На­ша ис­то­рия - ле­то­пись но­вой Рос­сии

«НТВ 25+». Се­год­ня, ве­чер.

Komsomolskaya Pravda - - Светская хроника -

филь­ма «НТВ 25+». - Как от­ме­ти­те, кол­ле­ги? Алек­сандра: - От­ме­чать мы на­ча­ли за­ра­нее. Мы за­пу­сти­ли ди­джи­тал-про­ект «25 лет НТВ». Мы рас­ска­зы­ва­ем о том, что по­ка­зы­ва­ли но­во­сти НТВ каж­дый кон­крет­ный день, но в раз­ные го­ды. Там со­бра­ны ар­хив­ные ви­део, сю­же­ты. И это - ис­то­рия стра­ны.

- Все ли из то­го, что по­ка­зы­ва­ли, мож­но пус­кать в эфир се­год­ня? Алек­сандра: - Мы стал­ки­ва­ем­ся с этой про­бле­мой с точ­ки зре­ния эти­ки. На­при­мер, мон­ти­ро­ва­ли сю­жет о за­хва­те за­лож­ни­ков в Бу­ден­нов­ске. И там боль­шое ин­тер­вью с Ша­ми­лем Ба­са­е­вым. То­гда это бы­ло нор­маль­но. Ба­са­ев го­во­рит в том ин­тер­вью: «Я не тер­ро­рист, я ди­вер­сант». А за его спи­ной за­лож­ни­ки - па­ци­ен­ты боль­ни­цы. Сей­час слож­но пред­ста­вить та­кое в эфи­ре.

- Вам не ка­жет­ся, что лю­ди сей­час в прин­ци­пе уста­ли от но­во­стей? Вла­ди­мир: - Да, ка­жет­ся. И это зна­чит, что мы жи­вем в нор­маль­ном и здо­ро­вом об­ще­стве. А не в уко­ло­том нар­ко­ти­че­ской иг­лой по­ли­ти­за­ции, как бы­ло в 90-е го­ды. То­гда мы неволь­но по­сто­ян­но на­хо­ди­лись в ин­фор­ма­ци­он­ном по­то­ке, от ко­то­ро­го за­ви­се­ли еже­днев­ные, по­рой ра­ди­каль­ные пе­ре­ме­ны в на­шей жиз­ни. А сей­час по­ни­ма­ем, что без ка­ких-то но­во­стей мо­жем спо­кой­но про­жить. Ес­ли нет ка­ких-то эпо­халь­ных со­бы­тий. Вот в 2014 го­ду сра­зу был всплеск ин­те­ре­са к но­во­стям. Это Крым и Дон­басс. Вла­ди­мир Чер­ны­шев и Алек­сандра Ко­шар­ниц­кая уве­ре­ны, что НТВ ни­ко­го не оста­вит рав­но­душ­ным. Алек­сандра: - Ко­гда по­сто­ян­но на­хо­дишь­ся в ин­фо­шу­ме, ино­гда жить не хо­чет­ся. Ощу­ще­ние, что пря­мо сей­час или нач­нет­ся ядер­ная вой­на, или те­бя со­бьют на пе­ре­крест­ке. Но, по ста­ти­сти­ке, имен­но сей­час мир значительно без­опас­нее, чем был ко­гда-ли­бо. Про­сто пе­ре­да­ча ин­фор­ма­ции про­ис­хо­дит с та­кой скоростью и в та­ком ко­ли­че­стве, что лю­дям ка­жет­ся, что мир на гра­ни.

- Вла­ди­мир, вы ав­тор филь­ма «НТВ 25+». Ско­рее все­го, сей­час де­сят­ки лю­дей на вас оби­дят­ся - ме­ня не по­ка­за­ли, все не так бы­ло! Вла­ди­мир (сме­ет­ся): - Я сра­зу пе­ред все­ми из­ви­ня­юсь, ко­го не уда­лось за­пи­сать. Те­ма об­шир­ная и бес­ко­неч­ная. Мож­но бы­ло сде­лать фильм про на­шу внут­рен­нюю кух­ню, про на­ши про­ти­во­ре­чия, от­но­ше­ния. Но это ма­ло интересно ши­ро­ко­му зри­те­лю. Мы ис­хо­ди­ли из то­го, что НТВ - ле­то­пи­сец сво­е­го вре­ме­ни. И сде­ла­ли фильм о том, как ме­ня­лась стра­на, гла­за­ми ре­пор­те­ров НТВ.

- Кто-то из быв­ших энт­э­вэш­ни­ков от­ка­зал­ся участ­во­вать в про­ек­те? Вла­ди­мир: - Да, от­ка­зы бы­ли. 25 лет - боль­шой срок… Че­рез 25 лет по­сле Вто­рой ми­ро­вой вой­ны мы уже с нем­ца­ми дру­жи­ли. А неко­то­рые лю­ди за­та­и­ли оби­ду - кто на что. Это де­мон­стри­ру­ет, что ис­то­рия НТВ жи­ва в их серд­цах и ду­шах, что они свою жизнь де­лят на НТВ и то, что бы­ло по­сле НТВ.

- Для ме­ня НТВ это преж­де все­го ин­фор­ма­ци­он­ный ка­нал. Но мно­гие на­зы­ва­ют его «кри­ми­наль­ным». Как от­но­си­тесь к та­кой оцен­ке? Алек­сандра: - Да, в ка­кой-то мо­мент у НТВ был кри­ми­наль­ный флер. И мы до сих пор со­хра­ня­ем в на­шей сет­ке кри­ми­наль­ные се­ри­а­лы, по­тому что они са­мые рей­тин­го­вые и у нас, и во всем ми­ре. Глу­по от это­го от­ка­зы­вать­ся. Но на­ши ин­фор­ма­ци­он­ные про­ек­ты, про­ек­ты лайф-стайл ни­как не ме­нее ле­ген­дар­ны. Мы хо­те­ли этим филь­мом до­не­сти, что те­ле­ка­нал раз­ви­ва­ет­ся. НТВ ни­ко­го не остав­ля­ет рав­но­душ­ным! И даль­ше бу­дет толь­ко ин­те­рес­нее. На­при­мер, уже ско­ро вы уви­ди­те но­вый се­зон очень доб­ро­го про­ек­та «Ты - су­пер!».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.