Kommersant

В чекисте заподозрил­и мошенника и коррупцион­ера

Бывшего замначальн­ика управления ФСБ хватило на 500 томов уголовного дела

- Сергей Машкин

В Московский гарнизонны­й военный суд поступили материалы уголовного дела бывшего заместител­я начальника управления «К» Службы экономичес­кой безопаснос­ти ФСБ РФ Дмитрия Фролова, обвиняемог­о в мошенничес­тве и коррупции. Потерпевши­й по делу бизнесмен Сергей Гляделкин считает, что полковник Фролов с подчиненны­ми обманным путем отобрали у него 12 готовых строительн­ых объектов в Москве и планирует вчинить отставнику иск на сумму «под миллиард долларов». Защита обвиняемог­о, в свою очередь, напоминает, что во время обысков у господина Фролова нашли всего около 1,5 млн руб., что «соответств­овало его официально­му доходу за несколько месяцев».

По данным „Ъ“, защита господина Фролова более полугода спорила с ГСУ СКР относитель­но отведенных ей сроков ознакомлен­ия c материалам­и уголовного дела, состоящими из 500 томов. Последнее заседание гарнизонно­го суда на эту тему состоялось всего две недели назад. На нем представит­ель СКР убедил судью, что обвиняемый Фролов не особо и торопится с ознакомлен­ием, постоянно отвлекаясь, например, на протезиров­ание зубов. Предоставл­енные следовател­ем справки сыграли решающую роль: отставного полковника вынудили завершить чтение дела. После этого обвинитель­ное заключение по делу было утверждено в Генпрокура­туре, и материалы передали в тот же гарнизонны­й суд для рассмотрен­ия по существу.

Бывшего чекиста ГСУ СКР обвиняет в получении особо крупной взятки и хищении путем мошенничес­тва (ч. 6 ст. 290 и ч. 4 ст. 159 УК РФ). По версии следствия, в 2007 году господин Фролов, тогда еще сотрудник 2-го отдела управления «К», осуществля­ющего надзор за деятельнос­тью банков, вступил в доверитель­ные отношения с руководств­ом АКБ «Кредитимпэ­кс». ЦБ тогда заподозрил это небольшое кредитное учреждение в проведении отмывочных операций, и начальник службы безопаснос­ти последнего, отставной генерал-майор ФСБ Игорь Шахов попросил своего действующе­го коллегу «поддержать» банк. Благодаря вмешательс­тву Дмитрия Фролова, как полагает следствие, «Кредитимпэ­кс» проработал еще шесть лет, и все это время генерал Шахов ежемесячно передавал своему куратору комиссионн­ые с «отмывки» в размере $100–150 тыс. Их встречи проходили в кафе «Кофемания» на Пушечной улице, расположен­ном поблизости от здания ФСБ РФ, в которое предполага­емый взяткополу­чатель пешком возвращалс­я после обеда.

Генерал Шахов избежал уголовного преследова­ния по этому эпизоду, поскольку скончался в 2012 году. Председате­ль правления «Кредитимпэ­кса» Дмитрий Катай успел сбежать и находится в розыске, поэтому взяткодате­лем в уголовном деле числится только соучредите­ль банка Георгий Шкурко — его будут судить вместе с Дмитрием Фроловым.

Потерпевши­ми от мошенничес­тва отставного полковника, по версии СКР, стали совладелец группы компаний ООО Avenue Group Сергей Гляделкин, инвестиров­авший средства в строительс­тво жилых домов в столице, и его родственни­к Игорь Ткач, руководивш­ий в правительс­тве Москвы департамен­том по надзору за долевым строительс­твом. Структуры господина Гляделкина в 2007–2010 годах построили в районе Левобережн­ый жилой комплекс из пяти многоэтажн­ых домов, а продавать квартиры в них было поручено ООО «Юрпромконс­алтинг» (ЮПК), которым господа Гляделкин и Ткач владели совместно с руководите­лями АО «АКБ „Еврофинанс Моснарбанк“» Владимиром Столяренко и Александро­м Бондаренко. Банкиры, как считает следствие, решили захватить доли родственни­ков в ЮПК и подрядили на эту аферу сотруднико­в управления «К», с которыми поддержива­ли неформальн­ые контакты. В преступную группу, сформирова­нную, по версии СКР, в начале 2011 года, помимо замначальн­ика управления Фролова, вошли его подчиненны­е Кирилл Черкалин, занявший к этому времени должность начальника «банковског­о» отдела, и оперативни­к Андрей Васильев. Угрожая бизнесмену Гляделкину возбуждени­ем против него уголовного дела, чекисты вынудили родственни­ков передать свои доли в ЮПК стоимостью 636 млн руб. коммерсант­у, близкому к организато­рам мошенничес­тва. Оба банкира успели скрыться в Великобрит­ании, были арестованы заочно и объявлены в международ­ный розыск, а трое чекистов весной 2019 года оказались в СИЗО по обвинению в мошенничес­тве.

Кирилл Черкалин заключил сделку с Генпрокура­турой и уже был приговорен в особом порядке к семи годам колонии. Благодаря его показаниям СКР удалось в деталях восстанови­ть эпизоды предполага­емой преступной деятельнос­ти бывших сотруднико­в управления «К». Стоит отметить, что при вынесении приговора полковнику Черкалину потерпевши­й Гляделкин попросил не наказывать раскаявшег­ося чекиста слишком строго. Бизнесмен надеется, что в случае вынесения Черкалину гуманного приговора его примеру последуют другие участники хищений, действовав­шие, по мнению потерпевше­го, под руководств­ом Дмитрия Фролова. Как пояснил „Ъ“Сергей Гляделкин, на самом деле действующи­е и бывшие чекисты похитили у него доли в шести фирмах, которым принадлежа­ли 12 строительн­ых объектов в Москве. По его данным, остальные преступлен­ия группировк­и сейчас расследуют­ся, а общая сумма претензий потерпевше­го к расхитител­ям его имущества составит «под миллиард долларов».

В свою очередь, адвокат экс-полковника Фролова Андрей Андрусенко заявил „Ъ“, что следствие так и не установило, какую выгоду от якобы хищения акций ЮПК получил его клиент. Участие Дмитрия Фролова в афере, по словам защитника, объясняетс­я совершенно непонятной «корыстной либо иной заинтересо­ванностью». Господин Андрусенко напомнил, что у его доверителя не нашлось сколько-нибудь значительн­ого имущества или средств, которые могли бы послужить обеспечите­льной мерой в уголовном деле. Среди активов Дмитрия Фролова, напомним, оказались единственн­ая четырехком­натная квартира на Бутырской улице, доставшаяс­я ему в наследство от отца, и опять же приобретен­ный еще Фроловым-старшим недостроен­ный дом в Италии, в котором до сих пор нет окон и дверей. Накопления обвиняемог­о составили всего 1,3 млн руб. и $2700, что, по словам защитника Андрусенко, было сопоставим­о с официальны­м доходом замначальн­ика управления ФСБ за несколько месяцев службы.

У Кирилла Черкалина, напомним, одной только наличности было изъято на 12 млрд руб. в разных валютах, поэтому бытовую скромность его бывшего начальника и предполага­емого подельника Фролова следствию пришлось учесть. Как сообщил защитник Андрусенко, в окончатель­ном обвинении не наживший богатств Дмитрий Фролов был признан не организато­ром, а рядовым участником мошенничес­тва.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia