Пра­воч­ное бю­ро

Что де­ла­ли с Кон­сти­ту­ци­ей на встре­че в Но­во-Ога­ре­во

Kommersant - - Первая Страница - Ан­дрей Ко­лес­ни­ков

13 фев­ра­ля пре­зи­дент Рос­сии Вла­ди­мир Пу­тин встре­тил­ся с чле­на­ми ра­бо­чей груп­пы по под­го­тов­ке пред­ло­же­ний о вне­се­нии по­пра­вок к Кон­сти­ту­ции. Спе­ци­аль­ный кор­ре­спон­дент „Ъ“Ан­дрей Ко­лес­ни­ков услы­шал глав­ное: как ор­га­ни­за­то­ры гря­ду­щих ме­ро­при­я­тий вый­дут из си­ту­а­ции, ко­гда для го­ло­со­ва­ния нуж­на под­пись пре­зи­ден­та под по­прав­ка­ми, и что де­лать, ес­ли, на­при­мер, на­род с ни­ми не со­гла­сит­ся. И за­чем во­об­ще го­ло­со­вать, ес­ли под­пись уже есть.

Встре­ча про­ис­хо­ди­ла в Но­во-Ога­ре­во, ко­то­рое в по­след­нее вре­мя ред­ко ис­поль­зу­ет­ся пре­зи­ден­том для офи­ци­аль­ных ме­ро­при­я­тий. Чле­нов ра­бо­чей груп­пы при­вез­ли на двух ав­то­бу­сах с над­пи­сью «Рос­сия» по бо­ку (оста­лись еще со вре­мен про­ве­де­ния «вось­мер­ки» в Санкт-Пе­тер­бур­ге). Это об­сто­я­тель­ство за­труд­ни­ло им отъ­езд: всем при­ш­лось ждать всех, а неко­то­рые вы­хо­дить со­вер­шен­но не спе­ши­ли (а мо­жет быть, да­же и не со­би­ра­лись).

Са­мо­сто­я­тель­но при­е­ха­ли толь­ко те, у ко­го бы­ла ува­жи­тель­ная при­чи­на (на­при­мер, гла­ва Со­ю­за жур­на­ли­стов Рос­сии Вла­ди­мир Со­ло­вьев толь­ко в это утро при­ле­тел из да­ле­ко­го Те­ге­ра­на, за­то и осво­бо­дил­ся рань­ше всех).

Ме­ро­при­я­тие на­ча­лось поз­же, чем пла­ни­ро­ва­лось, ми­нут на 45, то есть в 15:15, и су­дя по ко­ли­че­ству участ­ни­ков, гро­зи­ло за­тя­нуть­ся до тем­но­ты: на эту те­му (грех ведь не по­пы­тать­ся от­ме­тить­ся в веч­но­сти, ведь ес­ли бы пре­зи­дент в от­вет на чье-то за­ме­ча­ние сре­а­ги­ро­вал по­ло­жи­тель­но или да­же с эн­ту­зи­аз­мом, то твоя фра­за мог­ла бы ока­зать­ся в Кон­сти­ту­ции, и то­гда жизнь в ис­кус­стве, спор­те или по­ли­ти­ке про­жи­та, мо­жет, не так уж и зря) яв­но счи­тал сво­им дол­гом вы­ска­зать­ся каж­дый, а все­го в двух ав­то­бу­сах при­е­ха­ли ведь по­чти 70 че­ло­век.

Вна­ча­ле Вла­ди­мир Пу­тин на­ко­нец объ­яс­нил для лю­дей, за­чем нуж­ны по­прав­ки:

— Неко­то­рые ве­щи в 1993 году не­воз­мож­но бы­ло за­кре­пить в за­коне, не толь­ко в Ос­нов­ном за­коне, в Кон­сти­ту­ции,— во­об­ще ни в ка­ком за­коне, по­то­му что это­го не бы­ло про­сто. Ну, ска­жем, не бы­ло та­ко­го рас­про­стра­не­ния ин­тер­не­та и еще мно­го че­го не бы­ло — пер­вое. Вто­рое — не бы­ло та­ко­го со­сто­я­ния, в ко­то­ром сей­час на­хо­дит­ся на­ша стра­на. Нам слож­но бы­ло неко­то­рые ве­щи фор­му­ли­ро­вать, осо­бен­но свя­зан­ные с су­ве­ре­ни­те­том стра­ны ли­бо с ме­стом на­шей стра­ны в ми­ре. Мы не мог­ли то­гда и со­ци­аль­ные га­ран­тии, про­шу про­ще­ния за тав­то­ло­гию, га­ран­ти­ро­вать, по­то­му что эко­но­ми­ка бы­ла в та­ком со­сто­я­нии, что при­ни­мать мож­но бы­ло в пар­ла­мен­те ка­кие угод­но за­ко­ны, но ес­ли они не бы­ли под­креп­ле­ны фи­нан­са­ми, то то­гда это бы­ло бо­лее или ме­нее бес­смыс­лен­но, и боль­ше то­го, да­же вред­но бы­ло.

Эти­ми при­чи­на­ми в кон­це кон­цов мож­но бы­ло объ­яс­нить и то, что сам Вла­ди­мир Пу­тин не так уж дав­но обе­щал не ме­нять в Кон­сти­ту­ции ни сло­ва (впро­чем, ин­тер­нет то­гда уже рас­про­стра­нил­ся до­воль­но-та­ки ши­ро­ко. Но все же, ви­ди­мо, недо­ста­точ­но).

Со­пред­се­да­тель ра­бо­чей груп­пы Па­вел Кра­ше­нин­ни­ков до­ло­жил, что со­став ра­бо­чей груп­пы «вполне адек­ват­но пред­став­ля­ет струк­ту­ру рос­сий­ско­го об­ще­ства» (ко­гда на­до, это хо­ро­ший по­вод сфор­ми­ро­вать та­кой со­став имен­но из этих со­об­ра­же­ний.— А.К.).

Спра­вед­ли­во­сти ра­ди, Па­вел Кра­ше­нин­ни­ков сра­зу обо­зна­чил идею, ко­то­рая сфор­ми­ро­ва­лась, ви­ди­мо, в свя­зи с огром­ным ко­ли­че­ством по­пра­вок, уже жи­ву­щих в нед­рах ра­бо­чей груп­пы и тем бо­лее вне ее: на­пра­вить их в рус­ло фе­де­раль­ных, ре­ги­о­наль­ных и от­рас­ле­вых под­за­кон­ных ак­тов — пусть жи­вут.

То есть он ска­зал:

— И ко­неч­но, нам нуж­но из­бе­гать дву­смыс­лен­но­сти, по­прав­ки долж­ны по­слу­жить ос­но­вой в том чис­ле для раз­ви­тия от­рас­ле­во­го за­ко­но­да­тель­ства. И у нас по­сту­па­ют весь­ма дель­ные пред­ло­же­ния, ко­то­рые мож­но ис­поль­зо­вать не толь­ко в под­го­тов­ке Кон­сти­ту­ции, но и в дру­гих за­ко­но­да­тель­ных ак­тах.

— Ес­ли что-то не по­ме­ща­ет­ся в Ос­нов­ной за­кон или неце­ле­со­об­раз­но это де­лать в Ос­нов­ном за­коне, то это нуж­но бу­дет учесть и сфор­ми­ро­вать, до­пу­стим, несколь­ко кей­сов,— под­твер­дил и пре­зи­дент.— Од­ну груп­пу на­пра­вить в Го­су­дар­ствен­ную ду­му, Со­вет фе­де­ра­ции, вто­рую груп­пу — в ре­ги­о­ны и му­ни­ци­па­ли­те­ты и в пра­ви­тель­ство.

Глав­ным в этот день сра­зу сле­до­ва­ло при­знать вы­ступ­ле­ние еще од­но­го со­пред­се­да­те­ля ра­бо­чей груп­пы, Ан­дрея Кли­ша­са. Он разъ­яс­нял про­це­дур­ные во­про­сы. По­сколь­ку все про­ис­хо­дит стре­ми­тель­но, ни у ко­го до по­след­не­го мо­мен­та не бы­ло от­чет­ли­во­го по­ни­ма­ния, как со­от­не­сти при­ня­тие по­пра­вок со все­на­род­ным го­ло­со­ва­ни­ем, ко­то­рое ни­как не мо­жет прой­ти без то­го, что пре­зи­дент дол­жен под­пи­сать по­прав­ки. А ес­ли он уже под­пи­сал, то за­чем все­на­род­ное го­ло­со­ва­ние? А что во­об­ще де­лать, ес­ли го­ло­со­ва­ние бу­дет не в его поль­зу (да, зву­чит аб­сурд­но, но хо­тя бы тео­ре­ти­че­ски мож­но пред­по­ло­жить)?

Вы­ход был най­ден, по дан­ным „Ъ“, да­ле­ко не сра­зу. Об­суж­дал­ся да­же ва­ри­ант, по ко­то­ро­му по­прав­ки не всту­па­ли в си­лу до пуб­ли­ка­ции в «Рос­сий­ской га­зе­те», а пуб­ли­ко­вать их не сто­и­ло бы­ло бы до объ­яв­ле­ния ре­зуль­та­тов го­ло­со­ва­ния.

Но в ре­зуль­та­те ре­ши­ли сде­лать про­ще:

— Мы пред­ла­га­ем за ос­но­ву за­кон «О вы­бо­рах пре­зи­ден­та»… Мы пред­ла­га­ем и текст по­пра­вок к Кон­сти­ту­ции, и сам порядок об­ще­рос­сий­ско­го го­ло­со­ва­ния за­кре­пить в од­ном за­коне. По су­ти, Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич, пред­ла­га­ет­ся два эта­па. Ста­тья об об­ще­рос­сий­ском го­ло­со­ва­нии… долж­на всту­пить в си­лу по­сле го­ло­со­ва­ния в пар­ла­мен­те и по­сле то­го, как вы, Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич, под­пи­ше­те со­от­вет­ству­ю­щий за­кон. Под­пи­сы­вая дан­ный за­кон, вы да­е­те воз­мож­ность про­во­дить об­ще­рос­сий­ское го­ло­со­ва­ние. Очень важ­но, что мы имен­но на уровне за­ко­на эту про­це­ду­ру вво­дим.

Ан­дрей Кли­шас вы­ра­жал­ся ви­ти­е­ва­то, но по­нять при же­ла­нии все-та­ки бы­ло мож­но.

— А ста­тья пер­вая, где, соб­ствен­но, и со­дер­жат­ся са­ми по­прав­ки к Кон­сти­ту­ции, ко­то­рые вы­но­сят­ся для одоб­ре­ния граж­дан, всту­пит в си­лу по­сле ре­зуль­та­тов об­ще­рос­сий­ско­го го­ло­со­ва­ния и одоб­ре­ния, как мы на­де­ем­ся, граж­да­на­ми тех пред­ло­же­ний, ко­то­рые есть в этих по­прав­ках.

Гос­по­дин Кли­шас не ска­зал, что до­ку­мент бу­дет под­пи­сан пре­зи­ден­том пол­но­стью — воз­мож­но, что­бы еще боль­ше не пу­тать окру­жа­ю­щих и не пу­тать­ся са­мо­му:

— Ес­ли эти по­прав­ки бу­дут под­дер­жа­ны граж­да­на­ми боль­шин­ством го­ло­сов, то толь­ко по­сле это­го, Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич,— опять же это к вам прось­ба и пред­ло­же­ние (зву­ча­ло, впро­чем, как уль­ти­ма­тум.— А. К.) — вам пред­сто­ит под­пи­сать спе­ци­аль­ный указ, ко­то­рым вы включите уже одоб­рен­ные граж­да­на­ми по­прав­ки к тек­сту Кон­сти­ту­ции.

За­вер­шил Ан­дрей Кли­шас неожи­дан­но от­кро­вен­но:

— То есть с кон­сти­ту­ци­он­ной точ­ки зре­ния мы этот во­прос про­ра­бо­та­ли, и то, что пред­ла­га­ет­ся, нам ка­жет­ся оп­ти­маль­ной схе­мой.

Ведь это дей­стви­тель­но схе­ма, к ко­то­рой к то­му же при­шли не сра­зу, а го­ло­ву-то по­ло­ма­ли. Но вро­де все устро­и­лось: и го­ло­со­ва­ние мож­но за­кон­но про­ве­сти, по­то­му что есть под­пись пре­зи­ден­та, одоб­ря­ю­щая по­прав­ки, и мне­ние на­ро­да мож­но учесть.

В та­кой си­ту­а­ции глав­ное — не раз­би­вать па­кет по­пра­вок на несколь­ко па­ке­ти­ков, но это же то, на чем с са­мо­го на­ча­ла, по­ни­мая все рис­ки, с этим свя­зан­ные, и сто­ял Вла­ди­мир Пу­тин.

И это един­ствен­ное, что в этот день да­же не об­суж­да­лось.

К то­му же гос­по­дин Кли­шас пред­ло­жил утвер­дить оче­вид­ное: опе­ра­тив­ной ор­га­ни­за­ци­ей го­ло­со­ва­ния бу­дет за­ни­мать­ся ЦИК.

— Вы зна­е­те, я же по ба­зо­во­му об­ра­зо­ва­нию то­же юрист. Но очень слож­но юри­ста слу­шать! — про­ком­мен­ти­ро­вал пре­зи­дент.— Как у нас в на­ро­де го­во­рят: без пол­бан­ки не раз­бе­решь­ся! Это от­дель­ное ис­пы­та­ние.

Он, ра­зу­ме­ет­ся, не мог не знать о том, что ска­жет гос­по­дин Кли­шас. И иг­рал сей­час в под­дав­ки и с ним, и со сво­им на­ро­дом. Прав­да, Ан­дрею Кли­ша­су уда­лось все же и прав­да мак­си­маль­но сум­бур­но из­ло­жить суть де­ла: я для удоб­ства при­вел его сло­ва не пол­но­стью.

— Здесь,— про­дол­жил пре­зи­дент,— ко­неч­но, от­вет­ствен­ность очень боль­шая, здесь нель­зя оши­бить­ся ни в чем. Как спе­ци­а­ли­сты по­ре­ко­мен­ду­ют, я с тем и со­гла­шусь (в этом он был прав: глав­ное, что­бы суть не ме­ня­лась: по­прав­ки долж­ны быть при­ня­ты по­сле на­род­но­го одоб­ре­ния.— А. К.).— Для ме­ня важ­но... что­бы это был ре­аль­ный пле­бис­цит и что­бы имен­но граж­дане Рос­сии бы­ли ав­то­ра­ми этих по­пра­вок в Ос­нов­ной за­кон, вот что важ­но (это уже не вый­дет, так как глав­ным ав­то­ром по­пра­вок яв­ля­ет­ся сам Вла­ди­мир Пу­тин.— А. К.). А как вы там это про­пи­ше­те, ку­да что по­ста­ви­те, где какой указ под­пи­сать — это уже де­ло тех­ни­ки… Ес­ли лю­ди в хо­де го­ло­со­ва­ния под­твер­дят, что они под­дер­жи­ва­ют это, зна­чит, за­кон всту­па­ет в си­лу и по­прав­ки в Кон­сти­ту­цию вно­сят­ся. Ес­ли не под­твер­дят, то по­прав­ки в Кон­сти­ту­цию вне­се­ны не бу­дут.

Граж­дане меж­ду тем долж­ны быть бла­го­дар­ны уже за то, что этот день дол­жен стать вы­ход­ным:

— Но толь­ко с тем, осо­бое вни­ма­ние пра­ви­тель­ства на это об­ра­щу, что­бы по­том этот вы­ход­ной день не вы­та­щи­ли от ка­ких-ни­будь празд­ни­ков: пер­во­май­ских или но­во­год­них,— сра­жал­ся за ин­те­ре­сы лю­дей пре­зи­дент Рос­сии.

Гла­ва ФНПР Ми­ха­ил Шма­ков вы­сту­пил с ин­те­рес­ным и меж­ду про­чим с недо­оце­нен­ным по­чи­ном:

— На­ше пред­ло­же­ние со­сто­ит в том, что­бы до­ба­вить еще (к ре­гу­ляр­ной ин­дек­са­ции социальных по­со­бий.— А. К.) ин­дек­са­цию за­ра­бот­ной пла­ты.

То есть он вдруг пред­ло­жил учесть ин­те­ре­сы всех ра­бо­та­ю­щих граж­дан. Это­го не бы­ло в пре­зи­дент­ских по­прав­ках. По­сле за­се­да­ния Ми­ха­ил Шма­ков в раз­го­во­ре со мной на­ста­и­вал, что боль­ше него для тру­дя­щих­ся на этой встре­че не мог сде­лать ни­кто.

Впро­чем, то, что его по­прав­ка на этой встре­че про­зву­ча­ла пер­вой, го­во­рит о том, что она бы все рав­но про­зву­ча­ла пер­вой.

— Да, спра­вед­ли­во, я со­гла­сен,— ко­рот­ко вы­ска­зал­ся пре­зи­дент.

Ми­ха­ил Шма­ков те­перь из тех, кто, соб­ствен­но го­во­ря, и вхо­дит в веч­ность со сво­ей по­прав­кой на­пе­ре­вес.

Та­лия Ха­б­ри­е­ва, тре­тий со­пред­се­да­тель ра­бо­чей груп­пы, бы­ла ра­да то­му, как пред­ло­жен­ные по­прав­ки вско­лых­ну­ли меж­ду­на­род­ные юри­ди­че­ские ин­сти­ту­ты, за­сто­яв­ши­е­ся в сво­ей неиз­мен­ной мно­го­сот­лет­ней прак­ти­ке:

— И вот ин­те­рес­ный сю­жет! 6 фев­ра­ля в Ми­лан­ском уни­вер­си­те­те про­шел круг­лый стол, по­свя­щен­ный на­шим кон­сти­ту­ци­он­ным по­прав­кам, и по ре­зуль­та­там за­пла­ни­ро­ва­но вклю­чить их в учеб­ные про­грам­мы ба­ка­лаври­а­та и ма­ги­стра­ту­ры! (Ин­те­рес­но толь­ко — как по­ло­жи­тель­ный или от­ри­ца­тель­ный при­мер за­ко­но­да­тель­ной ини­ци­а­ти­вы? — А. К.) Так что об­нов­ле­ние рос­сий­ской Кон­сти­ту­ции и пред­сто­я­щее го­ло­со­ва­ние уже вхо­дят не толь­ко в рос­сий­скую ис­то­рию, но и в кон­сти­ту­ци­он­ную ми­ро­вую ис­то­рию!

Впро­чем, у ее вы­ступ­ле­ния бы­ла и прак­ти­че­ская цель. Так, она про­из­нес­ла:

— Ес­ли бы бы­ла воз­мож­ность, мы бы бы­ли го­то­вы про­дол­жать на­шу ра­бо­ту еще 10–14 дней. Прав­да, на днях уже пред­сто­ит об­суж­де­ние за­ко­на о по­прав­ках к Кон­сти­ту­ции в Го­су­дар­ствен­ной ду­ме во вто­ром чте­нии, и мы, ви­ди­мо, долж­ны пре­кра­тить при­ем пред­ло­же­ний, обоб­щить за остав­ши­е­ся вы­ход­ные и пред­ста­вить вам их.

Это рас­суж­де­ние да­ло воз­мож­ность пре­зи­ден­ту Рос­сии за­ме­тить:

— Вы зна­е­те, нас же ни­что не ли­ми­ти­ру­ет, мы ни­ку­да не спе­шим осо­бен­но, по­это­му вто­рое чте­ние мож­но немнож­ко от­ло­жить, по­про­сить кол­лег. За­тя­ги­вать про­сто не нуж­но бес­ко­неч­но… По­ни­ма­е­те, что­бы не но­си­ло та­кой пер­ма­нент­ный ха­рак­тер, непре­кра­ща­ю­щий­ся, удо­воль­ствие бу­дем по­лу­чать от об­суж­де­ния вся­ких воз­мож­ных ве­щей.

На­ча­ли вы­сту­пать ря­до­вые чле­ны груп­пы. Они долж­ны бы­ли, ко­неч­но, вы­ска­зать­ся, что­бы все ви­де­ли, что они мо­гут быть услы­ша­ны и да­же бу­дут. Хо­тя все глав­ное, ра­ди че­го при­шел сю­да сам Вла­ди­мир Пу­тин, бы­ло уже ска­за­но. Но все же бы­ли, так ска­зать, де­та­ли, с ко­то­ры­ми ему пред­сто­я­ло за­пла­ни­ро­ван­но со­гла­сить­ся.

Так, Олег Смо­лин вы­сту­пил за фра­зу в Кон­сти­ту­ции об ин­дек­са­ции пен­сий, в том чис­ле и ра­бо­та­ю­щим пен­си­о­не­рам.

— Что ка­са­ет­ся ин­дек­са­ции пен­сий, то ду­маю, что в Кон­сти­ту­ции, без­услов­но, об этом нуж­но ска­зать,— со­гла­сил­ся пре­зи­дент.— Что за­фик­си­ро­вать нуж­но — это нуж­но то, что те же са­мые пен­сии обя­за­но го­су­дар­ство ин­дек­си­ро­вать, что­бы не бы­ло ни­ка­кой ла­зей­ки это­го не сде­лать во­об­ще.

Но ра­бо­та­ю­щие пен­си­о­не­ры узна­ют о се­бе, су­дя по все­му, уже из под­за­кон­ных ак­тов.

Га­ли­на Хо­ван­ская пред­ло­жи­ла за­кре­пить в Кон­сти­ту­ции сло­во «еже­год­ная» по от­но­ше­нию к ин­дек­са­ции пен­сий.

— А ес­ли мы ре­шим ин­дек­си­ро­вать два ра­за в год? — немед­лен­но по­шел даль­ше пре­зи­дент.— «Не ре­же од­но­го ра­за в год»!

Алек­сей Пуш­ков со­сре­до­то­чил­ся на фик­са­ции ро­ли Рос­сии как дер­жа­вы—по­бе­ди­тель­ни­цы во Вто­рой мировой войне, а то «сей­час про­ис­хо­дит ка­кая-то вак­ха­на­лия с точ­ки зре­ния истории: то, что мы слы­шим из Поль­ши, то, о чем вы го­во­ри­ли недав­но, то, что мы слы­шим из стран При­бал­ти­ки… Это уже не про­сто по­пыт­ка пе­ре­пи­сать ис­то­рию, а пред­при­ни­ма­ет­ся по­пыт­ка со­здать сна­ча­ла па­рал­лель­ную, а по­том аль­тер­на­тив­ную ис­то­рию. Ес­ли мы не оста­но­вим па­рал­лель­ную ис­то­рию, со­здаст­ся аль­тер­на­тив­ная. Вы­яс­нит­ся, что вся Ев­ро­па бы­ла осво­бож­де­на Со­еди­нен­ны­ми Шта­та­ми Аме­ри­ки, де­душ­ка Оба­мы осво­бож­дал Ос­вен­цим…»

По­след­ний ар­гу­мент сле­до­ва­ло при­знать от­но­си­тель­но но­вым (про то, что дво­ю­род­ный де­душ­ка участ­во­вал в осво­бож­де­нии Ос­вен­ци­ма, а по­том за­пер­ся на чер­да­ке и вы­хо­дил от­ту­да пол­го­да, Ба­рак Оба­ма рас­ска­зы­вал еще в 2008 году во вре­мя сво­ей пред­вы­бор­ной кам­па­нии).

— Мы то­гда вы­жи­ли, в 45 году,— об­ра­тил вни­ма­ние Алек­сей Пуш­ков.— Не вы­жи­ви мы то­гда, ни­че­го бы не бы­ло. Это важ­но в вос­пи­та­тель­ных це­лях, без­услов­но. На­ли­чие это­го по­ло­же­ния в пре­ам­бу­ле Кон­сти­ту­ции бу­дет иметь боль­шое вос­пи­та­тель­ное зна­че­ние с точ­ки зре­ния и пат­ри­о­ти­че­ских цен­но­стей на­ше­го об­ще­ства… Это все­го три строч­ки, но мне ка­жет­ся, что эти три строч­ки ис­клю­чи­тель­но важ­ны бы­ли бы для на­ше­го на­ци­о­наль­но­го са­мо­со­зна­ния.

— Нас бы про­сто ни­ко­го не бы­ло,— со­гла­сил­ся Вла­ди­мир Пу­тин.— И это­го мы не долж­ны за­бы­вать ни­ко­гда. Имен­но по­это­му мы все­гда бу­дем бла­го­дар­ны тем, кто эту по­бе­ду нам до­был. Нуж­но ли это в Кон­сти­ту­ции от­ме­чать? И ес­ли нуж­но, то где? Это нуж­но по­ду­мать, лад­но?

То есть вряд ли. Свет­ла­на Го­ря­че­ва за­ни­ма­лась в ос­нов­ном пунк­том «п» ста­тьи 72, то есть обес­пе­че­ни­ем долж­ной ин­фор­ма­ци­он­ной политики го­су­дар­ства:

— К со­жа­ле­нию, ко­гда мы встре­ча­ем­ся с людь­ми, то ча­ще все­го: «Что это за те­ле­филь­мы на ва­ших ка­на­лах? Там же­сто­кость, на­си­лие, а по­том вы удив­ля­е­тесь, что де­ти бьют сво­их же учи­те­лей в шко­ле!». И это бес­ко­неч­но слыш­но. Мне ка­жет­ся, что нуж­но нам обя­за­тель­но в Кон­сти­ту­ции все же ука­зать о том, чем долж­на от­ли­чать­ся на­ша ин­фор­ма­ци­он­ная политика, не бо­ять­ся это­го, по­то­му что мы ви­дим се­го­дня. А те­ле­шоу по­ли­ти­че­ские, где у нас, из­ви­ни­те, укра­ин­цы на­чи­на­ют оскорб­лять чуть ли не в эфи­ре Рос­сию, по­ля­ки!

Рос­сий­ский пре­зи­дент хо­тя бы это не стал ком­мен­ти­ро­вать в том смыс­ле, что на­до по­смот­реть по­вни­ма­тель­ней. А то ведь нач­нут смот­реть и к сле­ду­ю­ще­му за­се­да­нию до­смот­рят.

Лео­нид Ро­шаль раз­вер­нул пе­ред пре­зи­ден­том ши­ро­чай­шую кар­ти­ну по­пра­вок в ме­ди­цин­ской сфе­ре.

— Во­прос,— ото­звал­ся гос­по­дин Пу­тин,— толь­ко, что мож­но взять в Кон­сти­ту­цию, а что на дру­гом уровне учесть. Но в це­лом, ко­неч­но, спа­си­бо.

— Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич, ес­ли мож­но, все в Кон­сти­ту­цию!

Это и был, без со­мне­ния, лейт­мо­тив все­го, что хо­те­ли до­не­сти до пре­зи­ден­та ря­до­вые чле­ны ра­бо­чей груп­пы.

Ми­ха­ил Пио­тров­ский то­же пред­ло­жил под­нять «уро­вень куль­ту­ры до кон­сти­ту­ци­он­но­го». Я на­чал ждать вы­ступ­ле­ния от уче­ных.

Но сна­ча­ла Иван Мохна­чук вы­сту­пил «от про­сто­го на­ро­да»:

— Мы счи­та­ем, что Кон­сти­ту­цию пи­шут для граж­дан Рос­сии, а не для осо­бо ода­рен­ных, име­ю­щих спе­ци­аль­ное обра­зо­ва­ние, об­ла­да­ю­щих спе­ци­аль­ны­ми зна­ни­я­ми и так да­лее!

Ого, тут и клас­со­вая борь­ба бы­ла уже в раз­га­ре.

Но и кое-что еще не устра­и­ва­ло Ива­на Мохна­чу­ка:

— Се­го­дня пред­ла­га­ет­ся в Кон­сти­ту­цию вне­сти некую но­вую де­фи­ни­цию, то есть «Со­вет фе­де­ра­ции про­во­дит кон­суль­та­ции». И мы счи­та­ем, что та­кой фра­зы, как «про­ве­де­ние кон­суль­та­ций», неопре­де­лен­ной, име­ю­щей двой­ное тол­ко­ва­ние ли­бо от­но­си­тель­ное ре­ше­ние, не долж­но быть! И ко­гда мы го­во­рим в по­прав­ках о том, что про­ве­де­ние кон­суль­та­ций по пред­ло­жен­ным пре­зи­ден­том Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции кан­ди­да­ту­рам на долж­ность ге­не­раль­но­го про­ку­ро­ра, за­ме­сти­те­лей и так да­лее ли­бо про­ве­де­ние кон­суль­та­ций по на­зна­че­нию на долж­ность си­ло­вых ми­ни­стров, это не со­всем вер­ная по­зи­ция!

То есть он же­сто­ко кри­ти­ко­вал пред­ло­же­ния Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на. Вот это бы­ло слав­но!

— Долж­на быть, на­вер­ное, бо­лее кон­крет­ная по­зи­ция, это да­ча со­гла­сия! — про­дол­жил Иван Мохна­чук.— По­то­му что она под­ра­зу­ме­ва­ет некую от­вет­ствен­ность Со­ве­та фе­де­ра­ции за при­ни­ма­е­мое ре­ше­ние. А «про­ве­де­ние кон­суль­та­ций» — это неопре­де­лен­ная де­фи­ни­ция, ни с ко­го из чле­нов Со­ве­та фе­де­ра­ции я, как граж­да­нин Рос­сии, не мо­гу спро­сить: ка­кие у вас кон­суль­та­ции бы­ли, о чем вы го­во­ри­ли, за чаш­кой чая, за рюм­кой ко­нья­ка, как вы кон­суль­ти­ро­ва­ли, по­че­му то или иное ре­ше­ние про­шло?! А ес­ли пре­зи­дент вно­сит кан­ди­да­ту­ру, вы да­ли со­гла­сие, ну, то­гда вы и от­ве­чай­те, со­от­вет­ствен­но, за при­ня­тое ре­ше­ние!

И Иван Мохна­чук по­шел ведь го­раз­до даль­ше:

— Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич, мы вас зна­ем, мы вам до­ве­ря­ем, по­нят­ны ваш рей­тинг, ва­ша во­ля, зна­ние и по­ни­ма­ние. Но, про­сти­те ме­ня, мы же Кон­сти­ту­цию пи­шем на бу­ду­щие пе­ри­о­ды, мы не мо­жем га­ран­ти­ро­вать, кто по­сле вас при­дет в ре­зуль­та­те аль­тер­на­тив­ных вы­бо­ров и так да­лее!

Да это был про­сто вы­зов.

— Ес­ли при­дет какой-ни­будь ум­ный, ко­то­рый про­ве­дет кон­суль­та­ции,— ру­бил Иван Мохна­чук,— вы­пол­нив как бы нор­му, а даль­ше при­мет са­мо­сто­я­тель­ное ре­ше­ние, по­то­му что про­ве­де­ние кон­суль­та­ций ни к че­му не обя­зы­ва­ет: мы по­го­во­ри­ли, по­си­де­ли, разо­шлись, а даль­ше я при­нял ре­ше­ние!

Ива­ну Мохна­чу­ку при­ш­лось, ко­неч­но, вы­слу­шать. И про то, что нор­ма эта, «кон­суль­та­ции», вполне кон­сти­ту­ци­он­ная и что во мно­гих стра­нах при­ме­ня­ет­ся:

— Кон­суль­та­ции — по­нят­но, что та­кое, это не меж­ду­со­бой­чик за рюм­кой чая, это со­всем дру­гая история,— рос­сий­ский пре­зи­дент ка­зал­ся раз­дра­жен­ным, а глав­ное — был им.

Меж­ду тем эле­мент им­про­ви­за­ции в про­ис­хо­дя­щем без­мер­но ра­до­вал.

— И я не со­гла­сен с ва­ми в том, что это пу­стой звон. И пре­зи­ден­та это бу­дет огра­ни­чи­вать, в том чис­ле и бу­ду­ще­го,— про­дол­жал гос­по­дин Пу­тин.— Че­ло­век при­шел, про­мям­лил что-то невра­зу­ми­тель­ное на этих кон­суль­та­ци­ях и, гром­ко хло­пая ка­ло­ша­ми, уда­лил­ся в от­пуск в сто­ро­ну теп­ло­го мо­ря. Та­ко­го че­ло­ве­ка пре­зи­дент не на­зна­чит.

— А в та­ком слу­чае, ка­ко­ва от­вет­ствен­ность Со­ве­та фе­де­ра­ции по ре­зуль­та­там кон­суль­та­ций?! — с преж­ним вы­зо­вом и за­до­ром пе­ре­спро­сил Иван Мохна­чук.

— В этом и смысл: в том, что лю­ди смот­рят на это­го че­ло­ве­ка, с ним об­ща­ют­ся, да­ют свои ре­ко­мен­да­ции гла­ве го­су­дар­ства, и так про­сто от­мах­нуть­ся от этих ре­ко­мен­да­ций ни­ко­му не удаст­ся,— Вла­ди­мир Пу­тин за­кон­чил раз­го­ва­ри­вать с Ива­ном Мохна­чу­ком рань­ше, чем ска­зал это.

Оль­га Ба­та­ли­на пред­ло­жи­ла вне­сти в Кон­сти­ту­цию пункт о за­щи­те тра­ди­ци­он­ных се­мей­ных цен­но­стей.

— Се­мья, вы ска­за­ли,— это со­юз муж­чи­ны и жен­щи­ны,— кив­нул гос­по­дин Пу­тин.— А ес­ли это непол­ная се­мья, что то­гда? На­до уточ­нить неко­то­рые ве­щи. Брак — это со­юз муж­чи­ны и жен­щи­ны. С се­мьей немнож­ко по-дру­го­му…Что ка­са­ет­ся ро­ди­те­ля но­мер один, ро­ди­те­ля но­мер два (Оль­га Ба­та­ли­на упо­ми­на­ла об опы­те неко­то­рых за­пад­ных стран.— А. К.), я уже как-то пуб­лич­но го­во­рил и по­вто­рю еще раз: по­ка я пре­зи­дент, у нас не бу­дет ро­ди­те­ля но­мер один; бу­дут па­па и ма­ма.

Во­об­ще-то про со­хран­ность Кон­сти­ту­ции бы­ло ко­гда-то при­мер­но так же ска­за­но.

А те­перь мы тут име­ли уже огром­ный снеж­ный ком, ко­то­рый к то­му же стре­ми­тель­но на­рас­тал, и уже не бы­ло по­нят­но, как же его во­ро­чать-то.

Во­лон­те­ры про­си­ли за­пи­сать в Кон­сти­ту­цию их, пред­ста­ви­те­ли НКО — их… Вла­ди­мир Пу­тин не со­гла­шал­ся, но и не от­ка­зы­вал. Толь­ко один раз еще он вы­ка­зал­ся од­но­знач­но, ко­гда од­на из вы­сту­пав­ших, Еле­на Аль­шан­ская, по­се­то­ва­ла:

— Ко­гда вы пред­ло­жи­ли огра­ни­чить граж­дан­ство, в том чис­ле в про­шлом, то­го, кто го­тов по­да­вать свою кан­ди­да­ту­ру в пре­зи­ден­ты Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции, мы на са­мом де­ле дис­кри­ми­ни­ру­ем эту нор­му и всех на­ших граж­дан быв­ше­го Со­вет­ско­го Со­ю­за, ко­то­рые вер­ну­лись в Рос­сий­скую Фе­де­ра­цию на про­жи­ва­ние, вклю­чая, на­при­мер, ме­ня!

— Я со­зна­тель­но,— кив­нул рос­сий­ский пре­зи­дент,— по­сле опре­де­лен­ных раз­ду­мий пред­ло­жил эту нор­му. Да, ка­кие-то здесь огра­ни­че­ния есть, но ведь речь идет о выс­ших долж­ност­ных ли­цах 146-мил­ли­он­ной стра­ны с са­мой боль­шой в ми­ре тер­ри­то­ри­ей. По­это­му этот на­род, рус­ский на­род и все на­ро­ды, на­се­ля­ю­щие Рос­сий­скую Фе­де­ра­цию, долж­ны быть уве­ре­ны, что че­ло­век, ко­то­рый вста­ет во гла­ве рос­сий­ско­го го­су­дар­ства, не име­ет ни­ка­ких ин­те­ре­сов, кро­ме ин­те­ре­сов это­го на­ро­да.

Сер­гей Бур­ла­ков, быв­ший па­ра­лим­пи­ец, про­сил за бла­го­при­ят­ную эко­ло­ги­че­скую сре­ду:

— А так как я еще яв­ля­юсь за­вод­чи­ком двух со­бак, очень ред­кая по­ро­да со­бак в Рос­сии, ан­глий­ские ма­сти­фы, они у ме­ня чем­пи­о­ны Рос­сии. На бу­ду­щее хо­тел бы… все у вас по­да­рок про­сят, вам пи­шут пись­ма как Де­ду Мо­ро­зу… ес­ли мож­но, при сле­ду­ю­щем по­ме­те я вам щен­ка по­да­рю — ан­глий­ско­го ма­сти­фа…

— Как кор­мить бу­дем? — гос­по­дин Пу­тин без пре­уве­ли­че­ния об­ра­до­вал­ся.— Он же боль­шой та­кой. Здо­ро­вая со­ба­ка, да? Они зам­ки охра­ня­ли?

— Да. Ко­ро­лям да­ри­ли та­кие по­дар­ки,— со­гла­сил­ся Сер­гей Бур­ла­ков под одоб­ри­тель­ный смех кол­лег, а по­сле встре­чи рас­ска­зы­вал, что «мож­но же и бо­лон­ку сде­лать сто­ро­же­вой со­ба­кой и из ма­сти­фа — ко­тен­ка».

Он про­сто не знал, кто имен­но ну­жен Вла­ди­ми­ру Пу­ти­ну.

Ак­тер Вла­ди­мир Маш­ков, как и неко­то­рые дру­гие, по­ка­зал се­бя обес­по­ко­ен­ным тем, что бу­дет по­сле Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на:

— У лю­дей есть неко­то­рые опа­се­ния! Свя­за­ны они с тем, что в ино­стран­ной прес­се, осо­бен­но ря­дом с по­гра­нич­ны­ми тер­ри­то­ри­я­ми, про­ска­ки­ва­ют сло­ва неко­то­рых за­ру­беж­ных по­ли­то­ло­гов, что «по­ка Пу­тин — пре­зи­дент, мы ни­че­го не смо­жем сде­лать. Но по­сле то­го, как пре­зи­дент­ский пост пе­рей­дет к дру­го­му че­ло­ве­ку, от­кро­ет­ся (пре­крас­ная фор­му­ли­ров­ка!) ок­но воз­мож­но­стей». Воз­мож­но­стей за­брать се­бе, до­пу­стим, Ку­риль­ские ост­ро­ва, кто­то пре­тен­ду­ет на тер­ри­то­рию Кры­ма, а кто-то да­же и при­смат­ри­ва­ет­ся к Ка­ли­нин­гра­ду!.. Мне ка­жет­ся, что бы­ло бы непло­хо за­кре­пить в Кон­сти­ту­ции за­прет на от­чуж­де­ние тер­ри­то­рий Рос­сии!

То есть пред­ла­гал в рос­сий­ской Кон­сти­ту­ции за­пре­тить пы­тать­ся что-то сде­лать и граж­да­нам дру­гих стран.

— Идея са­ма по се­бе мне нра­вит­ся,— впро­чем, кон­ста­ти­ро­вал Вла­ди­мир Пу­тин.— Са­ма по се­бе идея мне нра­вит­ся.

Он ни­че­го не мог с со­бой по­де­лать. Ему нра­ви­лась идея.

За­хар При­ле­пин пред­ла­гал за­кре­пить в Кон­сти­ту­ции ста­тус Рос­сии как ядер­ной дер­жа­вы: а то вдруг по­сле Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на «при­дут лю­ди, ко­то­рые за­хо­тят разору­жить­ся» (чле­ны ра­бо­чей груп­пы слов­но мах­ну­ли уже рукой на са­мо­го Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на).

Идея За­ха­ра При­ле­пи­на нра­ви­лась Вла­ди­ми­ру Пу­ти­ну мень­ше: он пред­по­ла­гал, что че­рез ка­кое-то вре­мя этот ста­тус по­те­ря­ет се­го­дняш­нюю цен­ность.

Еле­на Исин­ба­е­ва при­зна­ва­ла, что член­ство в ра­бо­чей груп­пе обя­за­ло ее про­честь Кон­сти­ту­цию.

— Это важ­ная кни­га! — об­ра­до­ван­но рас­ска­за­ла она.— Чи­тать ее нуж­но всем!

Мне, та­ким об­ра­зом, яс­но бы­ло, что все-та­ки об­суж­де­ние дви­жет­ся к фи­ни­шу.

Но все-та­ки еще па­ра че­ло­век успе­ли ска­зать, что ра­бо­та­ют на де­ся­ти­ле­тия впе­ред. Да и сам Вла­ди­мир Пу­тин не смог про­мол­чать об этом в за­клю­чи­тель­ном сло­ве, ого­во­рив­шись, что в том чис­ле и по­это­му «спра­вед­ли­во то, чем мы за­ни­ма­ем­ся се­го­дня», ко­гда «жизнь по­ме­ня­лась и она тре­бу­ет но­вых за­ко­нов».

А мне толь­ко об од­ном хо­те­лось спро­сить. А что ес­ли тот, кто при­дет по­сле Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на, в какой-то мо­мент ре­шит, что жизнь уже то­же по­ме­ня­лась? И все, что сей­час так уве­рен­но и, по вы­ра­же­нию Вла­ди­ми­ра Маш­ко­ва, «же­ле­зо­бе­тон­но» де­ла­ет­ся на де­ся­ти­ле­тия впе­ред, бу­дет ме­ся­ца за три опять пе­ре­де­ла­но. В неко­ем на­прав­ле­нии.

Ведь, как вы­яс­ня­ет­ся те­перь, это со­вер­шен­но неслож­но. Во­об­ще нет ни­ка­кой про­бле­мы. И не на­до ли непре­мен­но за­пи­сать в Кон­сти­ту­ции, что вот имен­но этот ва­ри­ант уже на­все­гда и что имен­но он не под­ле­жит ни­ка­ким уже из­ме­не­ни­ям?

Вот ведь он, вы­ход.

ФО­ТО ДМИТ­РИЯ АЗА­РО­ВА

Участ­ни­ки ра­бо­чей груп­пы близ­ко к серд­цу при­ни­ма­ли идеи Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на и свои соб­ствен­ные за­ме­ча­ния. Они то впа­да­ли в от­ча­я­ние, то (см. стр. 3) ра­до­ва­лись как де­ти

ФО­ТО ДМИТ­РИЯ АЗА­РО­ВА

См. под­пись к фо­то на стр. 1

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.