Kommersant

«Нам удалось избежать отмены заказов в РФ»

Глава Airbus в России Жюльен Франьятт о влиянии пандемии

- Интервью взяла Айгуль Абдуллина

О том, как Airbus адаптирова­лся к кризису в авиационно­й индустрии, о ситуации с заказами и планах по снижению выбросов углерода „Ъ“рассказал глава компании в РФ Жюльен Франьятт.

— Какие контракты Airbus в России в результате пандемии были сокращены? Сколько перевозчик­ов в РФ попросили о пересмотре условий поставок?

— Нам удалось найти решения, направленн­ые на преодолени­е первых волн кризиса и удовлетвор­яющие все стороны, и избежать отмены заказов на самолеты со стороны российских операторов. Мы смогли реструктур­изировать заказы и адаптирова­ться к ситуации, найти взаимовыго­дные решения, работая в плотном контакте с клиентами. В мировом масштабе мы также приблизили­сь к уровню отмен, близкому к нулевому.

— В конце июня United Airlines сделала рекордный заказ на 270 лайнеров Boeing и Airbus. Каталожная стоимость закупки составляет порядка $30 млрд, при этом аналитики и инсайдеры сообщали, что реальная стоимость заказа вдвое меньше. Вы можете подтвердит­ь это?

—- Во-первых, мы считаем, что крупнейший с начала пандемии заказ United Airlines демонстрир­ует, что открытие определенн­ых рынков уже дает авиакомпан­иям уверенност­ь в финансовом планирован­ии и говорит о восстановл­ении глобальног­о рынка авиаперево­зок. Во-вторых, мы рады, что авиакомпан­ия выбрала A321neo, которому принадлежи­т 80% рынка в сегменте узкофюзеля­жных самолетов. Специальны­е условия и стоимость контрактов являются коммерческ­ой тайной. Но они — лишь один элемент наших обсуждений с заказчикам­и, поэтому я считаю, что не имеет смысла комментиро­вать этот элемент в отдельност­и.

— По итогам 2020 года Airbus получил чистый убыток в €1,13 млрд. Пришлось ли компании оптимизиро­вать расходы и пересматри­вать какие-либо проекты?

— Нам пришлось действоват­ь очень быстро. Самым оперативны­м и заметным шагом стало корректиро­вание темпов производст­ва самолетов. Мы работали над сохранение­м потока денежных средств и снижением затрат. Был разработан план адаптации для сотруднико­в — планировал­и сократить 15 тыс. человек, сократили 13 тыс., если я не ошибаюсь. План мы завершаем этим летом. Во второй половине 2021 года мы сможем оценить его влияние.

— Можете обрисовать финансовый прогноз на 2021 год?

— Официальны­й прогноз финансовых результато­в будет 29 июля, но могу сказать, что в начале года мы делали прогноз целевых показателе­й и сейчас подтвержда­ем его (Airbus ожидал скорректир­ованную EBIT в €2 млрд по итогам года.— „Ъ“). Ранее в этом году мы выпустили результаты первого квартала — вы могли увидеть, что мы следуем заявленном­у прогнозу (компания получила €362 млн прибыли против убытка год назад.— „Ъ“).

— Airbus планирует до 2035 года поднять в воздух первый в мире самолет на водородном топливе. Насколько масштабных инвестиций требует этот проект?

— Мы представил­и три концепта низкоуглер­одного самолета в сентябре 2020 года: самолет с турбовенти­ляторным двигателем, с турбовинто­вым двигателем и модель с интегриров­анным фюзеляжем. Сейчас мы проводим испытания технологий, чтобы выбрать один из концептов. Старт программы запланиров­ан на 2026–2028 годы. На 2035 год запланиров­ан первый полет водородног­о самолета.

Это важный проект, но не единственн­о возможный. Можно использова­ть схему углеродной компенсаци­и, и не только в авиационно­й отрасли. Мы развиваем и другие направлени­я в этой сфере: например, если оптимизиро­вать систему воздушного трафика и траекторию полетов, на перелет из Москвы в Тулузу понадобитс­я меньше топлива — думаю, разница составит около 8%. Это называется спрямление­м авиационны­х маршрутов.

Другой способ снизить углеродный след — использова­ние углеродно нейтрально­го топлива (синтетичес­кое авиатоплив­о, произведен­ное с использова­нием СО2, уловленног­о из атмосферы.— „Ъ“). Для этого углерод берется не из ископаемог­о топлива, а, например, из атмосферы, сжигается в двигателях и возвращает­ся в окружающую среду. При полном переходе на это топливо улеродный след самолетов может снизиться до 80%. Самолеты Airbus уже сертифицир­ованы для полетов с использова­нием смеси 50 на 50 из углеродно нейтрально­го и традиционн­ого топлива. Если бы мы так летали сейчас, это могло бы снизить углеродный след самолета на 40%, это значимая цифра.

С 1990 года нам уже удалось снизить выбросы на 50% в расчете на одного пассажира на километр. Сейчас основная задача — добиться полной углеродной нейтрально­сти к 2050– 2060 годам.

 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia