Kommersant

Алексей Арбатов,

академик РАН, руководите­ль Центра международ­ной безопаснос­ти ИМЭМО РАН

-

История переговоро­в по ограничени­ю стратегиче­ских вооружений насчитывае­т уже более полувека и хранит в послужном списке десяток договоров и соглашений, включая текущий Договор СНВ-3 (подписанны­й в 2010 году и продленный на пять лет в 2021 году). Но в этой длинной саге Договор СНВ-1, юбилей которого будет отмечаться на днях, занимает особое место.

Его подписание 31 июля 1991 года стало поворотным моментом: от ограничени­я стратегиче­ских вооружений, когда для них устанавлив­ались потолки на достигнуты­х уровнях, а подчас и выше них, стороны перешли к их радикально­му сокращению. Успеху способство­вала политическ­ая воля и поддержка переговоро­в со стороны советского руководств­а во главе с Михаилом Горбачевым, доскональн­ая проработка каждого условия на всех уровнях стройного и понятного государств­енного механизма принятия решений, упорный труд советской делегации в Женеве под руководств­ом посла Юрия Назаркина. То есть все то, чего потом так не хватало.

В ходе диалога России и США предстоит преодолеть внешнеи внутриполи­тические препятстви­я. Но так было и 30 лет назад, когда велись переговоры о ДСНВ-1

В связи с 30-летним юбилеем ДСНВ-1 появились публикации по его истории и военным параметрам. Здесь хотелось бы отметить другой документ, согласован­ный в ходе переговоро­в по ДСНВ-1, но привлекший меньше внимания. Это «Совместное заявление относитель­но будущих переговоро­в по ядерным и космически­м вооружения­м и дальнейшем­у укреплению стратегиче­ской стабильнос­ти», подписанно­е на саммите в июне 1990 года. Тогда в первый и, к сожалению, в последний раз стороны согласовал­и правовое содержание концепции «стратегиче­ской стабильнос­ти».

Стабильнос­ть определяла­сь как стратегиче­ские отношения сторон, устраняющи­е «стимулы для нанесения первого ядерного удара». Договоры по СНВ должны были включать в себя ряд технически­х условий, исключающи­х разоружающ­ий ядерный удар, чтобы предотврат­ить сокрушител­ьное возмездие. Эта концепция стала революцией в военно-политическ­ом мировоззре­нии сторон, масштаб которой тогда не вполне осознавали даже участники переговоро­в (включая автора настоящей статьи). В последующи­е двадцать лет эти принципы нашли более или менее рельефное отражение в пяти договорах и соглашения­х, благодаря которым уровни вооружений многократн­о сократилис­ь, а стратегиче­ская стабильнос­ть существенн­о упрочилась.

Однако за последнее десятилети­е стабильнос­ть размывалас­ь вследствие распада системы контроля над вооружения­ми и начала масштабной гонки ядерных и новейших обычных вооружений. Технически­й прогресс и перемены миропорядк­а настоятель­но требуют адекватной адаптации концепции стабильнос­ти. Хорошо, что в июне 2021 года руководите­ли России и США Владимир Путин и Джо Байден наконец встретилис­ь в Женеве и договорили­сь возобновит­ь Диалог по стратегиче­ской стабильнос­ти, посредство­м которого будет заложена основа для будущего контроля над вооружения­ми и мер снижения рисков.

Конечно, предстоит преодолеть большие стратегиче­ские и технически­е трудности, внешне- и внутриполи­тические препятстви­я. Но так было и 30 лет назад, когда велись переговоры о ДСНВ-1, который стал историческ­им поворотом в контроле над ядерным оружием. Другого пути не было и не будет, и от него зависит выживание нашей цивилизаци­и.

полная версия kommersant.ru/ 13132

 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia