда иг­ра­ют на ги­та­рах и сти­раль­ных дос­ках. — Ко­неч­но. И вот в 1956 го­ду скиф­фл-груп­пы бы­ли са­мым мод­ным в на­шем с Дэ­ви­дом ми­ре, как и все аме­ри­кан­ское — Элвис Пресли, джин­сы и так да­лее. На этой поч­ве мы и со­шлись. Я лю­бил Бад­ди Хол­ли, а Дэ­вид был фа­на­том Литтл Ри­чар­да. Мне по­вез­ло, я да­же был од­на­ж­ды на кон­цер­те Бад­ди Хол­ли. Мне то­гда бы­ло один­на­дцать. Дэ­вид мне ди­ко за­ви­до­вал. А по­том в один пре­крас­ный день мы с ним вме­сте по­па­ли на кон­церт Литтл Ри­чар­да. И вот пред­ставь­те: Литтл Ри­чард по­ет, стоя на ро­я­ле, и вдруг па­да­ет на сце­ну. Дэ­вид схва­тил­ся за серд­це, он ду­мал, что Литтл Ри­чард и прав­да умер на его гла­зах. На сцене за­су­е­ти­лись лю­ди, по­гас свет. Ко­неч­но, все это бы­ло под­стро­е­но. Че­рез ми­ну­ту Литтл Ри­чард был уже в сед­ле и за­орал пер­вые строч­ки «Tutti Frutti». Ду­маю, для Дэ­ви­да это бы­ло од­ним из пер­вых уро­ков управ­ле­ния эмо­ци­я­ми пуб­ли­ки. Он был очень впе­чат­лен. И вско­ре мы оба уже меч­та­ли о все­мир­ной сла­ве. — Прав­да ли, что Дэ­вид Бо­уи тес­но об­щал­ся с ос­но­ва­те­лем Pink Floyd Си­дом Бар­рет­том? — Не ду­маю, что они мно­го об­ща­лись це­ле­на­прав­лен­но. Про­сто Сид неко­то­рое вре­мя ту­со­вал­ся на Ден­марк-стрит в Лон­доне. У Дэ­ви­да там бы­ло лю­би­мое ка­фе La Gioconda. Во вре­ме­на мо­дов там вы­ве­ши­ва­лись объ­яв­ле­ния о кон­цер­тах и мож­но бы­ло по­про­бо­вать най­ти ра­бо­ту в груп­пе. Дэ­вид ча­сто встре­чал­ся там, на­при­мер, с Мар­ком Бо­ла­ном, ко­то­рый поз­же со­здал T. Rex. Сид там то­же бы­вал. И он был пер­вым, кто за­явил­ся ту­да на­кра­шен­ным. На Дэ­ви­да это про­из­ве­ло силь­ное впе­чат­ле­ние. То­гда это бы­ло до­ста­точ­но рис­ко­ван­но — вый­ти из до­ма в мей­ка­пе. По­нят­но, что мно­гие кра­си­лись, вы­хо­дя на сце­ну, тот же Литтл Ри­чард на­при­мер. Но Сид Бар­ретт про­сто на­кра­сил гла­за и по­шел в ка­фе, и это уже бы­ло до­ста­точ­но сме­ло для той по­ры. Че­ло­век, одетый как Элвис Пресли, мог парализовать дви­же­ние ма­шин на ули­це. — В про­шлом го­ду умер еще один че­ло­век, ко­то­рый ока­зал на Дэ­ви­да Бо­уи боль­шое вли­я­ние, мим и пре­по­да­ва­тель ак­тер­ско­го ма­стер­ства Линдси Кемп. Дэ­вид счи­тал его сво­им учи­те­лем? — Не бу­дем за­бы­вать и о том, что Линдси был пер­вой лю­бо­вью Дэ­ви­да. Он был не про­сто его учи­те­лем, у них был ро­ман. Дэ­вид увлек­ся пан­то­ми­мой еще до зна­ком­ства с Линдси Кем­пом, несколь­ко раз вы­хо­дил на сце­ну в об­ра­зе эда­ко­го Пье­ро. Но имен­но Линдси обу­чил его очень важ­ным ве­щам в этом ре­мес­ле. «Лун­ная по­ход­ка» (за­дол­го до Майк­ла Джек­со­на), «ле­тя­щая пти­ца», дви­же­ния внут­ри про­зрач­ной сте­ны — все это он взял у Линдси. Есть очень ин­те­рес­ные ви­део в ин­тер­не­те, где му­зы­ка зву­чит толь­ко фо­ном, а Дэ­вид ис­клю­чи­тель­но же­сти­ку­ли­ру­ет, не из­да­вая ни зву­ка. — Дэ­вид рас­ска­зы­вал вам о пу­те­ше­стви­ях по Рос­сии? — В 1972 го­ду мы три ме­ся­ца ра­бо­та­ли вме­сте в США над аль­бо­мом «The Rise And Fall Of Ziggy Stardust...», а ко­гда ра­бо­та бы­ла за­вер­ше­на, он спро­сил, не хо­чу ли я от­пра­вить­ся с ним в Япо­нию, а по­том в Рос­сию. Он ска­зал, что я мо­гу по­ехать как бэк-во­ка­лист. Но я был же­нат все­го год и хо­тел на­ко­нец-то спол­на на­сла­дить­ся се­мей­ной жиз­нью. Нель­зя же­нить­ся и сра­зу дви­нуть в рок-н-ролль­ный тур. Я ска­зал ему, что наш друг Джефф Мак­кор­мак мо­жет от­лич­но спра­вить­ся. И в ито­ге по­ехал Джефф. Он не был про­фес­си­о­наль­ным фо­то­гра­фом, он и ка­ме­ру-то ку­пил неза­дол­го до этой по­езд­ки и сде­лал все­го 25 сним­ков во вре­мя пу­те­ше­ствия по Транс­си­бир­ской ма­ги­стра­ли. Но это тот слу­чай, ко­гда че­ло­век ока­зал­ся в нуж­ное вре­мя в нуж­ном ме­сте. Кста­ти, вы зна­е­те, что в песне Kraftwerk «Trans-Europe Express» упо­мя­ну­та по­езд­ка Бо­уи по Транс­си­бир­ской ма­ги­стра­ли? — Ни­ко­гда не об­ра­щал вни­ма­ния. — Да. Но там речь о дру­гой по­езд­ке, ко­то­рая бы­ла поз­же, с Иг­ги По­пом. — А про га­стро­ли 1996 го­да он рас­ска­зы­вал? — По-мо­е­му, они вы­шли не очень успеш­ны­ми. — Мяг­ко го­во­ря. Лю­ди си­де­ли, как ис­ту­ка­ны. И он ска­зал, что ни­ко­гда не вер­нет­ся. Так что оста­ет­ся на­де­ять­ся, что на на­шем ве­ку бу­дет ка­кой-ни­будь хо­ро­ший бай­о­пик. — Вам по­нра­ви­лась «Бо­гем­ская рап­со­дия»? По-мо­е­му, ве­ли­ко­леп­но по­лу­чи­лось. Но я не мо­гу пред­ста­вить се­бе та­кой фильм о Дэ­ви­де. Су­ще­ству­ет так мно­го вер­сий его жиз­ни. Ес­ли бы кто-то взял­ся за его бай­о­пик, это был бы очень ме­лан­хо­лич­ный фильм. Несмот­ря на то что сам он был очень ве­се­лым. По­жа­луй, луч­ше все­го скон­цен­три­ро­вать­ся на ка­ком-то от­дель­ном эпи­зо­де. На­при­мер, на пу­те­ше­ствии по Рос­сии! — На­по­сле­док не мо­гу не спро­сить: это хо­ро­ший биз­нес сей­час быть дру­гом Бо­уи? — Я не мо­гу ска­зать, что сде­лал это сво­ей про­фес­си­ей. Это не то, чем я за­ра­ба­ты­ваю на жизнь. И Стив Ша­пи­ро то­же, по­верь­те. Про­сто ме­ня по­про­си­ли лю­ди, ко­то­рым я не мог отказать. И я очень хо­тел на­ко­нец-то при­е­хать в Рос­сию. Но в це­лом вы пра­вы. Пляс­ки на ко­стях Бо­уи… есть та­кое де­ло. Посмот­ри­те, сколь­ко про него книг на­пи­са­ли. Он нена­ви­дел их все еще при жиз­ни. Там столь­ко неточ­но­стей, и они ко­чу­ют из од­но­го то­ма в дру­гой. Ну а бес­ко­неч­ные пе­ре­из­да­ния его за­пи­сей — это про­сто ма­ши­на по пе­ча­та­нию де­нег.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.